Разговор: Вениамин Смехов «Здравствуй, однако…»

27 Февраля, 2019

С 1 по 3 марта в Лондоне при поддержке Genesis Philanthropy Group пройдет Arbuzz J-Fest – фестиваль, посвященный русскоязычной еврейской культуре. Насыщенные три дня завершатся музыкально-поэтическим представлением Вениамина Смехова «Здравствуй, однако…» по его одноименной книге о Владимире Высоцком. Актер рассказал Афише Лондона о своем особом отношении к Лондону, о месте еврейства в его жизни и про работу с ведущими современными режиссерами.   

О гастролях

Уже на старте актерской жизни я понял, что мы, актеры, все —от природы больные кочевники. Вспомните хотя бы фильмы Феллини или наши фильмы о бродячих труппах. А Московский Театр на Таганке был таков, что власти его не пускали в путешествия и  постоянно думали закрыть. Значит, нам тем более хотелось вырваться куда-нибудь на гастроли. Когда наступила перестройка, такая возможность появилась.

С моей женой Галей Аксеновой у нас получилась замечательная команда: мы и родину охватили поездками, и много бывали за границей – и по дружбе, так сказать, и по профессии. С тех самых перестроечных времен, когда открылся железный занавес, мне очень повезло исколесить практически весь белый свет. Израиль, Германия и Америка – три страны, где я начал получать режиссерские контракты. И в 90-е, и в новом веке мои концертные программы, встречи с соотечественниками за рубежом и со зрителями в России – важнейшая часть моей жизни. В последнее время больше всего поездок было из-за двух моих спектаклей. Оба – неожиданные, потому что, давно покинув Театр на Таганке, я снова оказался на родной сцене. Один появился по идее, увы, покойного, замечательного поэта Евгения Евтушенко, дружба с которым связывала и Таганку, и меня лично. Как во времена моего соавторства с Ю.П.Любимовым, я сделал большую композицию, и она оказалась счастливой. Спектакль «Нет лет» – по названию стихотворения поэта и песне Сергея Никитина – уже много поездил по миру. Играют в нем любимовские питомцы XXI века («последнего призыва Учителя»). Несмотря на то, что он уже шестой год на сцене, да и Таганка теперь – «не та Таганка», а совсем новое театральное явление, спектакль продолжает идти. Уверен, что 10-го марта, когда мы будем его играть, он снова принесет радость и зрителям, и актерам. Второй мой спектакль «Флейта-позвоночник» посвящен Маяковскому и русской поэзии. С ним мы гастролировали уже в Лондоне и встретили нас (похвастаюсь) прекрасно – люди разве что на потолке не сидели. Во «Флейте» со мной рядом – два любимовских любимца: красавица Маша Матвеева и красавец Дима Высоцкий.

О Лондоне

К выступлению в Лондоне я, наверное, душой готовлюсь больше, чем к другим привычным гастрольным поездкам. Потому что, успев побывать везде – от севера Канады до юга Австралии и объездив всю Америку и Европу, до Лондона я никак не мог доехать — вплоть до такого своего «солидного» возраста. Первая поездка состоялась всего лет пять тому назад по приглашению хорошей команды соотечественников. Правда, концерт проходил в предместье Лондона и города я не увидел. А потом повезло с компанией по имени Arbuzz – какое красивое слово с ударением на первом слоге! Эта команда и чудесные девушки Дина и Аня делают очень важное для всех приверженцев русского языка и русской культуры дело – для взрослых и детей. Так я побывал в Лондоне во второй раз. В целом, с Лондоном я не спешил, мне хватало других интересных проектов. Но когда я попал сюда снова на конференцию Лимуд и со спектаклем «Флейта-позвоночник», я наконец-то познакомился с этим потрясающим городом. Королевский парад перед Букингемским дворцом, пушки, которые празднично милитаризировали пространство… И сотни людей, которые встречу с королевским ритуалом и с Бабушкой Лизой лично почитали радостью всей жизни: может быть, и десертная – но ведь радость! Подобные впечатления питают любого благовоспитанного человека искусства.

 

О «Здравствуй, однако…»

Я с удовольствием жду новую поездку, так как она связана с одним из главных моих событий — выходом книги «Здравствуй, однако…», посвященной Владимиру Высоцкому и написанной к его 80-летию. Можно считать, что начало этого года – завершение сезона юбилейной памяти. Конечно, для меня это не первое книжное выступление, я – литератор (по запасной профессии). Новая книга включает и часть того, что уже было мною сказано, и новые размышления – как исповедь перед читателями, которым очень дорог поэт Высоцкий.  Даже спустя почти сорок лет после его ухода… Это феноменальный случай в культуре, я бы даже сказал – в мировой. Сравнить его можно, разве что, с Чаплиным, который остается живым классиком и продолжает влиять на новые поколения. И о феномене Владимира Высоцкого, об его уникальности, в реальных деталях и нюансах – эта книжка. Она подогрета моими записями того времени, к которым я не обращался сорок с лишним лет – записями о нашей повседневной жизни на Таганке. В презентации этой книги со мной вместе выступает Дима Высоцкий, замечательный артист. Фамилия его однозвучна с фамилией великого актера и поэта. По поэтической рифме судьбы – он в театре на Таганке нового века стал тоже лидером, играл и играет главные роли в любимовских спектаклях. Впрочем, судьба у него шире, чем у актеров Таганки: он и актер, и музыкант, и настоящий протагонист, который ведет за собой команду. Дима исполняет главные роли в лучших любимовских спектаклях, в том числе песни и стихи Высоцкого в знаменитом спектакле его памяти, созданном нами, теми, кто 16 лет проработал с Володей на одной сцене. А сегодня там играет наша смена…

О еврействе

По существу действительности и по правде жизни, я являюсь русским актером и литератором. Мои культура и язык – русские. Профессионально я просто неразрывен с этим божественным даром небес – русским языком. Что же касается моей крови, то это большая тема, которую я пережил с моими родными в послевоенные годы. Тогда слово «еврей», благодаря бесчеловечному режиму сталинского и советского времен, было приравнено к ругательному. Но на мое счастье, я был защищен мудрыми родителями и добрыми друзьями и комплекс неполноценности, который, конечно, как у всех советских, и не только, евреев у меня был, сильно заглушался жизнью и работой. Что же касается сегодняшнего дня, то Израиль занимает важное место в моей жизни. Израиль друзей, Израиль сионизма, Израиль наших отказников – большая тема. В Израиле я много гастролировал. В шутку мы называем его филиалом Московской филармонии. Еврей и по маме, и по папе, я очень горжусь своей работой на израильской сцене: в иерусалимском театре «Хан» я ставил булгаковского «Дон Кихота», а музыкальную сказку «Али-Баба», предмет моей авторской гордости, переводили на иврит – это была интересная, смешная и добрая история в Театроне Хайфы.

 

До этого, в 1990-м году с громоподобным успехом прошла поездка на Иерусалимский Фестиваль Юрия Петровича Любимова с труппой Театра на Таганке. А в 2010-е годы особым чудом была горячая реакция «русского Израиля» на мои спектакли «Нет лет» и «Флейта-позвоночник». В Израиле мы выступали также с моей дочерью Аликой и нашим спектаклем «12 месяцев танго». Это мой перевод старых польских танго – тоже еврейская тема, потому что великие композиторы и музыканты Польши, которые заразили Россию музыкой танго в 32-м году, в 39-м шли к газовым камерам и нацисты заставляли их играть «Танго смерти». С Аликой и Марком Тишманом мы вели Хануку в Большом Кремлевском дворце. Кроме того, у меня есть серьезная надежда, что в конце этого года состоится то, чему был инициатором гениальный музыкант нашего времени Евгений Кисин. 70-летней годовщине суда над еврейскими поэтами, членами Еврейского Антифашистского Комитета, мы хотим посвятить спектакль: на идиш и на русском…

Если в детстве вокруг меня была вражда по отношению к моей еврейской крови и ко мне как еврею, то сейчас это, в худшем случае, – равнодушие или латентный антисемитизм, а в лучшем – нормальное человеческое понимание того, что Господь един и все мы – Его дети. С моей еврейской кровью связано также то, что большая часть моей семьи – моя сестра с детьми и внуками живут в Германии. В Аахене с 91-го года проживали мои родители, там же они и похоронены. Так чтоеврейская община, или Jüdische Gemeinde, или Jewish Community – это уже слова внутрисемейные.

О новом театре

Мне повезло с любовью – с моей женой, которая преподавала в школе-студии МХАТ и является доцентом этой, на сегодняшний день, лучшей театральной школы России. Там вели курсы чудесные мастера, на чьи спектакли Галя принуждала меня ходить. Принуждала, поскольку есть такое поверие, что актерам место на сцене, а в зале сидят зрители. А мудрая жена моя научила меня быть счастливым зрителем в Школе-студии МХАТ, когда там учились студенты Золотовицкого, Брусникина, Козака, Райкина и Рыжакова. Но самым любимым курсом был курс Кирилла Серебренникова. Он – выдающийся учитель и деятель культуры. И его ребята – золотая труппа Москвы, театр под названием Гоголь-центр. В Гоголь-центре мы были и как зрители, и как друзья. А потом Максим Диденко, очень яркий, дерзкий, талантливый режиссер пригласил меня на роль Бориса Пастернака в спектакль «Сестра моя – жизнь». Цикл «Звезда», придуманный Серебренниковым, посвящен пяти великим именам Серебряного века – Ахматовой (спектакль, где играет моя замечательная партнерша по Таганке и друг Алла Демидова), Мандельштаму (с моей любимейшей актрисой и другом Чулпан Хаматовой), Маяковскому, Кузмину и Пастернаку. Я думаю, что правы те, кто выделяют спектакль Диденко – он сделан необыкновенно сильно и магически действует на зрителей. С Максимом Диденко я работал еще один раз: к столетию Юрия Любимова он вместе с Брусникиным, увы, ныне покойным, и труппой его Мастерской придумал спектакль «10 дней, которые потрясли мир». Это было необыкновенно бурное, пластичное, иммерсивное зрелище, в котором принимали участие замечательные артисты, художники, музыканты и дизайнеры. В огромном Музее Москвы, где он проходил, у меня была «своя» комната, в которой я рассказывал блуждающим по зданию зрителям о том, какой была «великая Таганка» – Боровский, Высоцкий, Любимов, ну, и все мы… А нынче Виктор Рыжаков, у которого тоже прекрасная труппа –  студенты Галины Аксеновой и очень дорогие мне актеры, затеял с Евгением Мироновым спектакль по пьесе Ивана Вырыпаева «Иранская конференция» в Театре Наций, там будет и моя роль…

Мне нравится работать с молодыми художниками. В юности я все время проводил со старшими товарищами – учился у них. С некоторых пор все наоборот – учусь у молодых.

Беседовала Ольга Павлова

 

Интервью приурочено к фестивалю Arbuzz J Fest 1 –3 марта. Фестиваль для всех, кому интересна русскоязычная еврейская культура.

В программе:

Фестиваль проходит при поддержке Genesis Philanthropy Group