[Не]Простые люди: Евгения Муравьева | Афиша Лондон

[Не]Простые люди: Евгения Муравьева

23 Декабря, 2019

Рождество – волшебное время, когда принято дарить добро просто так, без всякой для себя выгоды. Просто для того, чтобы делать мир лучше. В последние дни декабря нам захотелось выпустить материал в нашей постоянной рубрике [Не]Простые люди как раз о таком человеке. Евгения Муравьева — основатель сообщества Russian Chelmsford. Усилиями Жени и её команды за последние три года жизнь русского сообщества в маленьком английском городе Челмсфорде буквально расцвела.

 

Родной город: Москва
В Англии: 6 лет, из них 4 года в Челмсфорде
Образование: Московский государственный педагогический университет, факультет психологии и педагогики
Основной вид деятельности: до переезда — руководитель отдела подбора персонала и коммуникаций в банке и автобизнесе (компании численностью более 5 тысяч человек). В общей сложности – более 15 лет в сфере HR. В настоящее время – мама маленьких сына и дочки
Для души: основатель сообщества Russian Chelmsford, организатор многих русских мероприятий для детей и взрослых в  Челмсфорде, в том числе, концертов Михаила Казиника и арт-проекта The Ship of Tolerance Эмилии и Ильи Кабаковых (при поддержке Ксении Кузьминой)

 

— Женя, русская жизнь в Челмсфорде кипит. Давно наблюдаю за вашими мероприятиями, хотя и не живу здесь: чего стоил хотя бы приезд Михаила Казиника специально к вам, да еще на два дня! Я представляю, каких недюжинных сил требует такая работа. При этом всё, что ты делаешь, – от души, просто так, не зарабатывая на этом денег. Что тобой вообще движет, где ты берешь силы, энтузиазм, и для чего вообще ты всё это делаешь?

— За два года жизни в Лондоне, до переезда в Челмсфорд, я привыкла к доступности культурных мероприятий на любой вкус, возраст и аудиторию. Было жалко все это оставлять, но мы решили переехать в более комфортный для семейной жизни город. Ни разу о своем выборе не пожалели, но здесь по сравнению с Лондоном и правда нет никакой культурной жизни. С маленькими детьми каждый выезд в Лондон — подвиг! И я поняла, что надо развивать всё это здесь, приглашать интересных людей к нам.

Я проработала в сфере коммуникаций в общей сложности больше 15 лет. Привыкла делать проекты с нуля, добиваться хороших результатов, вести переговоры на различных уровнях. Руководство доверяло мне сложные проекты, и я их всегда достойно закрывала. Это так здорово — видеть измеримый результат своей работы. Наверное, поэтому, став мамой, я не могу заниматься только домом, для меня важно сохранить прежний темп. Это не карьеризм или желание руководить, а абсолютно нормальная потребность не прекращать прежнюю жизнь, профессиональное общение. Плюс мне важно жить в окружении светлых людей, добрых и порядочных. Но такое пространство не появится само, его нужно создать вокруг себя.

 

 

— С чего ты начала формировать это пространство?

— Четыре года назад я создала группу русских мам Челмсфорда на Фейсбуке. Сложился маленький круг женщин с детьми похожего возраста, и я начала проводить игровые  занятия, чтобы все сдружились. Мой энтузиазм был на пике, мотивация сумасшедшая. И поскольку я как HR привыкла смотреть на группу как на единый организм и мыслить в терминах результативности, я поняла, что это свободная ниша, её надо развивать. Спустя полгода нас было 50 человек, потом 100, сейчас — более 350. Для города за Лондоном – это большая цифра. Наша группа Russian Chelmsford – именно комьюнити, а не просто группа на Фейсбуке. Сделать этот ресурс массовым не было цели, точно также как не было цели собрать аудиторию для дальнейшей продажи чего-либо, что на данный момент переполняет всевозможные социальные сети. Задача была помочь с адаптацией новичкам, создать условия для знакомства людей, облегчить поиск информации, связанной с новым городом. У нас столько интересных историй переездов: Москва, Дубай, Узбекистан, Бельгия и другие страны. У нас появилась субботняя школа «Исток», а англичане знают нас, как русское сообщество, мы активно участвуем в местных мероприятиях, нас поддерживают. Все это нужно мне и моей семье в первую очередь, это и есть моя основная мотивация.

— В отличие от многих подобных сообществ, Russian Chelmsford существует не изолированно, а плотно сотрудничает с англичанами. Расскажи, как они относятся к русским и почему поддерживают вас?

 — Сотрудничество складывается по крупицам. Однажды мы с дочкой гуляли в Хайландс парке и увидели арт-мастерскую. Я как раз искала детям учителя рисования, поэтому мы зашли и познакомились с художником Джеймсом Вилкинсоном. Разговорились. Оказалось, это уникальный человек: он всю жизнь интересовался Россией, написал портрет Гагарина, его отец собирал всё, что касалось российских космонавтов. Я сразу же загорелась идеей взять у Джеймса интервью, при том, что мой английский был ещё совсем слабым (всю жизнь учила немецкий). Мы встречались несколько раз, сдружились. Джеймс стал первым человеком, который сказал очень важную для меня тогда вещь: «Ты делаешь очень важное дело. У нас, англичан, образ русских людей складывается из общения с тобой и такими же людьми, а не из новостей о России». Эта фраза меня окрылила, вдохновила, она прозвучала как раз тогда, когда мой энтузиазм стремился к нулю, потому что такой поддержки я не получала даже от своих соотечественников.

 

 

Встреча с Джеймсом стала поворотной точкой, выходом нашего сообщества на новый уровень. Он пригласил меня на свою благотворительную выставку, где собирали деньги на операцию местной девочке, и там познакомил меня с сотрудником мэрии – именно как представителем русского сообщества в Челмсфорде. Позже они организовали фестиваль разных культур, мне позвонили и предложили участвовать. Время было неудобное: конец августа, все как раз в отпусках. Но я придумала, как это представить: все бывшие советские плюс дружественные республики, которой оказалась… Болгария! Я познакомилась на Фейсбуке с болгарским танцором, который в обычное время работает совершенно в другой сфере, к тому же ехать им до нас четыре часа. Но у него потрясающий коллектив, костюмы, все обожают свое хобби. И они откликнулись на мою просьбу! В итоге мы ярко представили русскую культуру, все нас запомнили. К нам подходили многие англичане, в том числе представительница мэрии, которая отвечает за разные комьюнити и пригласила меня на встречу, где я должна была рассказать о русских в Челмсфорде.

Потом нас позвали на радио BBC Essex. Смешная история: я бежала сломя голову по торговому центру с огромным постером-матрешкой. Не заметить меня было очень сложно. И меня остановил Ник Гарнер (Nick Garner), музыкант из Челмсфорда, с которым я познакомилась на одном из мероприятий. С ним была известная в Челмсфорде ведущая радиостанции Sadie Nine, которая как раз готовила программу про разные комьюнити. На пике скандальных новостей из России к нашей стране был особый интерес, и таким образом мы попали на радио.

 

Наш Челмсфордский музей поддерживает все культуры, представленные в городе. Но я сразу поняла: чтобы заручиться поддержкой, нужно сначала проявить себя, поддерживать местные мероприятия. Показать нашу доброту, наш тёплый русский характер, и тогда к тебе будут относиться так же. Это как в институте: сначала ты работаешь на зачётку, а потом зачётка работает на тебя. Я считаю, что даже в бесплатной работе твои наработки, опыт никуда не пропадают. Мне жаль, что большинство мам не рассматривает время своего декрета как ресурс. Ведь работая волонтером, можно развить многие навыки, добиться результатов, которые потом пойдут в резюме.

— Как тебе удалось зазвать Казиника в Челмсфорд? Даже в Лондоне организовать такие концерты сложно, это требует огромных усилий и вложений.

— Я и сама до сих пор не могу поверить, что к нам приезжал Казиник, жил в моём доме, лично общался с моими детьми, для меня это как сказка. Он великий человек нашего времени. Он дал два концерта в Челмсфорде: для взрослых в главном кафедральном соборе и детский, на который приехали гости из Лондона, Северного Йоркшира и других городов. Это было очень ответственно, волнительно и, конечно, показательно. Проделав колоссальную подготовительную работу, мне с трудом удалось собрать местную аудиторию, потому что не все знали, кто такой Казиник, зачем на него идти. При том, что приехали люди из Лондона и из соседних городов (Колчестер, Саут Энд). Грустно, что всё локальное общение у русских состоит из малых групп, которые чаще всего между собой не общаются, отсюда такие результаты.  Донести информацию было крайне сложно и, как я поняла позже, не всем это и надо. Мне пришлось вложиться финансово, но я не жалею об этом опыте. Концерты прошли замечательно, обстановка была камерная, и все, кто доехал, были счастливы познакомиться с Михаилом Казиником так близко. Я постаралась привлечь интересных людей к сотрудничеству, таких как джазовая певица Яна Фортеп. Импровизация Яны с великолепной пианисткой Мариной Осман звучала как выступление, заранее подготовленное на высшем уровне. А как я решилась пригласить Казиника в Челмсфорд – это была шальная мысль: на концерте в Лондоне рядом со мной оказалась Инга Лайзан, известная российская телеведущая, которая теперь живет в Лондоне. Я сказала: «Как бы было здорово позвать Михаила к нам», а Инга посоветовала просто подойти к его сыну и договориться. Борис (сын Михаила Казиника – Н.С.) потом мне рассказывал: «Ты подошла с таким горящим взглядом, что невозможно было отказать». Они меня запомнили и написали, что согласны дать концерт и в Челмсфорде, когда запланировали поездку в Лондон по своим делам. Я очень благодарна Инге Лайзан и за напутственные слова, которые она мне прислала накануне концерта, когда силы меня просто уже покидали – так это все оказалось сложно. И всем нашим мамам благодарна за поддержку. Могу сказать, что все контакты строятся на личном обаянии. Альтруист ищет альтруиста, мне нечего предложить взамен, только обмен эмоциями и энергией.

— Похоже, у тебя нет страха, что проект не сложится, ты легко берешься за любые задачи?

— У меня нет барьеров в общении, я действительно могу решить любую коммуникационную задачу, и так подхожу к любому проекту. В свои 18 лет я работала личным помощником руководителя частной телекомпании, принадлежавщей крупному бизнесмену, Анатолию Климину (если помнишь, в 90-е годы был такой бренд «Том Клайм»). Задачи приходилось решать самые разные: например, за неделю найти и взять в аренду самолет. Интернета ещё не было, из источников информации – только справочник «Moscow business telephone guide». С тех пор для меня нет нерешаемых задач: сразу прикидываю, что могу сделать сама, а где нужно привлечь другие ресурсы. Но я легко это делаю: инвестирую, ищу людей, мне не жалко таких вложений ради результата.

— Но ведь ещё приходится и других мотивировать, заражать своим энтузиазмом. Помогают ли твои навыки HR находить правильных людей?

— Для меня люди проверяются в умении сотрудничать, здесь всё всплывает на поверхность. Лояльность играет не последнюю роль, но как показывает практика, это всё реже встречается. Каждый человек будет действовать в своих интересах.  Я за то, чтобы не совмещать дружбу и дела, потому, что в делах есть обязанности и сроки, а по дружбе ты можешь попросить, но там как получится, без обязательств. В этом, наверное, вся сложность работы с сообществом, ты делаешь всё в одиночку. Берешь на себя риски и все организационные моменты. Помощь приходит уже на месте, но заранее никаких гарантий никто не дает. А я подвести не могу, если дала слово.

 

 

— Какие ещё подводные камни в такой работе?

 — Как только состав нашей группы стал больше 100 человек, в ней начали формироваться микрогруппы. Это совершенно нормально. Как писал Юваль Ной Харари в своей книге «Краткая история человечества»: уже в компании из 50 человек насчитывается 1225 индивидуальных взаимоотношений и огромное количество более сложных комбинаций. Опыт корпоративных коммуникаций помогал мне, но в тоже время мешал. В компании всегда соблюдается элементарная этика, есть правила, которым людям следуют. В сообществах это не работает, слишком разнообразная аудитория и, естественно, никто никому не подчиняется, да ещё тебя постоянно оценивают, каждый твой шаг. Многие не понимают моей серьезности в работе, оскорбляются. Таким людям не нужно делать что-то полезное, хочется просто сплетничать или флудить, не жалко тратить на это время. Моя мотивация им непонятна и всё время кажется, что делаю всё «не просто так», а с какой-то непонятной выгодой. Но время всё расставляет на свои места. Несмотря на большие финансовые, временные, эмоциональные затраты на комьюнити, я счастлива, что у меня есть этот опыт. Он позволил пересмотреть многие вещи. Раньше я наивно думала, что если делаешь что-то безвозмездно, во благо, то просто не может быть никаких неприятных сюрпризов, тем более негатива, а оказалось, всё совсем не так. Самое главное после этого – не разочароваться в людях и продолжать идти вперед. Потому что нам нужно здесь всё, что касается детского и взрослого досуга на русском языке. Спектакли, мастер-классы, презентации. У меня много идей, планов и задумок. Я сейчас могу сказать, что по-настоящему люблю наш город, здесь живут потрясающе приятные люди. Теперь это по-настоящему комфортная для меня среда. Но для того, чтобы Челмсфорд стал для меня таким, стоило было приложить усилия.

 

Наталья Склярова