Кукольный дом 2: что ждет зрителя?

Интервью: Дмитрий Турчанинов и Влада Лемешевская

Если по какой-то причине вы не успели посмотреть постановку «Кукольного дома» лондонским русскоязычным театром Xameleon в феврале, то у вас еще будет возможность наверстать упущенное. Спектакль повторят уже 26-28 апреля. Мы поговорили с режиссером спектакля Дмитрием Турчаниновым и арт-директором, актрисой и продюсером театра Хameleon Владой Лемешевской о спектакле и планах по созданию в Лондоне репертуарного театра.


– Почему вы решили уже сейчас повторить «Кукольный дом»?

ВЛ: В первый раз спектакль прошел очень удачно, мы получили прекрасные отзывы, поэтому решили повторить его для тех, кто не попал в феврале. Было приятно узнать, что пьеса вызвала множество дискуссий и размышлений: зрители писали, что спектакль заставил их задуматься и детально обсудить ситуации и персонажей со своими друзьями, тоже посмотревшими постановку. Нам часто оставляют положительные отзывы, но именно этот спектакль – возможно, благодаря своей тематике, – вызвал наиболее оживленную дискуссию.

ДТ: Я сторонник репертуарного театра. В спектакль было вложено много энергии, работы, жизни. И результат живет в тебе, тебе хочется продолжать развивать эту роль, персонажа. Для меня это очень здоровая концепция. Я очень рад, когда спектакль повторяется и продолжает жить.

Dolls House 2092 print

– Это будет тот же самый спектакль, или вы что-то в нем изменили?

ДТ: Спектакль это в принципе живая вещь. Кардинальных изменений, вроде ввода новых актеров, к примеру, здесь, конечно, нет. Но есть уточнения по каким-то тонким энергетическим вещам. Так скажем, по партитуре. Для меня театральная режиссура ближе всего к музыкальной режиссуре, музыке. Вот такие уточнения по нюансам мы вносим. Репетируем и видим более эффективный уровень воздействия.

– Вы сами часто ходите в театр, у вас есть любимые постановки в Вест-энде?

ДТ: Я, к сожалению, редко хожу. В основном по рекомендациям. Но, с моей точки зрения, английский театр сейчас находится на очень среднем уровне. Я подробно изучал театр в университете, все существующие театральные системы мне хорошо знакомы. И когда я смотрю спектакли, я вижу их  насквозь. Здесь рабочий ремесленный театр. Репетиции зачастую длятся недели две максимум. Актеры не могут позволить себе каких-то суперпауз, настоящих экспериментов. Чаще эти спектакли вызывают приятные ощущения, но для меня, человека, который много видел, глубина достигается не двухнедельной, а полугодовой работой. Это должен быть длительный поиск.

ВЛ: Я хожу в театр в Лондоне достаточно часто и тоже знаю ситуацию изнутри, потому что и сама играла в англоязычных постановках. Соглашусь с Димой, стандартное время работы над спектаклем здесь действительно очень короткое, русский театр в отличие от английского создается месяцами, а то и годами. За сжатые сроки сложно углубиться в поиск, создать нечто уникальное. С другой стороны, иногда английским спектаклям это удается. Моя любимая постановка в Вэст-Энде на данный момент The Ferryman известного театрального и кинорежиссера Сэма Мендеса. Еще я часто хожу в Барбикан, смотрю там спектакли на японском, французском, немецком языках с английскими субтитрами. Страна значения не имеет, главное, чтобы он цеплял.

Dolls House 2046 print


– Вы не раз упоминали о желании создать репертуарный театр в Лондоне. Вы продвигаетесь в этом направлении?
 

ДТ: Да – усилий одиночки тут, конечно, недостаточно, но я над этим работаю. У меня театральные студии в Кембридже, где я веду занятия с любителями. Я считаю, что нужно хотя бы раз в квартал делать неделю русского театра, чтобы зрители привыкали к такому формату. И тогда эти спектакли каким-то образом бы жили. И, конечно, нужно ездить по городам и весям, показывать спектакли местным русскоязычным сообществам, которые есть везде. При этом они необязательно исключительно русские – всегда все спрашивают, с субтитрами ли спектакль, потому что всегда берут с собой партнеров, друзей. Все это кирпичики к тому, чтобы создавался репертуарный театр.

ВЛ: Я бы не сказала, что Xameleon становится действительно репертуарным в классическом понимании этого слова, но и стандартной английской схемы, когда мы отыграли спектакль и забыли про него, мы тоже избегаем. Если спектакль полюбился зрителям, мы будем его играть. Так, например, предыдущий спектакль, который поставил для нас Дима – «Любовь в футляре» – мы повторяли аж три раза, в марте и мае 2016 и июне 2017. И я не исключаю, что мы сыграем его снова. Осенью мы повторим «Собачье сердце», постановку Константина Каменского, которая тоже очень хорошо прошла. Мы реагируем на реакцию публики.

 

– Вы с «Кукольным домом» поедете на театральный фестиваль в Берлине – расскажите об этом.

ДТ: Да, в первый раз выезжаем куда-то, и слава Богу. Это фестиваль русских зарубежных театров, организованный журналом «Театрал». Так что будет интересно посмотреть друг на друга, походить на мастер-классы. Фестиваль молодой, и пока не очень устоявшийся, но замечательно, что он существует. Нам нужно, чтобы люди ездили, смотрели друг на друга, чтобы были драйв, движение. Хуже всего, когда люди замыкаются в какой-то своей тарелке. На мир нужно смотреть широко раскрытыми глазами.

ВЛ: Пару лет назад, я училась в Летней театральной школе СТД (Союза театральный деятелей) в Москве, и это был потрясающий опыт, который в общем-то и вдохновил меня на то, чтобы попытаться создать русский театр в Лондоне. И вот уже второй год СТД совместно с журналом «Театрал» организует фестиваль для русских театров дальнего зарубежья. Кроме нас там выступят коллективы из Израиля, Германии, США и других стран. Мы очень ждем встречи с берлинским зрителем и, конечно, рады пообщаться с нашими коллегами из других стран, узнать, чем дышит русский театр за рубежом.

Фотографии Олег Качинский

Посмотреть спектакль можно 26-28 апреля: билеты тут 

Для читателей Афиши Лондона партнерская скидка на билеты 10%  по промокоду Afishalondon 

error: Content is protected !!
Afisha.London

БЕСПЛАТНО
ПОСМОТРЕТЬ