Михаил Козырев: концерт Queen будет моим хоровым обрядом

Журнал Afisha.London побеседовал в Лондоне с Михаилом Козыревым — российским журналистом, музыкальным критиком, ведущим телеканала «Дождь». К разговору также присоединился музыкант и гид Дмитрий Пашкин, известный под псевдонимом Джейк. Мы поговорили о предстоящих музыкальных турах в Лондоне на концерты Queen, Rolling Stones, Elton John, обсудили, где лучше уловить качественный звук на фестивалях и как пообедать в тюрьме, где когда-то сидел Джаггер.

 

Михаил, ваши музыкальные туры в разные страны существуют не первый год. Расскажите, когда началась эта история?

Михаил: Вообще у меня сложно с директорией в памяти, в которой хранятся даты. Но я думаю, что первоначально с этой идеей я пришёл к Мише Кожухову, про которого мне рассказал мой друг Алекс Дубас во времена «Серебряного Дождя». У Миши тогда была идея: путешествия в маленькой группе, которым будет любопытно провести либо день, либо несколько дней в компании с каким-то интересным им человеком. Я же предложил обязательно внести музыкальный компонент в программу, и так у нас получились эти туры.

 

Фото: сайт Михаила Кожухова

 

За долгие годы мы побывали в разных странах, осуществили кучу всяких самых разных приключений. Мы ездили в Латвию на концерт группы Океан Эльзы, которая к этому моменту уже не приезжала в Россию. Ездили в Грузию на специальный концерт Нино Катамадзе в замке, на Rammstein в Мексику и на Rolling Stones в Барселону.  Мы ездили на мощнейшие концерты мировых звёзд в Лондон в разные годы. И в Лондоне моим творческим партнером и стал Дима.

 

 

Как зародилась ваша дружба?

Михаил: Дима сразу покорил меня, во-первых, знанием музыки и любовью к музыке. Мы с ним сходу как зацепились: «а вот ты помнишь?», «а вот как тебе…», «а вот слушай», «а вот это вот» — это продолжалось просто сутками. Мы здесь были на каких-то совершенно невероятных концертах: например, на концерте AC/DC, когда Аксель Роуз из Guns N’Roses пел за AC/DC все песни. Мы ездили в Манчестер смотреть Radiohead, нашу горячую любовь. Короче, где мы только не были. И, когда вдруг сложились обстоятельства, что я оказался здесь, мы решили что-то сделать сами. Вот так и зародилась идея этих путешествий «Мишкин-Пашкин трип».

 

Фото: Afisha.London

 

Возвращаясь назад, когда вы были ещё на «Нашем радио», на «Максимум», могли ли вы подумать, что вы будете присутствовать в Лондоне на концертах таких великих звёзд, которых вы ставили в эфире?

Михаил: Честно вам скажу, мог. С конца 90-х годов в Россию начало приезжать огромное количество больших западных звёзд. У меня был, по-моему, первый год радиостанции «Ультра», это был 2000-й или 2001-й год. И в тот год у меня в студии на интервью побывали Offspring, Placebo, Rammstein, Muse, Мэрилин Мэнсон — то есть просто весь свет альтернативной музыки. То есть возможность взять интервью у артиста или побывать на его концерте с конца 90-х у меня была. Другое дело, что такая возможность была не для такого большого количества людей, и интерес к этим группам все равно сохранялся, а то и увеличивался с годами. И потом это и сработало, когда мы решили, что мы будем ездить на эти концерты, особенно на тех артистов, которые со временем перестали ездить в Москву, отказались давать там концерты по разным причинам.

 

 

Это какие годы, 2010-е уже?

Михаил: Да. Ну, например, Radiohead никогда не был в России. И, скорее всего, не будет.  Теоретически всё может измениться, конечно, но просто это такой знаковый пример. Все всегда анализировали, почему Том Йорк не хочет в Россию. Одно время объяснение было такое: они категорически отказываются приезжать из-за постоянных войн, которые ведёт страна. В другой момент считали, что это из-за экологической ситуации, потому что они совершенно фанатичные эко-активисты.

Дмитрий: Говорят, что в одном из туров они даже перевозили оборудование по морю, потому что это самый экологичный способ. И тур, естественно, растянулся: пока на корабль всё погрузишь, пока он доплывёт. Но Том Йорк сказал: «Ничего не знаю, если надо три недели на перерыв между концертами – пусть будет три недели».

 

 

Какой из ваших туров был самым запоминающимся?

Михаил: Это был тур, когда Дима выпал из автобуса. *смеются*

Дмитрий: Мне запомнились AC/DC и Black Sabbath. Это было просто вау. Вот в туре AC/DC я и выпал из автобуса, но я этого не помню. *смеётся*

Михаил: Дима сейчас — воплощение здорового образа жизни, а раньше были другие времена. Вот я в них еще до сих пор, а он уже в других. Но если серьёзно, то это Royal Albert Hall с концертом Эрика Клэптона. Совершенно восхитительное ощущение: когда ты, во-первых, в самом Альберте Холле, и, во-вторых, на концерте Клэптона. Эрик Клэптон – один из главных доноров этого знаменитого зала. То есть, я думаю, что можно смело сказать, что какой-то сегмент, как кусок торта этого круглого зала, поддерживается на деньги Эрика Клэптона.

 

Фото: Colin/Wikimedia Commons

 

Это не те ли подвесные грибы?

Михаил: Кстати, грибы. Хорошо, что вы это знаете, потому что мало кто на это обращает внимание. Но это же легендарные грибы. Дима, расскажи, в чем их смысл?

Дмитрий: Когда построили зал, у него была ужасная акустика. Всё было очень красиво, конечно. Но, когда королева Виктория в 70-е годы XIX века пришла на открытие, там было эхо в одну-две секунды. Можно представить, какая была какофония, когда играл оркестр. Зал постоянно работал над решениями как улучшить звук. И вот эти грибы появились после Второй мировой: они специально такой странной формы, потому что они создавались конкретно под этот зал, поглощают звуковые волны. И сегодня этот зал считается одной из лучших музыкальных площадок в мире. Идеальное звуковое пространство.

 

Читайте также: Инструкция: как посмотреть Лондон и не потратить ни пенса

 

Михаил: На самом деле, правда заключается в том, что по проекту Тимоти Лири (психолог, участник кампании по исследованиям психоделических препаратов — прим.ред.) с этих грибов распыляется псилоцибин, поэтому всем хорошо. *смеются*

Михаил: Как раз на нашем туре перед концертом Элтона Джона в Гайд Парке мы пойдем на осмотр Альберт Холла с частным туром и, если нам ничего не помешает, попадем даже в королевскую комнату ожидания, которую откроют для нас

Дмитрий: В этот день там будет большой концерт Beach Boys к их 60-летию. И на туре мы увидим монтаж зала, который обычно всегда держится в секрете организаторами. Все большие продакшны до последнего момента, не говорят тебе о том, что что конкретно будет происходить. Ну, а если повезёт в этот день, то возможно, и репетицию самой группы захватим на сцене.

 

Фото из личного архива Михаила Козырева

 

Михаил: Альберт Холл для меня — это самый крутой крытый зал мира, так что каждый концерт, который там у нас был, на который мы привозили группу, мне запомнился на всю жизнь.

Дмитрий: У нас так много крутых концертов было, потому что мы свои поездки старались выстроить вокруг знакового события. Я так вспоминаю фестиваль British Summer Time 2018 года, когда был легендарный лайн-ап: Роджер Уотерс, The Cure и Эрик Клэптон. Это был один из всего двух концерт группы The Cure в том в году, у группы был кризис. И именно после этого концерта они решили записать альбом, и всё закончилось хорошо.

 

British Summer Time 2018 Фото: Von Yannik/Schumyswelt

 

У нас как раз недавно вышла статья о лучших летних фестивалях в Лондоне и в округе. И у меня есть технический вопрос. На летнем фестивале можно добиться хорошего звука или всё-таки в помещении звук всегда чище? Или нужно стоять в определённом месте?

Михаил: Стоять нужно как можно ближе к центральному пульту, потому что саунд звукорежиссёр отстраивает по себе, по своей картине. И, соответственно, чем ближе ты к центральному пульту, тем точнее ты улавливаешь то, что тебе хочет донести группа. Но другое дело, что, у разных людей разные пристрастия. Некоторые хотят картинку лучше, ближе к сцене, поэтому стоят сбоку. Когда мы были на Томе Йорке, мы встали с Димой прямо рядом с центральным пультом. А я, чтобы записать видео, в какой-то момент подходил к сцене слева и справа. И вот звук по бокам реально отстой. Конечно, в закрытом зале звук выстроить проще. Но звук на любой площадке зависит от нескольких факторов. Первый — это звукорежиссёр группы. Как правило, крутые группы возят с собой крутого звукорежиссёра. Второе — это звукорежиссер площадки, который знает, как выстроена площадка и как на ней отстраивается звук. И третье — это местоположение на поле или в зале: чем ближе к центральному пульту — тем лучше.

 

Читайте также: Куда сходить: лучшие летние музыкальные фестивали в Лондоне и округе

 

Михаил Один из самых запоминающихся в моей жизни концертов был в легендарной Горбушке. Там выступала группа Smashing Pumpkins, которую мы с Димой беззаветно любим. Перед ними выступала Tequilajazzz моего дорогого друга Жени Федорова, которого я тоже очень люблю. И вот когда на сцену вышел Билли Корган (солист Smashing Pumpkins — прим.ред.), мне стало так обидно за Tequilajazzz, потому что звук был совсем другой.  Когда ты разогреваешь большую группу, ты в любом случае кладешь себя «на заклание». И тут секрет «неуспеха» очень простой: все разогревающие группы играют на меньшем звуке. Звукорежиссёр основной группы приклеивает ограничитель на пульт, выше которого ты не можешь вывести звук. Поэтому звук на разогреве всегда тише.

 

 

Дмитрий: Но все равно практика показывает, что в целом английская звуковая система и английская школа звуковиков на голову выше, чем российская. В России есть множество гениальных музыкантов, особенно классических. Но со звуком беда, потому что нет этой школы. Я подозреваю, что дело в советской системе: не было шоу-бизнеса как такового, не было всё заточено под заработок. Тем временем здесь это был бизнес, вот и всё. Группы зарабатывали много денег. Они приходили в студии, оставляли там много денег, студии конкурировали между собой, создавали звучание и так далее. В Советском Союзе, знаете сколько было «лейблов», то есть компаний, выпускающих грампластинки? Один — это всесоюзная фирма «Мелодия». С кем конкурировать? Зачем конкурировать? Часто в эту сферу попадали по блату, племянник чей-нибудь, например. Здесь же совершенно другая история. Здесь есть школа, есть кадры, есть опыт, здесь есть традиции и оборудование.

 

Фото: Beyond The Notebook

 

Михаил: Очень многое всё же зависит от площадки. Вот, в частности, вспоминается концерт Radiohead в Манчестере, на стадионе для крикета Траффорд Стэдиум, он треугольный. На вершине этого треугольника стояла сцена, а трибуны разнесены далеко от сцены и друг от друга. Это был мой второй концерт Тома Йорка, и он понравился мне куда меньше, чем первый, потому что звук не прошибал так, как раньше. Но наша любовь к Radiohead настолько безразмерная, что мы оправдаем любой косяк!

Какие сейчас туры у вас запланированы и в какие даты?  

Михаил: В программе 17 июня Queen, потом 24 июня Элтон Джон, 1 июля Эд Ширан, а 3 июля Rolling Stones. А потом, если у нас все пойдет нормально, то мы сделаем Gogol Bordello 16 июля. Я очень люблю эту группу, они родом из Украины. Их концерт будет благотворительным для сбора средств помощи жителям Украины.

Где они базируются сейчас?

Михаил: Хороший вопрос в отношении цыганской группы! Это всегда сложно определить. На самом деле, большую часть жизни солист группы провел в Нью-Йорке, но последние несколько лет он тусовался по Латинской Америке, подружился с Ману Чао…Он с первых дней войны высказывается против неё и всеми силами поддерживает украинский народ.

Дмитрий: Вообще это один из немногих примеров, когда выходец из постсоветского пространства добился мировой известности.

 

Фото: Gogol Bordello

 

Изначально концерт Queen был запланирован ещё на лето 2020 года и турне переносили дважды из-за пандемии. Поэтому все зрители ждут его можно сказать в три раза сильнее. В вашем туре в этот день запланирован не только концерт Queen – расскажите подробнее какие же сюрпризы ждут участников?

Михаил: Я влюблён в эту группу со школьной скамьи. У нас даже был кодекс чести в школе: надо было наизусть знать все песни The Beatles и Queen. И вот сначала с Полом Роджерсом, заменившим Фредди Меркьюри, а теперь с Адамом Ламбертом — для меня это «улёт» в школьную пору и возможность хором, со всем залом пропеть любимые песни.

 

 

Дмитрий: Мы поедем туда, где началась лондонская жизнь Фредди, потому что началась она далеко не в люксовых апартаментах, а на окраине Лондона, недалеко от аэропорта Хитроу, потому что он был из семьи беженцев. Семья Булсара бежала из Занзибара. Поэтому, кстати, когда мы сегодня говорим, мол, «беженцы, беженцы» не нужно забывать, что беженцы подарили нам Фредди Меркьюри и Стива Джобса, например. Мне удалось договориться с хозяином дома Фредди. Он расскажет подробнее о своём районе и о том, как устанавливалась памятная табличка на его дом. И, конечно, я расскажу обо всех местах, связанных с Queen. Мы побываем у дома детства Брайана Мэя, я расскажу, как он сделал свою первую гитару, на которой он играет до сих пор. Заедем к дому, где Фредди Меркьюри жил долгие годы и где он умер, а после увидим студию, где они записывались. У нас будет ланч в закрытом специально для нас концертном зале легендарного клуба «Трубадур». Это клуб, в котором играли звезды от Джимми Хендрикса и Боба Дилана до Эда Ширана и Адель — практически все английские и американские звезды. И там мы выйдем на связь с Антоном Долиным и обсудим фильм «Богемская рапсодия». Ну а потом мы едем на Арену, там поднимаемся на крышу О2, на обзорную площадку и потом уже на сам концерт!

 

 

Могу только сказать, что всем участникам очень повезет побывать на такой программе. Есть еще места на ближайшие туры?

Михаил: Нельзя уже попасть на Элтона Джона — дикий ажиотаж вокруг этого финального выступления, даже по лондонским масштабам. Однако наши гости на туре окажутся прямо в зоне Gold Circle! Это специальная зона, близко к сцене, и можно увидеть артиста гораздо ближе, чем с обычными билетами. Этот тур был распродан в течение пары часов. Есть ещё пара мест на Queen!

Михаил: Что касается второй порции этих путешествий — это туры на концерты Эда Ширана и The Rolling Stones.  Я думаю, что большинство людей, которые интересуются нашими турами, пошлют на выступление Эда Ширана своих детей: кто-то может подарить своей любимой дочери концерт её любимого исполнителя. У нас там тоже замечательная программа, которая включает в себя два этапа. Мы попадём в то место, где снимался один из его клипов “Bad Habits”, сравним все места в жизни и на экране. А еще у Эда Ширана ещё есть свой небольшой ресторан в Notting Hill, мы там будем обедать.

 

 

Дмитрий: И после этого мы едем на стадион Уэмбли, который является для него знаковым местом. В 2015 году паренёк с гитарой собрал то ли два, то ли три Уэмбли, и у всех профессионалов шоу-бизнеса челюсти лежали на полу. Важно ещё отметить, что мы идём на заключительный концерт английской части его мирового тура. Обычно артисты больше выкладываются на первых и последних концертах.

Михаил: И Rolling Stones. У нас билеты в golden circle, опять же специальная премиум зона. Для них каждый концерт может оказаться последним. *смеются* Это легенды, которых нужно увидеть вживую.

 

Фото: Royal Mail/DPA

 

Дмитрий: Мы побываем в знаковых местах, которые обязательно надо увидеть, потому что в этом году группе исполняется 60 лет. Мы увидим место, где был их первый концерт, увидим дом, в котором сложился золотой состав. Там есть целая улица, где жили в разное время и Мик Джаггер, и Кит Ричардс, и Ронни Вуд. Ее так и называли местные — Stones Street. Одна из фишек тура — мы будем обедать в тюрьме, где Мик Джаггер провел сутки по обвинению в хранении наркотиков. В общем нас и гостей ей ждёт обширная программа. Мест на туре мало, поэтому если вы решили присоединиться — бронируйте сейчас.

 

Расписание музыкальных туров:

17 июня Queen

1 июля Эд Ширан

3 июля Rolling Stones

 

Беседовала Маргарита Багрова

Фото на обложке: E1.ru

 

 


Читайте также:

Инструкция: как попасть на теннисный турнир Уимблдон и не пропустить самое интересное

Инструкция: как взять в аренду электросамокат в Лондоне?

Исследуем места съёмок телесериала «Аббатство Даунтон»

error: Content is protected !!
Afisha.London

БЕСПЛАТНО
ПОСМОТРЕТЬ