[Не]Простые люди: Александр Неволин | Афиша Лондона

[Не]Простые люди: Александр Неволин

20 Мая, 2019

Afisha.London продолжает рубрику [Не]Простые люди. Мы рассказываем о тех, кто, помимо своей основной (чаще офисной) работы, имеет необычное увлечение, хобби или даже страсть, и благодаря этому, вносит вклад в развитие общества и русскоязычного сообщества Великобритании.

Билеты на спектакли театра Petrushka Studio приходится караулить: они разлетаются даже не за дни, а за считанные часы. На спектаклях всегда аншлаги. А на сцене всего два человека: Анастасия Неволина, профессиональная актриса и режиссер, и ее муж — Александр Неволин. Всю неделю Саша работает в банке, а по выходным вместе с Настей создает спектакли, от которых в восторге не только дети, но и их родители. Мы решили узнать у Александра, как ему удается совмещать две столь разные сферы жизни. И попросили Настю тоже поучаствовать в интервью: ведь «Петрушка» — это они вместе, единое целое.

Александр Неволин

Родной город: Тюмень
В Лондоне: 12 лет
Образование: Московский политехнический университет, специальность «Прикладная математика и информатика»
Основной вид деятельности: Enterprise risk manager в банке Credit Suisse
Для души: сказочник в театре Petrushka studio, который они основали вместе с женой Анастасией Неволиной. Пишет песни, играет на гитаре, поет, в том числе на сцене.

Об основной профессии и переезде в Лондон

— Саша, как получилось, что вы стали работать в сфере риск-менеджмента? В России ведь раньше не было такой специальности, где вы обучались?

— Я учился в Московском Политехе (в те годы он назывался Индустриальным университетом). Специализировался на прикладной информатике, но на экономическом факультете. Риск-менеджмент там преподавался как отдельный предмет, а учились мы в основном по переводной литературе. Английский язык был примерно десятым по важности предметом. Но параллельно с учебой я начал работать в Deutsche bank, это помогло подтянуть английский. Несколько раз ездил в Лондон в командировки, а потом мне предложили переехать. Это был 2007 год, я как раз получил диплом и почти сразу же мы уехали. Лет семь я еще проработал на Deutsche bank, постепенно меняя направление деятельности. В 2015 году банк начало лихорадить, пошли сокращения. Стало понятно, что надо искать другое место. В Credit Swiss была чисто финансовая позиция, никак не связанная с информатикой: риск-менеджмент, работа с торговлей ценными бумагами и долгами. Но меня взяли, поскольку в Deutsche я уже в том числе работал и с финансами.

— Это ведь стрессовая работа?

Саша: Всяко бывает. Вот сейчас с Брекзитом мы все замучились: нужно просчитать самый худший момент, а он все никак не наступает.

Настя: Еще какая стрессовая! Поэтому Саша и начал заниматься театром.

 

О доходах в театре и перфекционизме

— «Петрушке» уже больше шести лет. Он ведь вырос из домашнего театра? Расскажите, как вы начинали?

Настя: Поскольку у меня театральное образование, в какой-то момент я захотела делать спектакли для нашей дочки. Мне требовалась Сашина помощь, а именно его руки. «Саша, подержи полку», «Саша, распили вот эту фанерку»… И Саша так увлекся, что в ночь перед нашим первым спектаклем даже сам песню написал!

Саша: Да, Настя как-то подарила мне гитару, она много лет у меня пылилась…

Настя: И вот он ее вытащил, протер от пыли…
(оба смеются)

— Это был спектакль к дочкиному дню рождения?

Настя: Да, «Принцесса на горошине». Мы тогда всерьез увлеклись, никак не могли закончить подготовку. Я даже сшила подушечки для всех дочкиных друзей, их было 12, кажется… О своем театре мы тогда даже не думали. Но после спектакля все родители были в восторге: «Ребята, это же настоящий спектакль! Вам надо на сцену». Тогда мы решили попробовать снять зал в Пушкинском доме.

— Я помню тот спектакль и ощущение профессионализма во всем: актерская игра, режиссура, качественные декорации. А еще помню, я тогда подумала, что вы наверняка больше денег потратили, чем заработали. И ведь вы до сих пор каждому ребенку дарите после спектакля подарок.

Настя: Это Сашины вложения, спасибо его основной работе! (смеется)

Саша: Ну, это же как хобби. Вот люди начинают увлекаться ездой на велосипеде; сначала покупают велосипед за сто, потом за пятьсот, потом за тысячу фунтов. И не могут остановиться. Так и у нас получилось.

Интересуетесь искусством? Приглашаем Вас 28 июня на ART-встречу «Амазонка русского авангарда Наталья Гончарова»

 

 

— То есть театр не приносит дохода?

Саша: На большой сцене это все окупается, по крайней мере, мы перестали вкладывать свои деньги в оплату наемных сотрудников. Если так пойдет дальше, то получится даже зарабатывать. Сейчас доход есть, но мы стараемся вкладывать его в новые проекты. Жить на доходы со спектаклей не получается, конечно. С другой стороны, читаешь истории больших компаний, того же Amazon: десять лет люди только вкладывают свои собственные средства, и только потом что- то получается… Цели заработать на театре у нас никогда не было. Легко зарабатывать можно было бы на русских «елках», нас постоянно зовут. Но не хочется. Мы просто пытаемся каждый раз представить: понравилось бы нам самим, если бы мы сидели в зале? какие эмоции мы бы испытывали? А мы — очень строгие зрители. Даже когда заново готовим старый спектакль, каждый раз обязательно что-то улучшаем в сценарии, реквизит обновляем, иногда декорации полностью меняем. Раз в год уж точно.

— Почему? Реквизит изнашивается или вы такие перфекционисты?

Саша: Не знаю, мне все время кажется, что зрители видят, когда где-то что-то потрепалось.

Настя: Начинается все с того, что я где-то вижу белое пятнышко. Решаю подкрасить. Потом замечаю, что теперь видно разницу между старой и свежей краской, и тогда берусь перекрашивать все!

Саша: Да-да, я помню, как ты захотела чуть подкрасить, и в итоге мы красили всю ночь!
(хохочут)

Настя: Мы после каждого спектакля что-то переделываем. Со спектакля едем — и уже в голове новые идеи: что улучшить, какие новые песни написать… Но нам так интересно!

Об актерской работе и рисках в театре

— Саша, а как так получилось, что вы сами начали играть на сцене? Помните свой первый выход?

— Даже не знаю, рассказывать это или нет… (смотрит на Настю, дружный взрыв смеха)

Настя: У нас тогда еще не было театра, но у меня уже была детская театральная студия. Я решила устроить «елку» для своих учеников. На роль Деда Мороза позвала Сашу. Не знала, что для него это окажется таким стрессом! Он краснел, потел, забыл слова и даже парик надел не на ту сторону! Я тогда подумала, что больше никогда мужа с собой брать не буду, мне нужен профессиональный партнер. Но когда мы стали показывать «Принцессу на горошине», все решили, что Саша тоже актер, настолько здорово он сыграл.

— Вот и я так думала. Саша, неужели вы даже курсов никаких актерских не заканчивали?

Саша: Я ведь живу под одной крышей с актрисой и режиссером!

Настя: На самом деле, все мое обучение — а это пять лет постоянных репетиций, спектаклей, разучивания ролей дома — Саша прошел вместе со мной: к тому времени мы уже жили вместе. Он совершенно точно многому научился на практике и постоянно растет. Саша в театре делает огромную работу: не только играет на сцене, но и пишет песни, помогает с декорациями. Даже сценарий мы вместе продумываем.

Саша: В театре очень многое нужно учитывать. Уже на стадии написания сценария надо думать, какие выбрать материалы, как построить декорации и даже как мы это все будем завозить в театр. Здесь действует масса ограничений по объему, весу, и все это надо продумывать до начала работы. Например, все декорации в английских театрах должны быть обработаны противопожарным спреем.

— Наверное, здесь как раз и пригождаются навыки работы в риск-менеджменте?

— Да, и это очень интересно. На работе я занимаюсь чужими компаниями, а тут у нас своя! Все риски нужно просчитать на десять шагов вперед, уложиться в бюджет, придумать план Б. Всегда! Если мы с кем-то сотрудничаем, надо заранее спланировать, кем заменить, если что-то случится. Вот вчера нас девушка предупредила, что может заболеть (только может, а не уже заболела), и мы тут же нашли ей замену, потому что это было предусмотрено. Провода, музыку, даже возможное перекрытие дорог в день спектакля — все это надо заблаговременно проверять. В день спектакля мы всегда встаем в 5.30 утра и выезжаем за несколько часов.

 

— Все ваши зрители очень рады, что спектакли «Петрушки» наконец-то можно смотреть на большой сцене, а не в зальчике на двадцать человек.

Настя: Это тоже Саша нас двигает вперед! Я больше приверженец камерного театра. Хочется непосредственного контакта со зрителями, особенно когда работаешь с детьми. Хочется увидеть глаза и реакцию каждого ребенка. Мы всегда замечаем: если кто-то не в настроении, я обязательно на этого малыша посмотрю, попытаюсь переключить, как-то повлиять. В то же время я вижу, что мы растем и актерски, и режиссерски, и декорации у нас больше стали. Прежний маленький зал в Пушкинском доме уже тесен. Но главное — зрители на нас очень обижались. Даже гневные письма писали, буквально: «Что вы делаете с билетами, почему они так быстро исчезают? Почему бы вам просто не выступать чаще?». Бесполезно было объяснять, что у нас тоже есть дочка, нам самим иногда хочется по выходным куда-то сходить — да хоть в театр! И тогда Саша сказал, что единственное решение — выходить на большую сцену.

Саша: А Настя выступала за камерность, но когда мы сняли театр, поставили свет, звук, ей и самой не захотелось больше возвращаться. Все-таки большая сцена дарит шикарные возможности.

 

О семейной жизни

— А как вы познакомились?

Саша: Мы знакомы с 16 лет, оба из Тюмени…

Настя: Ой, это такая драматичная история первой любви… Мы познакомились на отдыхе, стали встречаться, а потом Саша поехал поступать в Москву. И тогда мы поняли…

Саша: Скорее, мы тогда еще ничего не поняли…

Настя: Ну, это смотря кто! (смеется) В общем, я уже училась на режиссерском факультете, а Саша решил ехать поступать в Москву. Началось все вот это: звонки несколько раз в день, письма, встречи, расставания… Я поняла, что больше так не могу, надо мне тоже переводиться в Москву. Саша все продумал, снял квартиру, я полетела летом, подготовилась к экзаменам, сдала и оформилась переводом.

— Легко ли вместе жить и работать? Не ссоритесь, пока обсуждаете спектакли?

Настя: Да у нас только что сковородки не летают! Бывают репетиции, когда мы очень долго и сильно спорим, ни один не хочет уступать.

Саша: Спасает дедлайн. Можем спорить, спорить, а потом остается день, нужно принимать решение, и кто-то уступает. Обычно я!
(оба хохочут)

 

— Сколько лет вашей дочке? Она вам помогает?

Саша: Ей уже 12 лет, она у нас полноценный ассистент. Уже давно заворачивает все подарки, а на спектакле «Ежик и Медвежонок» она у нас сидела на проекторе, рядом с осветителем, у нее была полноценная работа.

Настя: Мы с ней советуемся и доверяем ее мнению. Она иногда подсказывает такие вещи, до которых ни я, ни Саша бы не додумались! У нее какая-то такая хорошая театральная логика работает.

Саша: Но язык у нее очень смешной. Сидит, смотрит, потом такая: «Boring!»

Настя: И если она это сказала, то мы точно знаем, что все надо переделывать!

Саша: Сначала все эти выездные уикенды ей были непонятны. Она к нашему театру относилась, как к неизбежности: выбора не было, приходилось ехать с родителями. Но вот сейчас у них сложилась хорошая театральная среда в школе, и ей вдруг стало очень интересно. Она сопоставляет, как делают у них, как у нас, нам тоже рассказывает.

 

— Она тоже любит играть на сцене?

Настя: У нее довольно академическая школа, но она с 4-х лет занималась актерским мастерством на русском языке в моей театральной студии «Петрушка». В школе ее сейчас взяли в мюзикл, мы с ней вместе готовились, был довольно серьезный отбор. Хорошо поет, играет на гитаре и, думаю, скоро будет помогать Саше писать песни и выступать в наших спектаклях.

— Все-таки у вас в семье удивительное единодушие. Вы вместе уже больше шести лет работаете над общим делом, так редко бывает!

Саша: Это как раз благодаря «Петрушке». Если какая-то победа, мы вместе радуемся, переживаем, даже плачем от радости. Эмоции переполняют нас обоих, когда к нам подходят зрители. После спектакля «Ежик и Медвежонок» многие взрослые плакали, подходили обнимать нас после спектакля, как родных. Такие эмоции бесценны для нас.

Беседовала Наталья Склярова

 

Хотите стать новым героем нашей рубрики? Напишите нам в редакцию!

Читайте еще истории НеПростых людей