Программист Андрей Родионов - [Не]Простые люди, Афиша Лондон

[Не]Простые люди: Андрей Родионов

10 Января, 2019

Программирование, космос, спутники и Илон Маск

Афиша Лондона продолжает рубрику [Не]Простые люди. Мы рассказываем о тех, кто помимо своей основной (чаще офисной) работы имеет необычное увлечение, хобби или даже страсть, и благодаря этому вносит вклад в развитие общества и русскоязычного коммьюнити в Великобритании. Вдохновитесь нашими героями!

Андрей Родионов

Родной город: Саратов
В Лондоне: 2 года
Образование: МИРЭА по специальности «Программирование»
Основной вид деятельности: программирование трейдинговых систем в Deutsche Bank
Для души: создает станции приема спутниковых сигналов

«Родионов Андрей, приезжай к нам!»

— Андрей, традиционный вопрос: в Лондоне как оказались?

— Я перевелся внутри компании. Раньше работал в Дойче Банк в Москве, сейчас — в Лондоне.

— Вы из Москвы?
— Отец много переезжал, поэтому я по всей России путешествовал. Вообще я из Саратова, но последние 10 лет мы жили в Подмосковье.

— Вы стремились переехать в Лондон, добивались перевода или просто так обстоятельства сложились?

— Я не стремился. Однажды мне просто пришло письмо, вот буквально: «Родионов Андрей, приезжай к нам». Я спросил: а точно мне письмо? Я, вроде, ничего не просил… Да, тебе-тебе — говорят. Я подумал и согласился, конечно.

— А до этого в Лондоне бывали?

— Дважды: в командировке и просто так приезжал. Особых восторгов и ожиданий не было, если честно. После переезда нас поселили в отличном отеле, в центре города, поэтому мы чувствовали себя туристами, погружение приятное было. Потом нашли квартиру, перебрались в Гринвич. Я работаю на Кэнери Уорф, так что это очень удобно. В Москве я на дорогу тратил больше часа, а здесь — 15 минут.

— Сейчас компании неохотно сотрудников переводят, чем вы английский офис заинтересовали?

— У меня профильное образование и большой опыт: 15 лет работы по специальности. В Москве я руководил талантливой, эффективной командой. То, что мы делали, было довольно заметно.

— Как семья на переезд отреагировала?

— Жена не возражала. Она тоже работает в Дойче Банке, но была в декрете. Нам повезло, ее согласились перевести в лондонский офис. У нас двое детей, девочки-близняшки, им по 4 года. Я ввязался во всю эту авантюру, потому что подумал, что для детей прикольно и полезно будет в Лондоне пожить, в другой среде, поучить английский.

— Вам хотелось бы здесь остаться? Или Лондон — временная история?

— Сложный вопрос. Понятное дело, Англия — развитая страна, здесь удобно и комфортно. Но все как-то слишком мягко, я, например, не привык к такому, мне можно и попроще. В России такую жизнь представить невозможно.

— Жесткача не хватает?

— Да, в России везде ждешь подвоха, а здесь так все плавненько, мягонько слишком… Русский человек всегда ждет, что что-то произойдет. Я еще не привык к этому. Но вот буквально на днях мне предлагали работу в Японии, мега-интересный проект как раз по теме моего хобби. Пришлось отказаться, Япония — мимо сейчас, с семьей не стоит переезжать так часто.

 

О спутниках и любителях этого дела

— Давайте тогда о хобби. Признаюсь, я не очень разбираюсь в спутниках и системах слежения за ними, как, думаю, и большинство наших читателей.

— На самом деле, все очень просто. Есть земля, вокруг нее вращаются спутники. Спутники бывают разные: частные (как правило, мощные и тяжелые), государственные и маленькие исследовательские. С частными и государственными — все более-менее понятно, а вот с маленькими исследовательскими существует глобальная проблема — они очень слабые. Эти спутники производят различные научные эксперименты в режиме 24/7, постоянно по орбите двигаются, вращаются вокруг земли.

— А цели экспериментов какие?

— Разные! Например, они оттачивают всевозможную электронику. Внутри спутника есть специальные электронные блоки. Исследователи запускают спутник в космос и смотрят, как долго и насколько качественно эти блоки будут работать. Это самый простой пример. Или проводят, например, разные эксперименты с солнечными панелями, ведь с батарейками в космосе беда.

— Для чего вообще спутники нужны?

— Частные — для телевидения, радио, интернета беспроводного, спутниковых телефонов. Они большие и доступ к ним сейчас дорогой. Государственные бывают либо научные, либо военные, секретные. Научные — это, например, метеорологические. Они летают и землю фотографируют постоянно: пожары, наводнения, распределение планктона в океане. Принцип работы спутника простой: он вращается вокруг земли и с определенной периодичностью посылает на землю данные. Военные данные нельзя декодировать, они зашифрованы. Метеорологические данные находятся в открытом доступе, их любой человек может получить, совершенно бесплатно подключившись к американскому или российскому спутнику. Есть еще, как я уже упоминал, маленькие экспериментальные спутники — кубсаты, от cube satellite.

— Как вы со спутниками связаны?

— Ну вот представьте: университет или исследовательский центр, который экспериментальный спутник запустил, имеет некую географическую привязку, находится в каком-то городе, государстве, а чтобы получать данные в режиме 24/7, ему надо быть везде, даже на Антарктиде. Как это сделать? Для этого энтузиасты во всем мире на свои деньги создают станции приема спутниковых сигналов, получают эти данные по радио и отправляют их владельцам спутников. Владельцы часто сами обращаются к сообществу любителей, запрашивают помощь, дают параметры сигналов и коды дешифровки. Это абсолютно волонтерская работа.

— А велико ли сообщество любителей этого дела?

— Увлечение, прямо скажем, довольно редкое, всего в мире около тысячи человек. Иногда хочется проблему с кем-то обсудить, а в радиусе ста километров никого нет. Хотелось бы с кем-то по интересам больше общаться. Дружу по переписке с некоторыми другими энтузиастами. Но люди, которые этим занимаются, очень непростые, конечно. Надо пару книжек прочитать, чтобы вопрос корректно задать.

— Люди, которые этой темой интересуются, в основном работают в смежных специальностях? Я слабо представляю себе маркетолога, который в свободное время спутники запускает или антенны мастерит.

— Да, это люди определенных специальностей, как правило, в возрасте. Это ведь сильно связано с радио, а оно было популярно достаточно давно, у молодежи нет знаний и навыков для работы с ним. База у всех — программирование, математика, инженерия.

— Хоть одна женщина в таком увлечении была замечена?

— Нууууу…

— А ваши дети к космосу проявляют интерес?

— Я им покупаю книги про космос, они знают все планеты. Как-то нарисовали картину: протуберанец на солнце, правда, все думают, что это ежик яблочко несет.

О том, что можно построить у тещи на даче

— Окей, то есть ты сам идешь и строишь такую станцию на свои деньги? Это сложно?

— Нужно понимать устройство радио. Основные проблемы маленьких спутников: слабый сигнал и высокая скорость. Они летят со скоростью около 8 километров в секунду, это значит, что от горизонта до горизонта они пролетают примерно за 10 минут. Когда спутник пролетает, надо знать координаты антенны и записать сигнал, который впоследствии нужно декодировать. Прогоняются алгоритмы, получаются данные и они уже по интернету отправляются дальше. У меня есть две станции, они работают в России. Одна — у тещи на даче, вторая — у родителей.

— А принципиально, в каких именно местах ставить станции? Или можно где угодно?

— Теоретически, можно где угодно, но нужно электричество, розетка и интернет. Я поставил обычный GSM-модем, который по сотовой связи отсылает все данные мне на центральный сервер. Я могу, например, посмотреть за любой день, как изменяется погода.

— А в Лондоне не было желания станцию сделать?

— Проблема с помехами. Рядом с Гринвичем аэропорт, частоты спутников перебиваются.

— В Лондоне вообще, получается, довольно сложно место без помех найти?

— Да, это гораздо проще делать вдали от города. Я ездил недавно на конференцию, там много собирается таких энтузиастов. Они, в основном, живут в английской глубинке, устанавливают там рядом с домом сорокаметровые антенны и все у них хорошо.

— Все навыки для построения станций у вас появились благодаря образованию и работе или пришлось учиться специально?

— Мне пришлось радиотехнику осваивать: все алгоритмы, подходы. Это совсем другое программирование, поэтому обучение заняло какое-то время. Но мне просто интересно было.

— Откуда вообще интерес к этому возник?

— Илон Маск! Началась вся эта движуха, воодушевление. Мне стало интересно, какие в сфере космонавтики есть проблемы, которые потенциально мог бы решить программист, я хотел найти применение в этой области.

— Долго этим занимаетесь?

— Получается, года 3. Это очень практично, интересно, на острие. Если сравнивать с банковскими разработками, челленджи совершенно другие, более научные, это не просто поиск инженерных решений. Очень много неисследованных областей, медленно пока все это развивается.

— Сколько такое увлечение отнимает времени и денег?

— На самом деле, это почти бесплатно, я ведь могу просто дома сидеть и над этим работать. Дети ложатся в 7-8 и можно заниматься своими делами. Мою станцию можно собрать долларов за 50-60, но нет предела совершенству, конечно. Если покупать готовую станцию, коммерческую, с гарантированными результатами, ее цена составит примерно 1-2 миллиона рублей, поэтому зарабатывать потенциально можно, если профессионально этим заниматься.

— Вы когда станцию строите, вам интереснее что-то сделать своими руками или почувствовать себя частью чего-то большого?

— Мне интересно внести свой вклад в развитие науки, в общее дело. Мы запускаем ракеты, летим на луну — это работа миллионов людей, результат их общих усилий. Порой это совсем маленькие вклады, почти незаметные шажки. Но когда все эти маленькие усилия складываются, получается достаточный технологический базис для больших шагов. Так мы создаем будущее.

Беседовала Елизавета Давыдова

Читайте про других [Не]Простых людей тут

А если хотите стать новым героем нашей рубрики? Напишите нам в редакцию! 

ЧТО ЕЩЕ ИНТЕРЕСНОГО НА САЙТЕ: