Как телефоны за нами следят, и что они подслушивают

09 Марта, 2021

7 марта 1876 года, 145 лет назад, американский учёный Александр Белл оформил патент на некое устройство под названием «усовершенствованная модель телеграфа». Это чудо-изобретение, вызвавшее фурор на Всемирной выставке в Филадельфии и на международной выставке в Париже, позволяло передавать звуки, в первую очередь, конечно, речь, на огромные расстояния. Назвал своё творение Александр Белл телефоном. С тех пор телефон изменился до неузнаваемости: больше нет телефонисток, стационарные аппараты практически ушли в прошлое, да и кнопки на мобильных устройствах — теперь явление редкое.

 

Однако сейчас телефоны — это не просто удобные и незаменимые устройства, но и предмет споров. Всё популярнее становятся опасения, что смартфоны слушают все наши разговоры и помогают крупным корпорациям преследовать свои корыстные цели. Но так ли это? Редакция Afisha.London и эксперт по цифровым технологиям Дмитрий Багров разбираются, чего нам действительно стоит опасаться, а чего — нет. Возможно, смартфоны нас и не слушают, но онлайн о нас собирают огромное количество данных.

 

 


Наши мобильные телефоны шпионят за нами? Сейчас это очень популярная тема для обсуждения, и по этому поводу было уже множество дискуссий. Прислушиваются ли телефоны к каждому нашему разговору, пугая нас рекламой товаров сразу после того, как мы обсудили их с жёнами, мужьями, детьми, соседями? Многие из нас тестировали свои телефоны на предмет подслушивания. Мы обсуждаем домашний декор и вскоре после этого видим рекламу интерьерной краски. Или же мы обсуждаем летний отдых в Гаграх, а потом получаем объявления от гостиниц и турфирм именно в Гаграх. А затем делаем вывод, что наши телефоны, должно быть, нас подслушивали.

 

Фото: Magnet Me/Unsplash

 

Некоторые верят в то, что существует группа неких «Data Satanists» (анг. «сатанисты данных» от data scientists — специалисты по данным. — Прим. ред.), которая, принеся в жертву одну-двух коз, изобрела способ индивидуального слежения за каждым в мире владельцем мобильного телефона, чтобы делать «плохие вещи». Или, по крайней мере, чтобы продавать нам товары в режиме реального времени, сразу, как мы о них подумали. Но правда в том, что если что-то возможно, это ещё не означает, что это осуществимо и выгодно. Крайне маловероятно, что наши телефоны нас слушают и затем отвечают каждому индивидуально, как иногда может казаться.

 


Так что же происходит?

Появление рекламы чего-то, что мы только что обсудили, ничего не доказывает, а особенно того, что наши телефоны «слушают» нас и отвечают рекламными объявлениями. Был ли телефон подключен к аккаунту Google? Читал ли человек, получивший рекламу, электронные письма или статьи о декоре или отпуске? Если да, — а сделано это было с помощью браузера, у которого был доступ к учётной записи Google, — то, на самом деле, телефону вовсе и не нужно было подслушивать. Всё, что нужно сделать рекламодателям, чтобы попытаться что-то продать — это проанализировать файлы cookie. Дело в том, что если бы Facebook и Apple провели глобальное отслеживание пользователей, нацелившись на каждого индивидуально, у них бы возникли огромные технические проблемы, и обе компании разорились бы просто из-за огромного объёма трафика, с которым им пришлось бы справляться. Для Facebook гораздо более ценным и экономичным является анализ цифрового следа.

 

 

Айзек Азимов, известный своими произведениями, которые часто предсказывали будущие тенденции, придумал науку под названием «психоистория», которая объединяет различные статистические данные, чтобы предсказывать, как большие группы людей будут вести себя в будущем. Идея заключалась в том, что в то время как из-за слишком большого количества возможных переменных почти невозможно предсказать, что будет делать в будущем какой-то конкретный человек, законы статистики можно использовать для предсказания того, что будут делать очень большие группы людей. Азимов проиллюстрировал этот принцип анализом поведения газа. Хоть учёный и не может предсказать, что будет делать одна молекула газа, он может предсказать, что будет делать большое количество газа при воздействии определённой среды в определённом пространстве. То же самое и с данными, которые сегодня о нас собирают. Тех, кто их собирает, мы не заботим как личности. Они хотят знать, что все мы, разбитые на категории, будем делать, о чём мы будем думать или что мы будем хотеть. Мы по-прежнему слишком непредсказуемы, а технологии слишком дорогостоящи, чтобы отслеживать каждого индивидуально. Скорее, данные собираются различными способами, что способствует более глубокому пониманию поведения различных групп.

 


Цифровые следы намного значимее отдельных разговоров

Размер наших цифровых следов, даже без мифического телефонного прослушивания, феноменален. Люди прокручивают ленту в Facebook и Instagram, ставят лайки, чем-то делятся, отправляют сообщения, задерживаются на одних постах дольше, чем на других, нажимают на уведомления, как только они появляются, что указывает на интерес к теме и т. д. Мы гуглим информацию, читаем новости, пишем электронные письма и посещаем сайты. Однако, в первую очередь, мы совершаем покупки онлайн и офлайн. Да, всё верно — офлайн также является ключевым компонентом, ведь наряду с продавцами, работающими только онлайн, Visa и Mastercard тоже продают данные покупателей также, как и программы карт лояльности. Эти умные «Data Satanists» создали некие «предсказатели», которые определяют оптимальное время для показа различных типов рекламы и понимают, какой должна быть эта реклама, чтобы максимизировать шансы продать товары.

 

Мы показываем Великобританию в нашем Instagram, посмотрите!

 

 

Итак, наглядный пример «подслушанного разговора»: Питер, менеджер с большой зарплатой, купил машину три с половиной года назад. Недавно Питер оплатил несколько счетов в местном автосервисе, но не продлил свою автомобильную страховку. Двое друзей Питера, которые находились с ним в одной геолокации (без сомнения ожидавшие, пока четвертый человек заправится), в тот момент гуглили «BMW X5» и «Audi Q7». Питер приходит домой и видит рекламу машины Mercedes GLS, о которой он позже рассказывал друзьям в баре. О господи, Facebook подслушивал его! Нет, не напрямую подслушивал, а собирал информацию, полученную из сложного цифрового следа Питера, в основном на основе файлов cookie. Было бы экономически нецелесообразно разрабатывать технологию для прослушивания разговоров, а затем анализировать и сопоставлять ключевые слова из этих разговоров, особенно с учётом того, что рекламодатели платят около 10 пенсов каждый раз, когда кто-то нажимает на показанную рекламу. Мы можем предположить, что рекламодатели не отслеживают нас таким образом.

 

Читайте также: В Лондоне открылся первый продуктовый магазин от Amazon без касс

 


О чём нам следует беспокоиться относительно сбора данных?

Точно не о нескольких таргетированных объявлениях, дающих нам возможность либо покупать, либо не покупать, в соответствии с нашими пожеланиями. Гораздо более тревожным является использование технологии распознавания, также основанной на данных, которая стирает границы между удобством и согласием. У удобных технологий есть огромный потенциал для злоупотребления. В 2019 году открылась первая в Китае торговая улица, где платежи осуществляются с помощью функции распознавания лиц. Скоро подобных улиц будет больше. Такой способ оплаты настолько беспрепятственный, что потребителю особо не нужно ничего делать. Китай также рассматривает повсеместную оплату проезда в общественном транспорте с помощью этой технологии.

 

Фото: Shutterstock

 

В то время как во всём мире мы всё ещё находимся в нерегулируемой дикой среде относительно сбора данных, беспокоит то, что мы можем проскользнуть не в те системы, где нас раздражает таргетированная реклама, а в те, где мы покупаем вещи или на что-то соглашаемся, этого не осознавая. Туда, где маркетологи настолько уверены, что знают, кто мы, чего мы хотим и какова наша покупательская способность, что они продают нам товары, не беспокоя нас о конкретном согласии. Наступает тот момент, когда технологии всё-таки переходят черту, и тогда уже может быть трудно снова загнать джинна в бутылку.

 

 

Дмитрий Багров

Фото на обложке: Tim Bennett/Unsplash

 

 


Читайте также:

Королевский этикет: кто и когда носит тиару

Лондонская неделя моды сезона осень-зима 2021 от А до Я

Томас Хизервик: дизайнер на все руки

error: Content is protected !!
Afisha.London

БЕСПЛАТНО
ПОСМОТРЕТЬ