Проект «Открытые двери»: помощь русскоязычным женщинам в Лондоне

Переезд в другую страну, особенно в Великобританию, может быть невероятно сложным. Не у всех получается легко справиться с проблемами адаптации в новой стране, а если они все возникли одновременно, то без сторонней поддержки никак не обойтись. Поиск себя и работы, одиночество, финансовая и эмоциональная зависимость от мужа, незнание английского языка — с этими и другими трудностями сталкивается множество женщин, даже в Лондоне. Чтобы им помочь, был создан проект OpenDoors в рамках благотворительной организации HealthProm. Журнал Afisha.London побеседовал с командой проекта и узнал, кому и как можно получить необходимую помощь.

 

«Открытые двери» — проект, который существует в рамках благотворительной организации HealthProm. Сама организация HealthProm была основана в 1984 году, как программа медицинской взаимопомощи между Соединённым Королевством и странами бывшего СССР. Её создали врачи и другие профессионалы для продвижения медицинского просвещения с помощью различных конференций и встреч. Сначала акцент был сделан на общественном здравоохранении, детской психиатрии, педиатрии и акушерстве, а затем более пристальное внимание стало уделяться безопасному материнству. В последующие годы HealthProm расширила сферу своей деятельности, сосредоточившись также на паллиативной помощи — помощи, которая улучшает качество жизни людей с тяжёлыми заболеваниями.

 

 

Благотворительная организация провела большое количество проектов в различных странах: Грузии, Таджикистане, Молдове, Кыргызстане, Афганистане, России и Украине. Проект «Открытые двери» (OpenDoors Project) придумала и воплотила в жизнь жительница Англии Таня Буйновская, директор по операциям HealthProm. Целью проекта стало оказание поддержки уязвимым женщинам из Восточной Европы и Центральной Азии, которые иммигрировали в Великобританию и столкнулись с такими проблемами, как безработица, социальная изоляция, правовые вопросы. Этот проект стал особенно актуальным во время пандемии Covid-19, когда эти проблемы обострились для большинства населения, особенно для женщин. На интервью с представительницами организации Светланой Кондратьевой, координатором проекта, и Дианой Марк, волонтёром и преподавателем мы поговорили о проекте подробнее.

 

Фото: HealthProm

 


Как определяются страны, в которых вы работаете? Сейчас проекты ведутся только в нескольких странах, а статус других программ на сайте — Completed. Но ведь проблемы не заканчиваются…

Светлана: Вы правы, проблемы действительно не заканчиваются. Мы бы с радостью продолжали наши проекты там, но наша организация зависит от полученных грантов. Например, у нас был огромный проект в Таджикистане: дома малюток и помощь рано родившим матерям. К сожалению, мы не получили грант на этот проект из-за сокращений в государственном бюджете и сейчас предпринимаем все усилия, чтобы найти стороннее финансирование. Организация постоянно ищет финансирование на проекты в других странах, но сейчас помощь многим международным проектам приостановлена, в том числе Евросоюзом и правительством Великобритании — на это очень повлияла пандемия, конечно. Было бы здорово получать больше индивидуальных пожертвований на программы в Великобритании и других странах. Также хотелось бы, конечно, иметь финансирование на развитие и поддержание самой компании, например, или лучше платить приглашённым специалистам.

Получается, пока основная часть финансирования идёт от государства? А есть ли постоянные благотворители?

Светлана: У нас не очень много постоянных благотворителей, и это наша основная проблема сейчас, мы пытаемся расширить базу. В основном это деньги от государства Великобритании и Евросоюза, и других благотворительных фондов, как например National Lottery Community Fund, который выделил деньги на проект «Открытые Двери». Но мы ищем и другие варианты.

Список проблем, с которыми вы имеете дело, довольно широкий: от помощи адаптироваться при переезде до помощи больным детям. Как он сформировался? Всё ведь началось с программы медицинской гуманитарной помощи.

Светлана: Я присоединилась к организации около трёх лет назад, но уже по себе знаю: когда ты занимаешься одной проблемой, вокруг возникают и другие. Ты видишь картину шире. Поэтому, видимо, наше руководство и попечители осознали, что к проблеме медицинской помощи нужно подходить комплексно. Нужна не только помощь при родах, но и помощь детям с инвалидностью, помощь совсем юным матерям. Сейчас, например, мы строим школу в Афганистане, потому что необразованная девочка — это в дальнейшем необразованная мать. А так есть больше шансов, что в будущем эти девочки смогут помочь своему ребёнку — такой широкий подход к проблеме.

 

Фото: HealthProm

 

А в Великобритании вы помогаете только женщинам с детьми?

Светлана: Нет, мы помогаем всем женщинам. Этот проект сильно отличается от того, чем мы занимаемся в других странах постсоветского пространства. Идея проекта «Открытые двери» родилась у нашего директора Тани Буйновской достаточно давно, она проживает в Великобритании уже более 20 лет. Здесь она увидела, что есть много организаций, которые помогают мигранткам из, например, Сирии или Афганистана, но нет кого-то, кто бы бесплатно помогал русскоязычным мигранткам. О русском сообществе сложилось довольно ложное впечатление, что русские не нуждаются в помощи, что все достаточно обеспеченные, приехали сюда исключительно за лучшей жизнью. Но на самом деле ситуация не всегда такова, не каждая женщина приехала сюда с большим мешком денег и живёт в районе Кенсингтон и Челси. У всех разные ситуации.

Наш проект поддерживает уязвимых женщин, их очень много. Под эту категорию может попасть любая женщина, даже с большим достатком, поскольку уязвимость проявляется в очень разных вещах: незнание языка, проблемы с визой, одиночество. К нам приходили достаточно обеспеченные женщины со случаями домашнего насилия: они не могли уйти от мужа, потому что не распоряжались семейными средствами.

Идея проекта у Тани зрела достаточно давно, и мы решили попробовать немного сместить фокус с детей в других странах на помощь женщинам здесь, в Великобритании. Сначала запустили пилотный проект в 2019 году на полгода, и увидели, это заслуживает интереса, что такой проект действительно необходим.

 

 

Как женщине обратиться к вам? Насколько женщины осведомлены о такой возможности? Или вы находите их самостоятельно?

Светлана: Это достаточно сложный процесс, потому что мы хотим помочь действительно уязвимой категории женщин. А те, кто являются уязвимыми, зачастую не пользуются Facebook, у них нет современных компьютеров, чтобы они могли участвовать даже в Zoom-встречах. Поэтому найти таких женщин очень трудно. Когда мы только начинали, мы сами искали на просторах интернета, активно продвигали и рекламировали проект в Facebook. Ещё мы делали объявления в русскоязычных газетах в Лондоне: как мы выяснили, это хороший источник информации для той группы женщин, с которой мы работаем. Изначально у нас была достаточно маленькая аудитория, но сейчас она растёт: мы помогли более 400 женщинам.

Диана: Поначалу я общалась с женщинами только в интернете, но обратной связи было не очень много. Встретиться с ними я смогла, когда начала вести курсы компьютерной грамотности. Некоторые ничего не знали о наших социальных сетях, им просто рассказали о нас. Недавно к нам пришла женщина, которой 85 лет, но она из «бойцов», а многие люди даже не знают, как нас найти. Мы постоянно ищем новые способы к ним обратиться, одно время мы искали церкви, где можно было бы раздать флаеры. Очень сложно «мыслить офлайн», все привыкли передавать информацию онлайн.

 

Фото: HealthProm

 

Судя по информации на сайте организации, у вас совсем небольшая команда, а женщинам нужна помощь очень разного типа: кому-то нужно помочь с визой, у кого-то проблемы с работой, у кого-то — психологические. Вы с кем-то сотрудничаете или помогаете самостоятельно?

Светлана: Самостоятельно мы не можем всё решить, потому что у нас нет компетенции в некоторых сферах, например, оказать психологическую поддержку. Но у нас есть команда специалистов, с которыми мы работаем, и они предоставляют нам помощь. Мы работали с психологами, которые достаточно известны в Великобритании: например, с Марией Ходурской. Она вела как группу психологической поддержки, так и проводила частные консультации. Сейчас с нами работает Юлия Морозова, ведёт группу психологической поддержки. Также у нас есть специалистки, которые помогают с индивидуальными консультациями. Причём некоторые из них делают это всё бесплатно, pro bono. А специалистам, которые работают непосредственно в нашей организации, мы, конечно, платим.

Получается, психологи не получают оплату ни от организации, ни от самих женщин?

Светлана: За группу психологической поддержки мы платим, потому что специалисты очень вкладываются в неё. Мы очень благодарны Марии Ходурской: она замечательный психолог, и когда у нас не было спонсирования на группы психологической поддержки, она проводила их для нас бесплатно. Конечно, мы стараемся платить нашим специалистам, спикерам и модераторам: мы хотим, чтобы весь материал преподносился на самом высоком уровне. Но мы очень благодарны психологам, которые работают pro bono для нас: Ольга Максименко, Алёна Лебедь. У нас также есть команда волонтёров, около 10 человек.

Часто люди не обращаются за помощью, потому что это может быть не конфиденциальным. Как вы работаете с этим?

Светлана: Это достаточно важный вопрос для психологических консультаций: вся информация с этих занятий абсолютно конфиденциальна, она никуда дальше не попадает. Когда собирается группа, все женщины подписывают договор о конфиденциальности. Когда кто-то оставляет у нас свои данные, они подписывают согласие о том, что мы обрабатываем эти данные, но, конечно, не разглашаем их.

Давайте поговорим про волонтёров. Чем они занимаются? Как они могут помочь? 

Светлана: Спрос на помощь уязвимым женщинам — больше, чем мы можем себе представить и даже больше, чем мы можем предложить. У нас маленькая команда организации, в основном она поддерживается волонтёрами. Иногда мы не справляемся даже физически, поэтому всегда рады новым волонтёрам.

Диана: Я работаю над английскими проектами: помогаю с координацией психологической поддержки и веду курсы компьютерной грамотности. И помощь нужна даже в этом: когда ты одна на восемь человек, а некоторые даже включить компьютер не могут, это может быть непросто. Очень важно, когда волонтёр может помогать физическим присутствием, пусть даже час в неделю. Важна любая помощь.

 

 

Получается, у вас есть специально оборудованная компьютерами комната, куда приходят люди за помощью и работают с волонтёрами?

Диана: Сейчас на этих курсах работаю только я, приношу свои старые компьютеры, муж помогает. Не то чтобы всё было специально оборудовано для нас, мы просто договорились с одной студией. Кроме того, все эти активности влияют и на психологическую составляющую: для женщин это возможность выйти из дома, пообщаться друг с другом.

Светлана: Да, к нам обращаются одинокие женщины. Многие из них переехали с мужем или по другим причинам, но чаще всего у них нет круга знакомств. Когда они приходят сюда, они выходят из изоляции, находят здесь соратниц. Они общаются с людьми, которые оказались в таких же обстоятельствах: у них общие проблемы, которые они пытаются решить вместе. Например, выучить английский язык: раз в неделю в нашем офисе проходят уроки английского, и для многих женщин это чуть ли не единственная возможность «выйти в свет». После занятий они всегда идут вместе пить чай — для них это очень важно. Такие женщины очень одиноки и уязвимы именно поэтому. Многие из них ищут работу. JobClub — наш большой проект, который ведёт Ольга Сильверман. Женщины учатся составлять резюме, писать сопроводительные письма, искать вакансии: этапы поиска работы здесь и, например, в России, очень отличаются. Многие смогли найти работу с нашей помощью.

Расскажите, как именно вы пришли в HealthProm?

Светлана: Я оказалась в организации как раз вместе с проектом OpenDoors — это наше совместное детище с Таней Буйновской. Это была её идея, она получила грант и пригласила волонтёров. Изначально пришла волонтёром: я заканчивала университет, мне нужен был опыт работы в Великобритании. В какой-то момент образовалась вакансия на работу part-time, на которую меня и пригласила Таня. Когда у нас не было финансирования на OpenDoors, я перешла на белорусский проект, где мы помогаем детям с инвалидностью и тяжёлыми заболеваниями.

 

 

Как получается не выгорать, работая с таким количеством чужих проблем? Ведь очень тяжело пропускать через себя все эти истории.

Диана: Я больше буду выгорать, если ничего не буду делать. Наоборот, я заряжаюсь от того, что я делаю, мне хочется дать больше. Здесь я чувствую себя действительно нужной: нужны мои профессиональные знания, моё время, внимание. Иногда в процессе волонтёрства ты чувствуешь беспомощность: хочешь помочь, но не можешь из-за каких-либо ограничений, бюрократических, например. В такие моменты, конечно, накатывает какое-то отчаяние, хочется помочь уже лично.

Светлана: Несмотря на то, что к нам приходят женщины с разными жизненными ситуациями, о которых тяжело слушать, этот проект действительно заряжает. Самое главное — это результат, ради которого мы работаем. Когда в женщинах что-то меняется, ты начинаешь видеть плоды своей работы, это вдохновляет. Например, недавно я проводила небольшой воркшоп, который был организован также и по инициативе Google, под названием #IamRemarkable. На мероприятии нужно было сказать о себе что-то хорошее, поделиться своими заслугами. К нам пришли образованные, умные, замечательные женщины, но, представляете, они просто не могли говорить о своих достоинствах. Но потом, когда каждая из них рассказала про себя что-то хорошее, я не могла сдержать улыбку. Конечно, бывает тяжело: иногда мне даже не хочется открывать ноутбук. Но когда ты преодолеваешь себя, то видишь результат, хочется продолжать дальше, и это очень-очень здорово.

 


Вы можете узнать больше о HealthProm и проекте OpenDoors и обратиться за помощью на сайте организации или в её профиле в Facebook, а также на страничке проекта в Facebook. Чтобы стать волонтёром, напишите по адресу: svetlana@healthprom.org.

 

Аккаунты команды HealthProm в Facebook:

 

Фото на обложке: HealthProm

 

 


Читайте также:

В январе состоится Лондонский международный фестиваль пантомимы

Тест: в каком лондонском музее висит эта картина?

Вышел восьмичасовой документальный фильм о The Beatles

error: Content is protected !!
Afisha.London

БЕСПЛАТНО
ПОСМОТРЕТЬ