Твид, зонты и котелки: как переживают коронавирус старейшие британские бренды

21 Мая, 2020


В период пандемии малый бизнес переживает непростые времена. Afisha.London решила выяснить, как коронавирус повлиял на старейшие модные бренды Великобритании и узнать, с какими сложностями они сталкивались за сотни лет существования на рынке. Спойлер: одни смогли удачно адаптироваться, а другим даже пришлось закрыться на неопределенный срок.

Lock&Co Hatters

Старейшая в мире шляпная мастерская Lock&Co Hatters открылась в Лондоне еще в 1676 году. Трудно поверить, что первый магазин бренда появился всего спустя несколько лет после эпидемии Великой чумы и Большого лондонского пожара в 1666 году. Пережившая не одну мировую войну компания быстро адаптировалась и под современные условия, возникшие из-за пандемии коронавируса. Например, магазин продолжил работать в онлайн режиме. До 18 мая он предлагает бесплатную доставку товаров и, кроме того, до конца июня отправляет пожертвования в размере 10% от продаж в фонд поддержки NHS.

Мог ли представить основатель бренда, Джордж Джеймс Лок, что его шляпная мастерская не просто выживет спустя практически 350 лет, но и будет бороться с катаклизмами XXI века. Ведь еще при жизни Лока дела магазина шли медленно. Успех к Lock&Co пришел только спустя столетие, уже после его смерти, когда наследник бренда отправился учиться к известному шляпнику Чарльзу Дэвису, а после окончания учебы женился на его дочери, объединил два бизнеса и переехал в здание номер 6 на улице Сент-Джеймс-стрит, которое бутик занимает до сих пор.

Еще один серьезный кризис повлиял на финансовое состояние мастерской в конце XVIII века. На одной улице расположились сразу три шляпных магазина, которые с трудом делили между собой покупателей, ведь в то время практически все лондонские модники перекочевали из Сент-Джеймса в молодой Мейфэр. Только в 1830 году компания вновь начала работать в полную силу, отчасти благодаря появлению железных дорог, которые привели в столицу новых клиентов со всей страны. К слову, в их число вошли герцог Веллингтон, адмирал Нельсон, писатель Оскар Уайлд, сэр Уинстон Черчилль и кинозвезда Чарли Чаплин, фирменный черный котелок которого был куплен в магазине Lock&Co Hatters.

Современный магазин сохранил многое из оригинального дизайна XVII века, включая лестницу из английского дуба. Сегодня на старинных полках можно найти как классические широкополые шляпы, так и соломенные канотье, цилиндры Voyager, хомбурги, кепи Гилла и даже шлемы для верховой езды. А в небольшом шкафчике на стене до сих пор красуется заказ на шляпу для лорда Нельсона и болванка для головных уборов королевы Елизаветы II, которую мастера использовали при создании короны для ее вступления на престол. Кстати, женские шляпы компания начала делать только с 1990-ых годов. Самые бюджетные модели — французские береты из мягкой шерсти — стоят по 50 фунтов. А вот на более изящные шляпы, которые подойдут для особых случаев, цена выше: от 295 до 1695 фунтов.

Все шляпы делаются вручную из тонких материалов, а затем бережно окрашиваются. Например, классические панамы Lock&Co плетут в Эквадоре из пальмового волокна докила — для изготовления одной сотруднику требуется около месяца. Другая фирменная модель бренда — кепи для курения. Считается, что это единственный головной убор, который джентльмен может носить внутри помещения. Их шьют вручную из стеганого бархата и украшают золотой кисточкой. Цена такой модели стартует от 195 фунтов.

 

John Smedley

Еще один старинный британский бренд, о котором знают не все — John Smedley. В прошлом году он отметил свой 235-летний юбилей: его создатель Джон Смедли запустил производство трикотажа и чулочно-носочных изделий в городке Уирксворт в 1784 году.

Успех пришел к предпринимателю не сразу, но, когда мощностей собственной фабрики стало не хватать, он взял в аренду прядильное производство, которое принадлежало родственнику медсестры Флоренс Найтингейл, спасавшей солдат во время Крымской войны. По случаю 200-летия со Дня ее Рождения, компания посвятила Флоренс новую коллекцию трикотажа, которая на днях появилась в онлайн-магазине бренда. Двадцать процентов от каждой продажи John Smedley обещает передавать благотворительной организации Nightingale Nurses. Кстати, еще до карантина фешн-съемку новых моделей провели прямо в доме Флоренс в Ли, Дербишир, показав ее любимые комнаты, включая кабинет, террасу и читальный зал.

В истории бренда и до нынешней пандемии были сложные периоды. Он продолжал находиться в упадке вплоть до 1827 года, пока во главу компании не встал сын Смедли. Джон младший хорошо знал бизнес изнутри, поскольку долгое время работал на фабрике, и быстро расширил производство, наладив выпуск модных трикотажных изделий из высококачественной шерсти мериносов. К 1840 году он уже заработал целое состояние и женился, но во время медового месяца серьезно заболел. Неожиданно для всех ему помогла гидротерапия — чередование горячих и холодных ванн. Поэтому спустя несколько лет Смедли открыл рядом с фабрикой бесплатный госпиталь на тридцать мест, где помогал всем нуждающимся. Он стал щедрым филантропом и старался всячески улучшить как материальное, так и моральное состояние своих рабочих, выплачивая им субсидии и делая необычные подарки.

Бренд John Smedley до сих пор является семейным бизнесом, а их фабрика все также находится в живописном каменном григорианском здании и продолжает выпускать качественный трикотаж. Говорят, что рабочие места сотрудники компании передают из поколения в поколение — всего около 400 с небольшим человек. И это неудивительно, ведь с раннего возраста их учат работать с пряжей. Сейчас все вещи вяжутся на станках, но некоторые этапы до сих пор выполняются вручную. Например, каждое изделие на фабрике проходит строгий контроль качества: его проверяют на скатываемость, износчивость и стойкость окрашивания. А после того, как вещь готова, ее отпаривают, проглаживают утюгом, и вручную пришивают пуговицы и этикетки.

Кстати, в 2013 году компания получила заказ, первый в истории бренда, от королевы Елизаветы II, которая многие годы покупала трикотаж через прислугу. Это стало публичным признанием качества John Smedley и подарило магазину заветный знак «By appointment to HM Queen Elizabeth II».

 

James Smith & Sons

Знаете ли вы, что первые зонты представляли собой неудобные конструкции из промасленного шелка, натянутого на спицы из китового уса, которые обычно быстро теряли упругость и ломались? Да, как правило, они были очень тяжелыми, в том числе из-за массивных деревянных ручек. Более того, считалось, что этот бесполезный аксессуар могут носить только бедные люди, которые не в силах нанять транспорт, или женщины, ведь мужчины не должны обращать внимание на такие мелочи, как дождь. Это, к слову, объясняет, почему первых мужчин, которые появлялись на улице с зонтами, часто осмеивала лондонская публика.

Постепенно культурное значение зонта изменилось: он вдруг стал символом респектабельного среднего класса и полюбился новому поколению бизнесменов. Конструкция постепенно стала удобнее: в XIX веке Самюэль Фокс впервые использовал прочный стальной каркас — так появился более легкий зонт. А новаторской лондонской мастерской, которая начала использовать его изобретение, стала James Smith & Sons, открывшая свои двери в 1830 году.

В современном бутике James Smith & Sons отлично сохранился экстерьер XIX века и оригинальная магазинная мебель того времени. В плетеных корзинах стоят прогулочные трости, а зонты с резными ручками в виде голов животных выстроены в дубовых стойках. Их делают в подвале магазина вручную, при необходимости используя каркасы по мерке покупателя, чтобы они подходили его росту, а затем продают в передней части бутика. Как только попадаешь внутрь, сразу же обращаешь внимание на портрет, который висит на стене — это английский исследователь и филантроп Джонс Ханвей, сыгравший большую роль в истории зонтов. Над ним долго глумились в 1760 году, когда он начал носить аксессуар. Но джентльмен оставался верен своей привычке более 30 лет.

В 1950-ых годах, зонты начали делать из нейлона. Это положило конец плесени, от которой страдали свернутые влажные аксессуары, и позволило мастерам с легкостью играть с цветами и принтами на ткани. Но классический черный городской зонт с восемью спицами, крепким стальным каркасом, тонким стержнем, бамбуковой ручкой и металлическим наконечником все также остается бестселлером бренда. Сейчас его, как и другие готовые модели, можно заказать в онлайн-магазине бренда: из-за коронавируса он вновь заработал всего пару дней назад. Цена на них стартует от 95 фунтов и доходит до 285. Теперь легендарные зонты отправляют по всему миру раз в неделю — по средам. Но как только карантин закончится, бутик вновь откроет свои двери для всех, кто хочет перенестись в прошлое и почувствовать себя в Лондоне XIX века.

 

Сordings

Некоторым старинным брендам пришлось полностью прекратить работу на время карантина. Одним из них стал легендарный Сordings, расположенный в доме 19 на Пикадилли. Это здание бренд занимает с 1877 года, а вот их первый магазин открылся в 1839 году на Стрэнде, в доме 231. Его владельцем был Джон Чарльз Кординг, который до этого работал на дому вместе со своей матерью и сестрой. В тридцать пять лет он решил открыть собственное дело: шить водонепроницаемую верхнюю одежду — прорезиненные плащи и сапоги, которые могли бы покупать работающие в Сити джентльмены, чтобы ездить по выходным в свои загородные поместья. В рекламе 50-ых годов даже говорилось, что одежда от Сordings «выстоит под самым сильным дождем и в самую сильную тропическую жару».

Вскоре прорезиненный макинтош от Сordings стал главным предметом одежды для охоты и атрибутом первых автомобилистов, которые ездили на кабриолетах. А в начале 1900-ых фирма стала королевским поставщиком водонепроницаемых вещей для принца Уэльского — будущего короля Георга V, примеру которого последовал его сын герцог Виндзорский. В Сordings он покупал сапоги для верховой езды, одежду для охоты и рыбной ловли. Кроме того, фирма предложила готовые твидовые костюмы и ставшее бестселлером бренда — короткое пальто прямого кроя, которое надевалось для верховой езды.

Сегодня в Сordings все также нужно отправляться за классической британской одеждой для загородных поездок. Среди товаров — тяжелые твидовые костюмы на трех пуговицах, пиджаки с одной шлицей, твидовые полевые куртки и кепи, макинтоши, брюки из вельвета и яркие мужские галстуки для охоты. Посмотреть их ассортимент можно в онлайн-магазине бренда, а вернуться за покупками немного позже, когда бутик на Пикадилли снова откроет свои двери.

Huntsman

Пожалуй, самым креативным из старинных британских брендов стал Huntsman, основанный в 1849 году Генри Хантсменом. Huntsman — это один из символов классического английского костюма. Изначально компания снабжала дворянство одеждой для верховой езды и в 1865 году даже получила королевский заказ на поставку униформы принцу Уэльскому, который в 1901 году стал королем Эдвардом VII. К 1919 году Huntsman уже занял дом 11 на Севил-Роу, в 1921 году стены магазина украсили оленьи головы, которые висят там и сегодня, а в конце 40-ых он прославился своими повседневными костюмами с узкими пиджаками на одной пуговице и брюками со складкой спереди, по своим пропорциям напоминающими что-то между смокингом и костюмом для верховой езды.

В наши дни в Huntsman до сих пор относятся к пошиву костюма как к искусству. Для этого проводят, как минимум, три примерки: на первой — снимают девятнадцать мерок. Затем на основе выкроек готовят пять базовых частей: три для пиджака и две для брюк. Части сметывают белой ниткой и примеряют на клиента, чтобы скорректировать форму. После того, как костюм сшивают, его примеряют еще раз, чтобы довести изделие до идеала.

Конечно, из-за карантинных мер оба бутика, в Лондоне и в Нью-Йорке, бренду пришлось на время закрыть. Тем не менее, Huntsman сообщил, что закройщики, портные и менеджеры продолжат работать из дома для того, чтобы в срок выполнить все заказы, сделанные ранее. И для того, чтобы немного обрадовать клиентов, запустил в продажу защитные маски для лица из высококачественного хлопка в пяти расцветках с маленькой эмблемой компании, которые уже можно купить на сайте — цена каждой маски 30 фунтов. Также на сайте доступна коллекция ready-to-wear: там можно выбрать не только костюмы, но и летнюю и домашнюю одежду, аксессуары и эксклюзивные мужские ароматы от Jo Malone.

Еще одна интересная инициатива, которою запустил Huntsman — конкурс на лучшее письмо «из заточения». Вдохновленный сатирическим письмом Ника Фарриэллы от Ф. Скотта Фицджеральда, находящегося на карантине на юге Франции, владелец бренда Пьер Лагранж пригласил знаменитых писателей и журналистов побывать в роли жюри, чтобы выбрать вместе лучшие работы и открыть новые литературные таланты. Победители конкурса получат подарочную карту стоимостью £ 1000 / USD1225, которую можно будет потратить в онлайн-магазине Huntsman, а их письма будут опубликованы на сайте бренда. Работы принимаются по электронной почте до 30 июня 2020 года, узнать подробнее о правилах участия можно на официальном сайте магазина.

Юлия Карпова