Ольга Ломака: “Розовая магия” в Лондоне

Розовая пантера в новом свете.

В начале февраля художник Ольга Ломака представила свою новую экспозицию в Москве, и уже в марте привезла на выставку в Лондон. Серия инсталляций с мечтательно-непосредственным названием «Розовая магия» покорила публику российской столицы яркими позитивными работами и глубокой философской идеей, которую автор в своей творческой манере прячет за образами популярных персонажей. Pop art направление не обходится без провокации, ее то мы и обсудили вместе c Ольгой Ломака, попутно затронув темы творческих планов, специфику создания трехмерных арт-объектов, популярности современного искусства и роль Лондона во всем этом художественном «безобразии».

– Что для вас значит представление нового арт-проекта зрителям?

Это как сдача диплома, всегда волнительно. В голове складываются разные варианты оценки своих работ, как позитивные, восхищенные, так и противоположные, вплоть до абсурдных. И так как в моих работах несколько идей, в процессе создания я закладываю определенный смысл в реализацию каждой из них. Визуально я хотела завладеть вниманием зрителя через яркие цветовые решения и контрасты, а суть каждого отдельно взятого арт-объекта должна сложиться в сюжетную цепочку – концепцию, которая раскрывает истинный смысл всего проекта. На выставке зритель должен получить определенные эмоции от просмотра и задуматься о движущей силе нашей жизни, о сути бытия. Для меня главное – диалог со зрителем, когда я представляю новый проект, и ответственность, которую я несу перед обществом, чтобы мой message был верно воспринят публику. Поэтому я очень серьезно подхожу ко всем своим выставкам, особенно к персональным, когда могу одновременно выступить куратором экспозиции, расставив правильные акценты, и для меня важно, чтобы мои идеи нашли отклик у посетителей.

10024

– Как в «Розовой магии» вы воплотили эти идеи? Визуальную часть представляет розовая пантера, здесь все понятно, а где скрыт философский смысл? И провокация?

Ну, тут нужно сказать, что сейчас будет спойлер) Потому что смысл скрыт на самом видном месте – в дыре. Вообще, «Розовая магия» начинается с прорези и ею же заканчивается в произведениях в названием «Пустота». Это отсылка к творчеству Лучо Фонтаны. Я очень люблю его работы, восхищаюсь новаторскими идеями, поисками в искусстве дополнительных реальностей и возможностей. Он взял холст (полотно) за начало бытия и его некую грань, и сделал порез, которой «позволил выйти» за рамки, проникнуть в другое измерение. Весь процесс поиска чего-то «сверх» нашего бытия за пределом холста символизировал достижение желаемого и приравнивался к акту сотворения жизни. Соответственно разрез – это основа женственности и сексуальности. В моем проекте сначала была именно дыра, а потом уже появилась пантера, как воплощение мужского начала. Философский смысл раскрывается при последовательном знакомстве с каждой работой в определенном порядке, в нем показано развитие взаимоотношений между двумя героями, и его апогей – инсталляция «Бесконечность». А определенная доля провокации имеется в самих образах и характере их  взаимодействия, приводящих к «Розовой магии».

– А какую роль играет для вас критика?

– Когда я только начинала выставляться, мне было тяжело воспринимать критику. Сейчас я отношусь к подобным отзывам спокойнее, если они высказаны по существу, то я прислушиваюсь и делаю выводы. Но на мое творческое видение критика не влияет. Как сложившийся художник я знаю и всегда чувствую свои возможности для работы над проектом. И критика для меня – это не ограничительные рамки, а наоборот такие своеобразные трамплины, чтобы как раз выйти за эти рамки. Но только критика должна быть конструктивной.

– Вы постепенно уходите от живописи: в «Артефактах» вырезали барельефы Будд из дерева, сейчас скульптура из стеклопластика, помещенная в специальные конструкции. Это ваш поиск или что-то другое?

– Я думаю, что это мой личный профессиональный challenge. Картин я писала много, они мне не надоели, я не могу сказать, что мне не нравится писать маслом, я очень люблю рисовать. Но мне хочется двигаться дальше, попробовать что-то еще, новое и нестандартное, я поняла, что 2D-плоскости мне недостаточно, и я не могу все свои идеи воплотить маслом на холсте, мне нужны новые инструменты и материалы. Как с Буддами, тогда я полностью ушла в процесс, wood carving достаточно сложное и кропотливое дело. К скульптуре, если этим не заниматься с самого начала академического художественного образования, тоже нужно прийти. Нужно учитывать размещение объекта не просто в плоскости со светотенью, а уже его трехмерность. Что тоже было для меня интересно и захватывающе, пусть и пришлось отливать какие-то фигуры несколько раз, особенно мелкие, брови несколько раз сгорали… Вообще, я не вижу ничего необычного в том, чтобы пробовать другие направления. Да Винчи в том числе стал известен благодаря своим разносторонним талантам. Почему сейчас талантливых людей должно быть меньше? Наоборот. Я в этом постоянно убеждаюсь на международных выставках и арт-ярмарках, и стараюсь в рамках своей галереи, как куратор, давать шансы художникам. Это качество как раз и ассоциируется с современным искусством: смешение стилей, направлений, материалов, медиа среды и поп-культуры  – вот как сейчас идет его развитие и поэтому оно популярно.

– Вы много путешествуете, лично принимаете участие в групповых выставках по всему миру, но ваша студия здесь, в Лондоне. Почему? Это сказывается как-то на ваших работах?

Да, положительно. Меня вдохновляют как сами путешествия и посещение интересных мне экспозиций и кураторских проектов, так и возвращение в Лондон. Все мои креативные идеи за время поездок лучше всего собираются в мыслях и превращаются в реальные проекты здесь. В моей студии, дома или во время прогулки, даже не знаю почему. Я наслаждаюсь ритмом мегаполиса, смотрю как история на моих глазах вплетается в несущийся вперед поток развития. И только в Лондоне я вижу как искусство действительно становится частью этого развития, полноценно влияет на людей и преобразовывает жизнь. Поэтому я чувствую свою причастность, это помогает мне самой развиваться творчески, ставить новые цели и достигать их.

10021

– А публика где лучше принимает, если сравнивать Лондон и другие города?

Я стараюсь не сравнивать, просто до проведения выставки, я знаю, что могу ожидать. Лондонская публика более демократичная, открытая и взыскательная. Одновременно хочется, чтобы работы произвели впечатление, поскольку арт-среда очень насыщена и богата, но при этом еще и выдержать уровень организации самой выставки. Многое зависит от деталей и им нужно уделять время. На московских выставках я больше переживаю за донесение своих идей до зрителя, все-таки сказывается пока небольшая отдаленность от современного искусства среди массовой аудитории, но те ценители прекрасного, которые тоже много путешествуют и разбираются в искусстве, говорят, что мои экспозиции «как глоток свежего воздуха и взрыв адреналина». Я это очень ценю.

– У вас серьезный экспозиционный тур для «Розовой магии». С чем это связано?

Я хочу постепенно расширять границы своего творчества. Есть несколько направлений, которые мне интересны, такие как Юго-Восточная Азия и Северная Америка, и не вижу причин откладывать их на потом. «Розовая магия» – красочный и интересный проект, он о развитии взаимоотношений, гармонии и жизни, по сути, это универсальные темы, которые понятны всем. Ну и я сама готова к покорению новых горизонтов. 

– Для большинства художников представление на Art Basel является одним из главных событий в творчестве. Вы тоже так считаете?

Да, в определенной мере это очень статусно и престижно. Плох тот солдат, что не мечтает стать генералом, – а я бы сказала: “плох тот художник, который не стремится быть представленным на Art Basel». Ярмарка в Базеле, ну и других городах, конечно, она представляет самые сливки современного искусства, галереи хотят показать самые невероятные творения своих художников, а художники создать такую работу. К тому же, не забывайте про масштабность, как участников, так и посетителей. Она тоже играет большую роль.

 

Расскажите, какие еще у вас планы? Вы не раз успешно сотрудничали с брендами? Можно ожидать новую коллаборацию или вы сейчас больше настроены на творческую самореализацию?

У меня всегда в приоритете творчество. Даже если я участвую в коллаборации с модным брендом или компанией, я знакомлюсь с какой-то новой сферой деятельности или применения своего креативного потенциала. Знаете, это очень классно. Потому что искусство получает дополнительное практическое применение. Многие думают, что это способ его коммерциализации, но на самом деле, если эстетика и практичность находятся в равных пропорциях, то это отличный пример развития и реализации не только у художника, но и у бренда, поэтому коллабораций сейчас много во всех сферах, и это становится нормой для маркетинговых планов компаний. И не только. Я сейчас работаю над совместным проектом с Музеем Москвы, специальной инсталляцией на открытой летней площадке. Интересно, что из этого получится)

Беседовала Юлия Букина

 

error: Content is protected !!
Afisha.London

БЕСПЛАТНО
ПОСМОТРЕТЬ