«Мы» или «я»? Как наша речь влияет на отношение к ребёнку

30 Сентября, 2021

«Мы» или «я»? Почему по-русски фразы «мы покушали», «мы покакали», «мы уже в садик ходим» звучат привычно, по крайней мере из уст мамы маленького ребёнка, а по-английски ни одна женщина так не скажет? Колумнист журнала Afisha.London, преподаватель русского для детей и хозяйка клуба «Теремок» Наталья Склярова рассуждает на тему того, как наша речь влияет на отношение к ребёнку.

 

Когда мы переехали жить из Москвы в Лондон, то наряду с двумя кранами, спокойно гуляющими по городу белками и всеобщей вежливостью, мне сразу же бросилось в глаза отношение к детям. Оно отличалось от того, к чему я привыкла в России. Оно было более уважительным и церемонным, это проявлялось во всём.

 

 

Например, я заметила, что даже годовалым детям мамы стараются подробно объяснить правила поведения. Не тащат их молча за руку, если случилась истерика, не кричат «прекрати, я сказала!», а присаживаются рядом на корточки и пытаются втолковать, что именно они сейчас будут делать и почему. Или, доставая пюре и ложку для малыша в коляске, обязательно спрашивают: «Ты проголодался? Хочешь пюре или банан?» — и пусть ребёнок ещё не может ответить, но спросить его мнение как будто обязательно. Или, например, на детской площадке мама предупреждает: «У тебя осталось 10 минут, потом мы уходим». А ребёнку три года, он ещё понятия не имеет, что такое часы и минуты, но его всё равно считают нужным известить заранее. Как ни странно, это работает: через 10 минут они действительно собираются и спокойно уходят, без скандалов и фраз вроде «ну оставайся, а я пошла», которые я видела и слышала сплошь и рядом в России. Не буду утверждать, что так делают все, но общая тенденция вырисовывалась чётко.

 

Фото: Оксана Мерзликина

 

Конечно, меня это восхитило. Правда, через некоторое время я заметила, что обратной стороной такого отношения является некоторая отстранённость. Если русская мама сливается со своим малышом и первые месяцы живёт его потребностями, то для английской мамы ребёнок — с самого начала отдельная личность. Может быть, это объясняется коротким декретным отпуском и тем, что помощь бабушек повсеместно не принята. Мне показалось, что изначально англичанки спокойнее оставляют младенцев на няню или мужа, и на свои интересы у них всегда остаётся место. Я увидела, что мамы меньше переживают и жалеют ребёнка, когда он упал, сильно ушибся или заболел, они будто не так сильно чувствуют его боль. Эта отстранённость также очень наглядно отражается в языке и речи.
В университете на курсе стилистики русского языка мы изучали разные оттенки местоимения «мы». Помимо очевидных смыслов, существуют так называемые «мы авторское» и «мы докторское». Первое используется в научных работах, дипломах и диссертациях. Автор пишет «мы провели анализ» или «мы исследовали», имея в виду исключительно себя. Второе — это снисходительно-успокаивающее «мы» в значении «ты/вы», оно часто используется врачами: «Ну-с, что у нас болит? Как мы сегодня спали? Как там наше горлышко?». И, конечно, в том же смысле его используют родители малышей: «мы покушали», «у нас первый зубик вылез», «мы пошли в 11 месяцев, а заговорили в полтора годика».

 

 

Меня, признаться, всегда от этого второго «мы» мутило. Даже в период самого мощного выброса материнских гормонов я старалась следить за собой и говорить «мы» только в тех случаях, когда мы что-то делали действительно вместе. «Мы поели», «мы поспали», «мы погуляли» — только если я тоже ела, спала и гуляла одновременно с дочерью. Но если ела она, а я только кормила, то я старалась не говорить «мы поели». Так ведь и недалеко до «мы покакали», «мы пописали» и «мы поели сисю», решила я. И никаких «мама, дай сисю» в лексиконе моих дочерей никогда не было. Они использовали только правильные слова — «молоко» и «грудь» («малатько» и «глудь»). Мы не ищем лёгких путей, дети филолога должны с младенчества знать, что такое литературная норма!

 

Фото: Travel Mad Mum

 

Тем не менее, я не сразу заметила, что по-английски родители не говорят о своём ребёнке «мы». Вообще никогда. Только в третьем лице: он, она. А задумалась я об этом впервые, когда мы обсуждали со знакомой англичанкой детские занятия в бассейне. Я сказала, что мы ходим в бассейн. То есть я ведь тоже участвую в процессе. Но моя собеседница тут же уточнила: «Так вы вместе плаваете? Нет? Просто ты сказала “мы”».

 

Читайте также: Как собрать детей в английскую начальную школу?

 

Я стала обращать на это внимание и обнаружила, что никто из родителей не говорит «мы идём в кружок», «мы идём в школу», «мы идём в гости», если это занятия ребёнка. Ребёнок как бы сам идёт, а родитель только помогает. Он за кадром, фигура второстепенная. Поэтому упоминать себя в этом случае вообще не нужно.
Однажды с этим «мы» я села в лужу, когда мою дочь впервые в жизни пригласили на день рождения. Она уже училась в подготовительном классе, и я так обрадовалась появлению у неё наконец друзей, что написала в ответном сообщении: «Спасибо огромное, мы обязательно придём!». И тут же получила вежливое напоминание, в какое время нужно привести и забрать ребёнка. Мне стало неловко и неприятно: я-то ведь не напрашивалась, а имела в виду, что только приведу ребёнка и помогу вручить имениннику подарок! Вроде не ужас-ужас, но небольшой осадок остался, и с тех пор я всегда старательно писала: «Спасибо, что пригласили Александру, она хотела бы прийти».

 

Фото: Оксана Мерзликина

 

Снова об этом случае я внезапно вспомнила через несколько лет, когда уже моя младшая дочь пошла в детский садик. Для лучшей адаптации ей составили «график привыкания»: сначала приводить на час, потом на два, и так всю первую неделю, постепенно увеличивая время. В один день оказалось, что мне нужно было привести её не к 8 утра, а к 9, и в то же время быть в школе со старшей дочерью. Я на автопилоте сказала воспитательнице так: «Анна не сможет быть к 9, потому что мне нужно отвести её сестру в школу. Может ли она прийти на полчаса позже?». И уже потом осознала, что теперь совершенно естественно для себя отделяю «мы» и «она», мне больше не нужно об этом думать.
Теперь мне даже кажется, что я изначально относилась к младшему ребёнку как-то по-другому: меньше волновалась, больше уважала её выбор во всём, больше прислушивалась к её потребностям, а не к тому, что написано в книгах по детской психологии. Уж не знаю, повлиял ли на это язык и стала ли я сама другой за годы материнства в Англии. Или дело только в том, что это мой второй ребёнок и я просто меньше боялась сделать что-то не так? Мне кажется, язык и сознание взаимно влияют друг на друга, и стоит изменить какую-то речевую привычку, как мы и сами немного меняемся.

 

 

Наталья Склярова (Natalya Sklyarova)

 


Читайте также:

Куда сходить в Лондоне — обзор лучшего в этом месяце

Инструкция: сколько стоит содержать кота в Великобритании?

Куда пойти: лучшие зоопарки в Лондоне и за его пределами

error: Content is protected !!
Afisha.London

БЕСПЛАТНО
ПОСМОТРЕТЬ