Разговор: Дима Сол

Молодые актеры русского Лондона. Кто они?

Дима Сол – играет роль Шарикова в “Собачьем сердца” в постановке Виктора Собчака в театре Арт-Вик. Появился он на лондонской сцене год назад в одной из сложнейших ролей мирового репертуара: он сыграл Треплева в “Чайке” в постановке того же режиссера. Я хорошо помню первое впечатление от игры молодого актера: в нем чувствовалась внутренняя культура и вместе с тем сильнейшая эмоциональная самоотдача. Это впечатление углубилось после просмотра его дальнейших ролей в спектаклях Виктора Собчака. Помимо Треплева за год он сыграл князя Мышкина в “Идиоте” Достоевского, Шута в “Короле Лире” Шекспира, Полякова в “Морфии” Булгакова, несколько ролей в “Лолите” Набокова и в спектакле “Жена на продажу” на основе Чеховских фарсов. И вот сейчас Шарикова. 

Поздравляю Вас с премьерой! Какие у Вас впечатления после спектакля?

У нас было очень много препятствий на пути к этому спектаклю: кто-то уезжал, кто-то очень сильно переживал, что не справится с ролью, но к самому спектаклю мы собрались, и пока все, что я слышал о нашем спектакле, – это хорошие вещи.

Что для Вас было самым сложным в роли Шарикова?

Сложным было именно то, что я как человек совершенно не такой, как Шариков… И главной преградой являлась именно задача устранить самого себя. Насколько это вышло, решать уже зрителям, которые знают меня не только как актёра на сцене, но и лично.

А как Вам пришла мысль стать актером?

Я, наверное, не решился бы стать актером, если бы не играл в театре, когда учился в школе.  Я родился на Украине, в Днепропетровске, но вырос в Германии. К нам в школу пришли люди из Национального театра Гановера. У них был проект про то, как мальчик становится мужчиной. Не в сексуальном плане, а как он растет, как меняются его принципы, моральные ценности, про его отношения с отцом. Полгода я с ними работал, 10 часов в день я проводил в театре, было интересно.

А потом я учился в экономической гимназии, работал в очень хорошей компании и у меня была прекрасная зарплата, но, поработав два года, я понял, что это не то, чем я хочу заниматься. Мне хотелось получать удовольствие от того, чем я занимаюсь, хотелось смотреть за пределы своего горизонта и у меня было стремление прожить необычную жизнь. И я подумал: чем бы я мог заниматься? У меня было два фаворита: танцы – я занимался брейк-дансом и электробуги- волны – и театр. Я подумал, что когда мне будет за сорок, я вряд ли буду брейк-данс танцевать, и решил стать актером, потому что можно все использовать: и умение танцевать, и умение контролировать тело. И еще я подумал: почему я должен ограничивать себя немецким языком? Я хочу заниматься этим во всем мире. Здесь я три года.

А где Вы учились актерскому мастерству?

В двух местах. Когда я сюда приехал, я поступил в Southbank University на факультет Drama and Performance и два месяца назад я его закончил одним из лучших и получил диплом бакалавра. У меня был выбор делать в группе или самому дипломный спектакль. Я решил делать сам и взял “Записки сумасшедшего” Гоголя на английском языке.  Многим очень понравилось, незнакомые люди ко мне подходили, спрашивали визитную карточку.

А еще год назад я попал в компанию Арт-Вик и начал с ними репетировать “Чайку” Чехова. Самое смешное, что на первом курсе университета я репетировал “Чайку”, и мы ее даже играли, но за два часа первой репетиции с Виктором Собчаком я узнал об этой пьесе больше, чем за весь семестр в университете.

Что Вы думаете о своих разнообразных ролях?

Мне грех жаловаться, 90 процентов актеров в мире за свою жизнь не сыграют тех ролей, которые я сыграл за год работы с Виктором. Сейчас планируем Гамлета делать. Есть такие режиссеры, которые говорят: я не поставлю Гамлета, пока у меня не будет актера, который уже Гамлет готовый. У Виктора совершенно другая позиция, он говорит: я сделаю такого актера, я его выращу. Я себе желаю, чтобы у меня было еще несколько режиссеров в моей карьере, с которыми будут такие хорошие отношения, как с Виктором. Ты переживаешь  о чем-то – можешь ему написать, он тебе ответит, всегда готов помочь. И очень интересно заниматься с ним: он развивает тебя не только как актера, но еще и как личность, интеллектуально. И очень часто бывает такое: мы разговариваем,  и очень многие имена, события из истории театра,  термины для меня звучат впервые, а для него это норма. К тому же мы работаем много с русской классикой. Что  еще делает его уникальным – это его опыт. Я не знаю точно какая цифра, но он поставил около четыреста спектаклей.

Как Вы думаете, почему Виктор ставит спектакли именно на Вас?

На самом деле он меня очень часто критикует. Соберемся и он говорит: “Все молодцы, кроме одного человека.” Есть такие шутки. Он очень любит работать с молодежью, он верит, что молодежь хочет развиваться, расти и помогает в этом. И вот пришел я неопытный, и ему было очень интересно развить меня, и при этом он видел мою самоотдачу и интерес. Мне самому интересно стать лучше, узнать больше, и он это чувствует. А когда он получает самоотдачу, ему хочется еще больше вложить в тебя. Большую часть жизни Виктор работает в Англии, у него было очень много актеров, и так интересно получается, что очень часто в Арт-Вик приходят просто люди потому, что им хочется играть в театре, а выходят актеры. Приходят обычные люди с желанием, а выходят уже с умением.

Я знаю, что Собчак очень быстро  репетирует, как это влияет на Вас?

Это довольно большая нагрузка, к тому же мы тяжелые вещи берем: мы делали “Морфий”, “Чайку”, “Короля Лира”, “Идиота”. Это безумно тяжелые пьесы и персонажи. Мне 24, а я играл Мышкина – ему 27 лет. Мы репетировали четыре с половиной недели, и за этот период нужно прожить эти 27 лет жизни Мышкина. Это очень тяжелая задача. Это означает, что ты отрепетировал, потом пришел домой и дальше продолжаешь репетировать. Перед зеркалом, без зеркала – заперся в комнате и дополнительно репетируешь.

Научили ли Вас чему-то Ваши партнеры?

Конечно, обязательно, особенно, в “Чайке”, когда я только пришел и играл с одним актером, который 25 лет уже играет, я ему говорю: интересно, а я еще 25 лет не жил… Поэтому, естественно, было чему научиться. И Елена Knight, которая здесь работает много лет и преподаёт, меня учила: как стоять, чтобы публика видела тебя, как голос держать, как разрабатывать логику своего персонажа. Кроме того, я понял, что очень важно не только то, как ты играешь, но и то, как ты ведёшь себя по отношению к своим партнерам, как ты их слушаешь и реагируешь на них. Это все, конечно, учится не дома за книжками и не по видео на youtube, а во время процесса.

Какую из своих ролей вы считаете наиболее успешной?

Наверное, Полякова в “Морфии”, хотя про Шута в “Короле Лире” многие говорили, что это было лучшее, что они видели в моем исполнении. Очень было интересно наблюдать за людьми, когда они выходили после ”Морфия”: они были такие убитые, на них подействовал этот спектакль, люди сильно переживали. И потом на Фейсбуке отзывы писали: кто-то что-то вспомнил в прошлом, кто-то вспомнил отца, кто-то вспомнил друзей…

Что Вам помогает развиваться как актеру?

Что мне действительно помогает стать лучше – это получить втык. Прийти на репетицию, чтобы у меня не получилось, на меня режиссер наедет за это, я начинаю на себя злиться и винить себя.  Прихожу домой, злюсь… когда мы делали “Идиота”, я думал: зачем вообще я этим занимаюсь? Доиграю и брошу все, уеду в Германию… Потом успокаиваешься, говоришь себе: надо собраться, ты можешь это, и начинаешь делать по-другому, идет прогресс.

На каком языке Вам больше нравится играть, на русском или на английском?

Я не чувствую разницы. Акцент у меня еще есть в английском языке, но я очень много над этим работаю и, когда я разговариваю по-английски, люди не скажут никогда, что я с Украины или русский.  Когда мы играли “Идиота” на английском мне было гораздо легче запоминать текст, чем текст “Морфия” на русском. Я, конечно, стремлюсь  играть на английском.

Кто Ваши любимые партнеры?

Когда мы делали “Идиота” половина состава была русские, половина – англичане. Есть один актер – Rob Antony, он играл Рогожина в “Идиоте”, Кента в “Короле Лире”, Воланда в “Мастере и Маргарите”. Мне безумно нравится, что, когда мы что-то сделаем, он отходит в сторону, начинает обдумывать, почему его персонаж это сделал, сам с собой это обсуждает. Умный актер и с ним очень интересно работать. И если я вышел за рамки своего персонажа, он мне говорит: “Подожди, подожди, по-моему твой персонаж такого бы не сделал.” Он не только на себе фокусируется, но и на партнере.

Каким Вы видите свое будущее?

Я безумно хотел бы сняться в ситкоме, в сериале юмористическом. Я когда приходил после “Морфия” домой, то просто падал и все. А когда играешь комедию, ты себя гораздо лучше чувствуешь после выступления. Да, ты выложился физически, но морально ты не так сильно устал, как после трагедийных или драматических ролей. Мне еще очень нравится актер Christian Bale – такие перевоплощения! Интересные фильмы у него. Вот таких ролей мне очень бы хотелось. Не дурака играть. К этому и стремлюсь.

О Диме рассказывает актриса Елена Knight:

Я помню своё первое впечатление от Димы. Я пришла на первую репетицию “Чайки”, где я играла Аркадину, и конечно же, я очень волновалась. Для меня безумно важно, кто мои партнеры. Виктор Собчак представил мне моего “сына”,Треплева – Диму Сол… После репетиции летела домой на крыльях – счастливая и вдохновлённая. Я знала, что все произойдет, и – произошло. Дима – прекрасный театральный партнёр: с ним легко и надежно, он – ищущий, потрясающе работоспособный, и, конечно же, талантливый актёр. А ещё он просто прекрасной души человек. Я как-то упомянула, что тысячу лет не ела домашних пирожков – на следующий день я была потрясена до глубины души – да! Дима принес домашние пирожки!!!

О Диме говорит режиссер Виктор Собчак:

Мне нравится, как изменился Дима, я себя чувствую его учителем. Он знает, какая планка каждый раз перед ним поднимается: Достоевский, Шекспир, Булгаков. За свою жизнь я работал со многими талантливыми молодыми актерами, и их всех роднит умение слышать и воплощать. Дима слушает замечания на репетиции и на следующий день приносит свою интерпретацию. И он не ноет, когда его бьют, он держит удар, задумывается и работает. Я никогда раньше не ставил “Собачье сердце”, и сегодня был живой спектакль, Булгаков живой, во многом и благодаря Диме.  Я не хочу его перехваливать, но это самый талантливый русскоговорящий актёр в Лондоне сейчас. Я в этом уверен. Потому что он играет роли от трагедии до фарса и от мелодрамы до абсурда, на которых многие могли бы сломаться. А он это делает, и на обоих языках.

Интервью подготовила Наталья Колосова

Кандидат искусствоведения

Спектакль “Собачье сердце” в постановке ART VIC можно увидеть 4-5 октября – билеты тут

 

error: Content is protected !!
Afisha.London

БЕСПЛАТНО
ПОСМОТРЕТЬ