Краткое руководство по эффективному взращиванию счастливых детей-мультилингвов

Почти каждая семья в эмиграции сталкивается с тем, что их дети попадают в мультиязычное окружение. Так, поддержание нескольких языков у детей становится для родителей рутинной задачей. Но как это сделать наиболее эффективно? Как мягко адаптироваться к новой языковой среде и при этом сохранить родную речь? Своим мнением о данной проблеме делится наш колумнист Дарья Протопопова, обладательница докторской степени по английской литературе Оксфордского университета, автор трёх книг (включая «Лондон, мать!») и основательница клуба писателей London Group of Multilingual Writers.

 

Приветствую вас, родитель ребёнка-мультилингва! Вам крупно повезло: ваш ребёнок будет расти, окружённый сразу несколькими языками. Пусть не всегда систематично, пусть один язык будет порой брать верх над другим/другими, но окружать ребёнка будет не стена монолингвизма, а панно, кружево, мозаика из слов, образов, языковых концептов. Я сама, после 20 лет жизни в Англии, отношу себя к мультилингвам, и две моих близняшки владеют (в разной степени беглости) тремя языками — английским (они родились в Лондоне), итальянским (от их папы) и русским (от меня и бесконечных мультиков в раннем детстве). В школе они общаются на английском, со мной и моими близкими подругами — на ломаном русском, в Италии на каникулах — на итальянском (правда, путая постоянно род существительных и используя глаголы преимущественно в настоящем времени). Несмотря на уже сложившуюся у них привычку переключаться с языка на язык, которая у меня в их возрасте напрочь отсутствовала (да и кто в Москве 1980-х открыл бы для меня, девочки, языковую мозаику?), меня как родителя и педагога постоянно терзают сомнения: достаточно ли я делаю для поддержания их языковой практики? Замедляет ли прогресс в одном языке прогресс в остальных языках? Нужно ли мне отдавать их в специализированные языковые школы выходного дня, и если да, то в какие?

 

 

Эти и другие вопросы языкового развития терзали меня с самого раннего возраста моих близняшек, доводя почти до желания забыть о мультилингвизме и сдаться во власть английского моноязычия. К счастью, у меня появилась возможность заняться темой мультилингвизма с научной точки зрения, во время получения педагогического диплома в UCL. Я открыла для себя целые стеллажи книг, списки статей и блогов, посвящённых мультилингвам. Из всего изученного я выделила для себя две идеи. Первая идея, с которой согласны все специалисты, проста: развитие у ребёнка мультилингвизма будет проходить успешно только при позитивном подходе к знаниям ребёнка и скорости их накопления. Иными словами, какими бы навыками в языке (языках) ребёнок ни обладал, каким бы тернистым ни был его/её путь к этим навыкам, оценивать и обсуждать их следует исключительно с позиции одобрения. К примеру, в начале статьи я упомянула, что со мной мои дети разговаривают на «ломаном» русском и у них «хромает» итальянская грамматика.

 

 

Именно так о прогрессе в языках часто выражаются школьные учителя: «у него слабый почерк» (вместо «он уже умеет держать в руке карандаш»), «по-английски она знает всего несколько слов» (вместо «уже несколько слов), «русский/английский для него не родной» (вместо «он учится выражаться сразу на двух языках») и так далее. Конечно же, родители и учителя делают эти замечания из добрых побуждений: они указывают на те моменты, с которыми ребёнку нужна помощь. Однако общий подход к языку как к некоей сумме знаний, которую можно в итоге охватить полностью и в абсолютном совершенстве, ошибочен. Познание языка, даже одного-единственного, не говоря уже о нескольких языках сразу, — это процесс длиною в жизнь. Даже условные «носители» языка учатся ему каждый день: каждый день их знания расширяются, адаптируются, растут и развиваются по мере того, как развивается сам язык.

 

Фото: Pixel Shot/Adobe Stock

 

Познавать язык — это как строить лестницу. С каждым запомненным, усвоенным словом мы воздвигаем новую ступень. Поэтому подход к языку, при котором прогресс ребёнка оценивается как «медленный» или «недостаточный» — это всё равно что жалобы на начавшуюся стройку, когда нужно радоваться тому, что стройка вообще началась и уже несколько ступеней налицо. Ребёнок уже выучил несколько слов и пытается составить их вместе, а мы нервничаем, что у него/неё выходит неуклюже или не всегда, когда нам того хочется («Ну Джорджик, ну расскажи бабушке, как у тебя дела!»), или, о ужас, с иностранным акцентом. Ребёнок чувствует наше недовольство, напряжение; язык начинает ассоциироваться с неудачей, чувством неполноценности.

 

Читайте также: Возможно ли развивать русский язык между делом, проживая за рубежом?

 

Специалисты напоминают: детей-мультилингвов надо регулярно хвалить за то, что они уже успели или смогли выучить; важно обращать их внимание на их собственные успехи в языке (языках), повышая таким образом их осознанное многоязычие. Ребёнку важно понять, что мультилингвизмом нужно гордиться, и что если кто-то ещё в школе говорит с акцентом или ошибками — это значит, что у этого человека тоже есть это сокровище — не один язык, а два или даже больше. Вопреки распространённому мнению, что регулярные похвалы приводят к избалованности и лени, в языке они очень важны: они придают ребёнку уверенность в себе и пробуждают желание заработать новые похвалы новыми достижениями. Позитивный подход нужен, в принципе, во всех областях знаний, но в языках особенно: ведь для того, чтобы что-то сказать, мы должны не бояться это сказать даже с ошибками.

 

 

Вторая идея, которая также сделала мой с детьми путь к мультилингвизму более счастливым и расслабленным, определима как «переносимость» лингвистических навыков, обретённых в одном языке, на другой (the transferability of language skills). Эта переносимость означает, что навыки чтения, письма, формулирования идей, усвоенные ребёнком на одном языке, можно потом с успехом применить и на другом языке. Многие из нас помнят, как, к примеру, уже выучив части речи на русском, нам было намного легче учить английский, потому что мы уже владели такими понятиями, как существительное, прилагательное и глагол. Детям, родившимся в Англии, наоборот, сложнее учить русский, поскольку систематическое изучение грамматики в английских начальных школах проводится не всегда. Детям очень важно уметь подойти к языку осознанно, как к инструменту или как к своего рода машине.

 

Читайте также: Британское произношение: 5 аспектов, которые помогут избавиться от акцента

 

Научившись водить один тип машины, поняв принцип работы двигателя и прочих составляющих её частей, мы можем уже с относительной лёгкостью освоить другую машину: из легкового автомобиля, образно говоря, пересесть в грузовик или автобус. Родители-иммигранты часто волнуются, что, если их ребёнок научится читать сначала по-английски, язык диаспоры будет потерян или замедлен. Исследования же доказали: уверенные, грамотно поставленные навыки чтения на одном языке только помогают/способствуют развитию уверенного чтения на остальных языках в семье. Главное — убедиться, что основные элементы чтения усвоены: ассоциативная связь между буквами и звуками, слияние (blending) звуков в слоги, понимание словосочетаний. Необходимо, правда, учесть, что дети, растущие в монолингвальной среде и осваивающие чтение только на одном языке, научатся читать быстрее на этом одном языке, чем дети-мультилингвы. Последние пройдут через период смешения языков и путаницу с алфавитами. Но это «замедление», как отмечалось выше, должно рассматриваться в положительном ключе — как следствие освоения ребёнком более широкого и разнообразного языкового поля.

 

Читайте также: Инструкция: как собрать детей в английскую начальную школу?

 

Фото: Hongqi Zhang/Alamy Stock Photo

 

Подводя итоги, выделю несколько практических способов облегчить жизнь ребёнку-мультилингву:

♦ Обсуждая с ребёнком то, как он/она продвигается в изучении языка (языков), делайте это в позитивном ключе. Признайтесь ребёнку, почему вам в радость, если вы общаетесь на том или ином языке. «Я так счастлива, что мы можем с тобой поговорить на моём родном французском: я сразу вспоминаю, когда я была такая же маленькая и учила эту песенку в детсаду в Париже!». «Ты знаешь, как папе приятно, что ты читаешь его любимую сказку про Винни-Пуха в оригинале/на русском, у него точно такая же книжка была в детстве». Под влиянием этих разговоров ребёнок начинает осознанно подходить к своему многоязычию, понимает, что каждый язык несёт в себе и ауру воспоминаний, ассоциаций. Он/она охотнее начнут говорить на русском, зная, что это любимый язык его/её мамы, нежели «из-под палки», потому мама снова прикрикнула, «Я же говорила тебе, говори со мной по-русски, когда мы в русском ресторане!» (слышала такие реплики не раз).

 

 

♦  Поощряйте тягу ребёнка к чтению и письму на любом языке, к которому ребёнка тянет. Помните о переносимости лингвистических навыков с языка на язык. До моих штудий литературы по мультилингвизму я переживала, что, поощряя детей читать на английском, я тем самым приношу вред их навыкам чтения на русском. Мои дети приносили мне почитать свои любимые книжки про Peppa Pig, а я их откладывала в сторону и читала разочарованным малолеткам сказку про Козочку и её козлят. В итоге они никогда не просили меня почитать им на русском. Потом я стала пытаться пробудить их интерес теми же признаниями в собственных предпочтениях. «Мама обожает эту книжку про котёнка по имени Гав, давайте почитаем её вечером». Ещё очень важно убедиться, что книги на разных языках в доме одинаково красочны и привлекательны для ребёнка. Чем привлекательны английские книжки про Пеппу? Они тонкие, в них простые притягательные картинки и мало текста на странице. Таких книг на русском не очень много. Мои дети в первый раз захотели сами что-то прочесть по слогам на русском, когда я им купила «Простые книжки» Нины Романовой (Издательство LinguaMedia при школе LinguaPlay): они красочные и в них описаны знакомые им реалии типа английского детсада. Многие детские книги на русском основаны на мультфильмах, их картинки — это знакомые ребёнку сцены из жизни тигрёнка, енотика и черепашки, ползущей по дороге с облаками. Нет ничего опасного в том, чтобы сначала показать ребёнку мультик, а потом уже книгу: ему/ей обязательно захочется перечитать полюбившуюся историю про мамонтёнка!

 

Фото: Lorelyn Medina/Fotolia

 

♦  Продолжайте говорить с ребёнком на том языке, который вы хотите ему/ей передать, даже если ребёнок не отвечает вам на том же языке. Не сдавайтесь, не начинайте бояться, что ребёнок вас не до конца понимает или путается. Время всё расставит на свои места: ваш язык продолжает ребёнком усваиваться, пусть даже невидимым, на уровне подсознания, способом. Подробнее об этом — в статье известного британского писателя Lawrence Osborne.

 

 

♦  Последний совет, основанный не только на выводах учёных, но и на моём личном опыте родителя и педагога: создайте для ребёнка ситуацию, в которой он/она будет вынужден(а) говорить на определённом языке естественными обстоятельствами. Самая типичная ситуация — когда приходится говорить с бабушкой и дедушкой на их языке, поскольку иного языка они не понимают. Ещё бабушкам и дедушкам можно писать коротенькие письма. Можно отправить ребёнка на занятия по рисованию (шахматам, танцам, математике и так далее) или на экскурсию именно на том языке, который нуждается в дополнительной практике. К примеру, мои дети в 11 лет вдруг осознали, что они прекрасно понимают русскоговорящую учительницу по рисованию, и порадовали моё сердце обсуждением слов «кисточка» и «ластик». А ещё мы обнаружили, что русское «акварель» — это же итальянское «l’acquarello»! Самое глубокое «погружение» — это, конечно же, отправка ребёнка в страну языка на каникулы, в лагерь или к тем же родственникам. Но можно обойтись и короткими вылазками в ближайшие языковые «очаги» — языковые институты и существующие при них книжные магазины в Лондоне, рестораны с аутентичными меню. Я жду не дождусь, когда с моими детьми можно будет ходить в баню и они выучат там, наконец, слово «веник». Заменой прямого «погружения» может стать игра в перевод с одного языка на другой. Детям нравится обнаруживать, что один предмет на разных языках называется по-разному. К примеру, сидите вы в кафе и ждёте свои напитки. Предложите ребёнку описать все, что он/она видит на нужном вам языке (языках). «Джюс» окажется «соком» и одновременно «il succo», и вот вы уже обсуждаете схожесть русского с итальянским. Современные приложения типа Google Translate тоже позволяют сделать мультилингвизм весёлым состоянием ума: дети могут сами поиграть с аудиопереводчиком или погуглить названия животных или предметов одежды на разных языках. С грамматикой сложнее, но на опыте я убедилась, что с Duolingo даже малыши быстро схватывают разницу в конструкциях обладания или бытия, к примеру I have по-русски начинается со слов «у меня есть…» и так далее. Главное, помнить, что мы учим языки для одной-единственной цели — коммуницировать с миром, выражать себя, понимать других людей. А коммуникация происходит не только на уровне слов: поощряйте ребёнка выражать себя не только через речь, но и через тело, творчество (музыка, рисование, лепка) и спорт — всё это только поможет ребёнку обрести уверенность в себе и тягу к общению!

 

 

 

Дарья Протопопова

 

 

 

Фото на обложке: Getty Images

 

 


Читайте также:

За что такие деньги: 7 самых дорогих в мире картин

Где в Лондоне: необычные музеи

Тест: как хорошо вы знаете британскую кухню с ее странными названиями?

Музей Виктории и Альберта: программа выставок на 2023 год

error: Content is protected !!
Afisha.London

БЕСПЛАТНО
ПОСМОТРЕТЬ