История первого в мире музейного кафе

05 Октября, 2021

Музей Виктории и Альберта во многом уникален — помимо того, что он стал первым в Европе музеем декоративно-прикладного искусства и сейчас является крупнейшим в своём роде, ему принадлежит ещё несколько «первых мест». Например, в середине XIX века музей удивил лондонскую публику чем-то доныне невиданным — первым в мире музейным рестораном и кафе! Сейчас присутствие в музеях мест, где можно перекусить после просмотра экспозиции, для нас в порядке вещей, но в те времена это было диковинкой. Редакция журнала Afisha.London рассказывает историю первого в мире музейного кафе.

 

Наследие Всемирной выставки

Имя принца Альберта невероятно тесно связано с историей музея, и дело здесь не только в названии. Благодаря супругу королевы Виктории, а также британскому общественному деятелю Генри Коулу и немецкому архитектору Готфриду Земперу в 1851 году в лондонском Гайд-парке состоялось грандиозное событие, оказавшее огромное влияние на развитие промышленности, искусства и науки, — Всемирная выставка промышленных работ всех народов. Всего через год, вдохновившись успехом Выставки и заметив проблемные зоны в качестве английской продукции с точки зрения формы, а не содержания, всё те же принц Альберт, Генри Коул и Готфрид Земпер взялись за разработку первого в Европе музея декоративно-прикладного искусства. Их творение — Музей мануфактур — сначала размещался в Мальборо-хаусе, затем в Сомерсет-хаусе, а потом переехал в Бромптон, тогда отдалённый район Лондона, и стал именоваться Южно-Кенсингтонским Музеем. В июне 1857 года состоялась торжественная церемония открытия нового музея, на которой присутствовала королева Виктория, тогда же он получил своё нынешнее название — Музей Виктории и Альберта.

 

 


Первый в мире и первый в Европе

Музей Виктории и Альберта стал первым в Европе музеем декоративно-прикладного искусства, однако инновационный подход Генри Коула — его первого директора — сделал V&A (кратко от Victoria & Albert Museum. — Прим. ред.) первым в мире в двух смыслах. Во-первых, это был первый музей, который был открыт для посетителей по вечерам благодаря газовому освещению залов, ранее никогда не использовавшемуся в храмах искусства. Во-вторых, при входе гостей музея встречал зал, где располагалась не экспозиция, а ресторан! Сделать ресторан частью музея Генри Коул решил, основываясь на опыте проведения Всемирной выставки — он убедился в том, что у всех есть потребность «в булочке и горячем кофе». Таким образом директор надеялся привлечь в музей больше посетителей и не прогадал. При этом в других музеях Лондона да и всего мира места общепита не появились аж до начала XX века, так что на протяжении сорока с лишним лет Музей Виктории и Альберта был не только первым, но и единственным местом на планете, где можно было и полюбоваться искусством, и перекусить.

 

Здание Музея Виктории и Альберта. Фото: © Victoria and Albert Museum, London

 

Первое ресторанное помещение было построено на территории музея ещё за год до торжественного открытия, однако его интерьер критики сочли «ужасно уродливым». Архитектура первого ресторана отсылала к эпохе Тюдоров и совсем не сочеталась с основным зданием музея, а за год до открытия существующих и по сей день трёх новых залов его наконец-то снесли. The Refreshment Rooms (буфетные) — такое название объединяет три зала, из которых состоит исторический ресторан V&A — открылись в 1868 году и в каком-то смысле стали частью экспозиции, ведь над ними работали выдающиеся художники и архитекторы того времени.

 

Читайте еще: Что посмотреть в этом месяце в Лондоне? Самое лучшее от редакции Afisha.London

 


The Gamble Room

Первая из трёх буфетных — изначально Centre Refreshment Room, а сейчас Gamble Room — была первым залом, встречающим гостей Музея Виктории и Альберта во второй половине XIX века, так как располагалась прямо напротив центрального входа. Сейчас главный вход в музей находится со стороны Brompton Rd, а в те годы он был в саду John Madejski Garden. Этот зал получил восторженные отзывы критиков, в отличие от его предшественника — в газетах писали: «живо и весело, похоже на одно из богато и ярко украшенных кафе Парижа». Для оформления зала Генри Коул нанял уважаемого молодого художника Годфри Сайкса, однако тот скончался, так и не успев завершить работу. Таким образом проект перешёл к дизайнеру Джеймсу Гэмблу, в честь которого Centre Refreshment Room была переименована в Gamble Room.

 

The Gamble Room в 1860-е годы. Фото: © Victoria and Albert Museum, London

 

Колонны зала покрыты английской оловянной майоликой — типом расписной плитки, впервые представленным на Всемирной выставке в 1851 году. Интерьер получился роскошным: витражные окна, массивные зеркала в рамах из майолики, барельефы со слонами и верблюдами на наличниках и фриз с изображением херувимов дополняли расписные колонны. Однако не все дизайнерские решения были призваны только лишь поражать публику — некоторые из них также обеспечивали пожарную безопасность. Например, железные листы, использованные для декорирования потолка, являются жаропрочными, что снижало риск пожаров; к тому же, их было несложно мыть, что важно для заведений общественного питания.

 

Читайте еще: Британские режиссёры-самоучки, которые внесли вклад в мировой кинематограф

 

The Gamble Room. Фото: Benugo

 


The Poynter Room

К востоку от Gamble Room расположился более миниатюрный зал Grill Room, позднее переименованный в Poynter Room в честь художника Эдварда Джона Пойнтера, который отвечал за его оформление. Изначально эта буфетная задумывалась как место для жарки отбивных и стейков, в связи с чем там есть открытая жаровня, а также специальные места для нагрева тарелок. Зал Poynter Room, как и Gamble Room, был украшен с помощью керамической плитки, для росписи которой Пойнтер пригласил учениц National Art Training School (сейчас Королевский колледж искусств) — голубыми голландскими красками они изобразили цветы, павлинов и другие декоративные мотивы. Над плиткой расположились панно, символизирующие разные месяцы и знаки зодиака, а также композицию дополняют портреты героинь классической литературы. В отличие от Gamble Room, в Poynter Room присутствуют восточные элементы, что делает зал по-своему роскошным.

 

Читайте еще: Молодая королева Виктория: у истоков эпохи

 

The Poynter Room. Фото: © Victoria and Albert Museum, London

 


The Morris Room

Сейчас Уильям Моррис считается одним из самых выдающихся британских деятелей искусства, однако когда Генри Коул пригласил его заняться оформлением третьей буфетной Музея Виктории и Альберта, тот ещё был молодым малоизвестным дизайнером. Western Dining Room, или Green Dining Room, сейчас, конечно же, также названа в честь своего оформителя — Morris Room. Этот зал разительно отличается от двух остальных благодаря смелым решениям Морриса, остановившегося на неоготике и элементах елизаветинской архитектуры. Уильям Моррис наиболее известен благодаря художественному движению «Искусства и ремёсла», которое зародилось в 1880 году, однако уже в 60-е годы XIX века природные мотивы, характеризующие движение, прослеживались в интерьере Western Dining Room Музея Виктории и Альберта.

 

The Morris Room. Фото: © Victoria and Albert Museum, London

 

Стены зала украшены гипсовым рельефом с изображением оливковых ветвей, который напоминает знаменитые обои Уильяма Морриса, популярные среди дизайнеров интерьера и по сей день. В работе над оформлением буфетной Моррису помогали его друзья — архитектор Филип Уэбб и художник Эдвард Бёрн-Джонс. Вместе они создали уникальное убранство, которое соединяет средневековые церковные мотивы, вдохновившие Уэбба, с зодиакальными образами и изображениями средневековых женщин за домашними делами — идеями Бёрн-Джонса. Окна зала из фигурного стекла бутылочного цвета украшают витражи, а потолки расписаны цветочными мотивами и геометрическими фигурами, задуманными Моррисом и Уэббом.

 

 


Три зала — три меню

В ресторане Музея Виктории и Альберта, состоящем из трёх роскошных буфетных, предлагались три разных меню — каждое было рассчитано на определённый социальный класс. Так как в музее использовалось газовое освещение, представители рабочего класса также имели возможность его посещать — вечера были для них единственным свободным временем. Более того, в ресторане питались работники музея: механики и разнорабочие.

 

Джон Уоткинс — The Grill Room (1976–81). Фото: © Victoria and Albert Museum, London

 

В 1867 году меню «первого класса» включало в себя такие блюда, как сиве из зайчатины за 1 шиллинг и 6 пенсов, пудинг с говядиной за 1 шиллинг и сезонные тарты за полшиллинга. Такой обед могли позволить себе лишь ни в чём не нуждающиеся представители аристократии. Меню «второго класса» было более сдержанным и предназначалось для менее состоятельных посетителей: котлеты из телятины за 10 пенсов, яйцо-пашот со шпинатом за 1 шиллинг и булочки и бисквит за 1 пенс. К сожалению, меню для рабочего класса не сохранилось, но можно смело предположить, что оно состояло из крайне скромных позиций, доступных на зарплату не больше одного фунта в неделю.

 


 

В XX веке музеи по всему миру начали подхватывать инициативу Генри Коула, поэтому сейчас сложно найти музей, где нет кафе или ресторана. Буфетные Музея Виктории и Альберта и по сей день остаются популярным местом, занимая лидирующие позиции в рейтингах лучших музейных кафе Лондона и всего мира. Сейчас Gamble Room, Poynter Room и Morris Room объединяет общее название Main Café, а в меню представлены различные горячие блюда, салаты, напитки и детские позиции. Окунитесь в атмосферу Викторианской эпохи, остановившись на чашку чая в одной из роскошных буфетных — это сделает посещение Музея Виктории и Альберта ещё более особенным. Конечно, на смену сиве из зайчатины пришли более современные вегетарианская лазанья и запечённая курица, однако, любуясь прекрасным интерьером, всё равно можно на мгновение переместиться назад во времени. Сейчас кафе V&A обслуживается сетью Benugo, а зал Gamble Room дополняют огромные шарообразные люстры — они делают интерьер более современным, при этом гармонируя с историческим оформлением.

 

 

Фото на обложке: The Gamble Room (© Victoria and Albert Museum, London)

 

 


Читайте также:

Классик модернизма Генри Мур и его муза Ирина Радецкая

Как британец Харрисон Вейр заставил весь мир полюбить кошек

Молодая королева Виктория: у истоков эпохи

error: Content is protected !!
Afisha.London

БЕСПЛАТНО
ПОСМОТРЕТЬ