Интервью: Сказочный цветной мир Славы Полунина

22 Декабря, 2017

Правила его жизни: общайся со счастливыми людьми и делай только то, что тебе нравится.

Слава Полунин – гениальный добрый волшебник, с которым хочется мечтать to the moon and back и как можно дольше не взрослеть.  Журнал Afisha.London встретился со Славой Полуниным накануне выступлений Snow Show, чтобы задать несколько вопросов о жизни, работе и творчестве.

О клоунах и русской клоунаде

Клоун для меня это не тот, кто раскрашенный в цирке шутит. Это радостная личность, транслирующая это состояние жизни во внешний мир. Я не помню, когда впервые увидел клоуна как такового, но первым делом мне вспоминаются фильмы Чаплина. Я посмотрел фильм «Малыш» и понял, что хочу туда.

Русская клоунская традиция очень разная. Раньше считали, что это острая сатира. Был Дуров – великий удивительный клоун, который всегда использовал в своих спектаклях сатирические элементы. Например, в Одессе он однажды выехал на арену  на зеленой свинье, потому что фамилия городового была Зеленый. Его, конечно, тут же выставили из города. В Никулине же, например, никакой сатиры нет. Но мне кажется, что свойственно славянской культуре в целом, так это сопереживание. Особая нота, которую я называю задушевностью. Зритель сопереживает персонажу, ставит себя на его место и вместе с ним проходит этот путь.

A8427448

Антон Фатьянов www.onanton.com

 

О различии культур

В Англии один критик написал: «Если вы хотите одновременно встретиться с Толстым, Достоевским и Гоголем, то приходите на «сНежное шоу»». Они все-таки чувствуют, что это особая дорога. Но между нашим восприятием есть существенная разница. В русской культуре юродивых жалеют, а в Англии нет, здесь нежность не в почете. Они будут чувствовать себя неудобно, если вдруг проявят нежность. Поэтому для Англии мне пришлось полностью поменять имидж. Сначала я был нежный – с белым лицом и красным носом. Здесь же я надел висящий тяжелый нос, темный грим. И спрятал нежность поглубже. Им было как раз. Дремучее чудище. Демон. Они это приняли.

Я беру что-то у каждой культуры и накладываю слоями в своем шоу. В Испании моего сдержанного минималистического английского клоуна никто не примет. Поэтому я делаю экспансию в зал во время антракта, чтобы их встряхнуть. Иначе я их не смогу взять. Мне пришлось физически, энергетически изменить спектакль. От каждой страны, где я появляюсь, я что-то беру и добавляю в спектакль, чтобы он был многослойным и для каждой культуры нашлось местечко. Я побывал в 50-ти разных странах на протяжении 30-ти лет. Это бесконечное чередование разных культур. Мы стали профессионалами по нахождению новых решений для меняющихся ситуаций 

d28b16b65ea0e8d1a7a60bdfeab84b33

 

О детях и взрослых

Найти подход к детям и взрослым внутри одного шоу – самое сложное. Дети воспринимают только верхний слой этого пирога. А мне жалко. Глубина исчезает, и та публика в зале, которая пришла специально за интеллектуальной клоунадой, что-то потеряет. Поэтому я стараюсь, чтобы дети ходили на дневные спектакли, я их перестраиваю немного специально для них. А вечерние я делаю такими, чтобы независимо от того, есть дети в зале или нет, он был достаточно глубоким. Спектакль разнообразен, всем достается.

 

Узнайте больше о жизни в Великобритании в нашем Телеграм канале

 

Более глубокие элементы шоу детей не отпугивают, дети отстранены от смерти. Они ее воспринимают как игру. «Я играю, будто бы я умер». Детские сказки ведь заполнены ужасами. Но они не воспринимают это как ужас и страх. Скорее, как препятствия, которые нужно преодолеть. Это не как сейчас в современной культуре, где можно увидеть жутких клоунов, которые убивают. Это все, конечно, из голов сценаристов, которые поняли, что, столкнув радостное и ужасное, можно получить драматический эффект.

 

Об источниках вдохновения

У меня два полюса. На одном –  абсурдное комическое. Я люблю Одессу, но меня меньше интересует одесский мягкий юмор, например. Вот эти нюансы человеческих отношений и так далее. Я ищу гротескный юмор, мне нужны чрезмерность, преувеличение. Другой полюс – это фантастическая реальность. К этим двум полюсам я все время тянусь. Все, что мне близко, находится либо рядом с фантастикой, либо рядом с юмором. Идеально, когда они сочетаются. Как у Терри Гиллиама, например. Он фантастичен и одновременно смешон. С ним очень смешно общаться – он все время подхихикивает. И разговаривает с тобой через этот смех. Но он любит настоящие ужасы. Когда он показал мне список своих любимых 50-ти мультфильмов, я тут же попросил убрать его подальше, я такое смотреть не могу. Это все мультфильмы, насыщенные ужасами. Для него это нормально, это его мир. Я вообще убегаю, когда вижу страшное кино. На вершине фантастического и абсурдного в русской культуре, конечно, Хармс. Рядом с ним Гоголь. Наверное, еще Булгаков. Фантасмагория, юмор и абсурд находятся где-то там. В поэзии – обэриуты, например. Все, кто играет с миром.

Не могу забыть тот день: мне долго гладили платье и готовили красивые носочки. Мы всей семьей шли на представление популярного театра “Лицедеи”, чтобы увидеть необычных клоунов, которых любили даже взрослые. Все надорвали животы от смеха, но особенно запомнились огромные воздушные шары, которые в конце вечера запустили в зал и началась невообразимая игра, которую, в то еще время комплексов и зажимов, было даже не представить … Уже тогда театр “Лицедеи” имел свой неповторимый захватывающий стиль. И сегодня, сидя рядом с Полуниным на интервью, мое сердце также замирает от радости и счастья, как тогда 25 лет назад … ” – делится наш редактор Маргарита Багрова.

 

О Лондоне

Об этом много в моей книжке «Алхимия снежности». Она теперь есть и на английском и на русском. Продается в театре. Очень хорошая, мы ее писали 15 лет, переписывали много раз. Не знаю, кто пустил утку о том, что я здесь являюсь почетным жителем. Может, меня и правда наградили, но мне никто об этом не сказал. Кто-то, видимо, почувствовал, что я должен быть почетным и написал. Я не против, с удовольствием буду нечетным. Я очень люблю Лондон. Я даже телевизор могу здесь смотреть.  Вообще не могу смотреть телевизор нигде – за всю мою жизнь у меня никогда его не было. А здесь даже в телевизоре у людей всегда в уголках губ смешинка. Они как бы иронизируют над тем, как они живут. Вся жизнь здесь проникнута юмором, причем каким-то особым способом – не так как в Одессе, когда это демонстративно. Говорят, что англичане снобы, но я так не считаю. Они очень ироничны. Ироничнее клоунов, чем Монти Пайтон, вообще невозможно найти. Они только здесь, в этой культуре, и могли появиться. Англия удивительная страна, я влюблен в нее и каждый год два-три раза сюда приезжаю. Обязательно на Chelsea Flower Show, обожаю этот фестиваль. Еще езжу по садам, выискиваю самые удивительные.

 

О Желтой Мельнице

Это любимица у меня сейчас. Она скоро обскачет «сНежное Шоу» по популярности. Уже такая красавица стала – никто не думал. Я люблю книги, у меня огромная библиотека, и однажды я наткнулся на Евреинова. Это был театральный деятель в Серебряный век. Он параллельно с Мейерхольдом поворачивал театр к неизвестным границам. И пришел к идее театрализации жизни, соединения возможностей театра и ежедневности. Он что-то попробовал, но лишь в театре, и так и не расширил это понятие. Я подумал постараться реализовать его мечту в реальности. Местом я выбрал Францию, потому что французы лидеры по отношению к культуре. Я решил, что, если мне нужно сделать какой-то эксперимент, они помогут. И вот мы отправились во Францию, нашли местечко под Парижем. Там –  заброшенную мельницу в лесу, и начали все это потихоньку воплощать.

Инструкция: Как попасть к Славе Полунину на Желтую Мельницу счастья

Преображать свою жизнь, пространство вокруг, и постепенно пришли к тому, что там сейчас. В качестве примера: сейчас Ленка (жена Полунина, – прим. редактора) делает проект «Каждый час Новый год». С полудня 31 декабря до полудня 1 января мы каждый час будем отмечать Новый год в традициях того места, где он сейчас наступает на планете. У нас в команде очень много людей, каждый будет представлять какую-то часть. Юра Делиев представляет Одессу, кто-то Финляндию, кто-то Францию. И вот они вместе кучкуются и готовят свой Новый год для всех. Находят свое место, преображают его, готовят еду, подбирают музыку. Это ежедневность на Мельнице. Принцип там – все время относиться к жизни как к моменту праздника. Создавать свою жизнь как ты создаешь произведение искусства. В конце концов я уверен люди буду двигаться в этом направлении. Потому что искусство все менее интересно как что-то рядом с тобой. Интересно, как искусство входит в тебя, как ты становишься искусством и живешь согласно возможностям искусства. Мельница – это экспериментальная лаборатория будущей жизни людей.

 

0_180e89_8099bde3_orig

 

О том, как устроена работа труппы

Когда я что-то делаю, я делаю это будто бы для себя, всегда ставлю себя на место других. Больше восьми недель мои коллеги-клоуны не работают. После восьми недель я прошу их заниматься чем-то другим, не клоунадой. Потому что всегда должна быть радость встречи, радость открытия, желание выскочить на сцену. Слово «работа» запрещено. Только радость. Никто от кого ничего не просит, я делаю так, чтобы система сама себя регулировала. Это правда семья. Нас человек 70-100, я никогда не считал. Когда мы едем куда-нибудь, я подбираю состав в зависимости от страны. Например, едем в Испанию – ага, нужны страстные. Смотрю, кто у меня есть страстный. Для Англии нужны абсурдисты. И я выбираю заранее, за год, и говорю ребятам. Они все существуют отдельно от меня. А когда я звоню и говорю, что можно поехать в Нью-Йорк или еще куда-то, они раздвигают свои дела и мы едем. У нас не существует офиса. Наш юрист живет в Лондоне, директор – в Москве, импресарио – в Рио-де-Жанейро. Мы через интернет общаемся. А когда хотим праздник, слетаемся куда-нибудь в одно место. Мы не возим с собой декорации, они всегда есть где-то поблизости на месте. Это свободная, хорошо продуманная система. Таким и должен быть театр. Тот другой театр уже давно обрюзг. Мы же разрешили все эти проблемы и порхаем как бабочки по миру в свое удовольствие.

 

Беседовали Маргарита Багрова и Ольга Павлова

Заглавный и верхний портреты Славы Полунина, автор Антон Фатьянов

Сайт Желтой Мельницы