Разговор: писательница Розамунд Бартлетт | Афиша Лондона

Разговор: писательница Розамунд Бартлетт

23 Января, 2019

Розамунд Бартлетт — автор биографий Толстого и Чехова, переводчик «Анны Карениной» и член попечительского совета Фонда Антона Чехова, благотворительной организации, занимающейся сохранением наследия русского писателя. Афиша Лондона поговорила с Розамунд о её работах, посвященных Чехову и Толстому, и проекте «Сад Антона Чехова», который был впервые представлен на последней садоводческой выставке в Хэмптон-корт.

Об увлечении русским и поездках в Россию

Я начала учить русский, когда мне было 14 лет. А в 1978 году мне посчастливилось съездить в Москву и Ленинград со школой. Мой отец приезжал в СССР в 1957 году, будучи студентом, а дед — в ранних 1930-х, по окончании своей учебы в Кембридже. Оба они поощряли мой интерес к русскому языку, так же, как и мама, у которой талант к языкам. Дедушка быстро разочаровался в сталинской политике, но, видимо, передал свою любовь к русской культуре своим внукам, поскольку трое из пяти, все девушки, решили изучать русский язык и русскую литературу в университете. Я до сих пор с гордостью храню принадлежавшую ему грамзапись оперы «Князь Игорь», записанную в Большом Театре в 1952 году — 4 пластинки еще домелодиевских дней (прим. ред. студия грамзаписи Мелодия) в очень красивых обложках. Когда я была студенткой в университете Дарэма, где изучала русский и французский, у меня была возможность посвятить целый год интенсивному изучению языков в Ленинградском государственном университете и Centre D’Etudes Russes в Медоне, недалеко от Парижа. Вот тогда я всерьез стала интересоваться своим предметом. Меня очень вдохновляли русские романы, которые затрагивали экзистенциальные темы, и было интересно узнать о том, какое важное место было отведено искусству и в Советской России, и среди эмиграции. В Дарэме мне повезло учиться у доктора Аврил Пайман, авторитетного специалиста по русскому символизму, которая вдохновила меня на написание докторской диссертации. После года работы в издательском доме в Лондоне я отправилась в Оксфорд готовить диссертацию о влиянии Вагнера в России, которая включала в том числе главы о поэтах-символистах Блоке, Белом и Иванове. Существенная часть исследования для моей работы прошла в России. Я провела год при Московском государственном университете, благодаря стипендии от Британского Совета в конце 1980-х, на пике перестройки и гласности. Это было интересное для России время, и у меня остались самые теплые воспоминания о долгих днях, проведенных в Библиотеке им. Ленина за изучением дореволюционных журналов, которые я не могла найти в Англии. «Вагнер и Россия» стала моей первой книгой, она была опубликована Cambridge University Press в 1995 году.

О Чехове

Когда я впервые познакомилась с произведениями Чехова, будучи подростком, я была слишком юна, чтобы понять все тонкости его письма. Но оценила их позже, когда преподавала в Университете Мичигана. У меня на курсе было много американских студентов, изучавших писательское мастерство, и все они были в восторге от Чехова — не потому, что он был русским писателем, а потому, что он был великим писателем, и отцом современного рассказа. Их энтузиазм, и мой опыт изучения музыкальности чеховской прозы (на конференции, посвященной Шостаковичу, которую я организовала в Ann Arbor, я читала доклад о его увлечении Чеховым) подали мне идею сделать новый перевод его рассказов. Так я получила заказ от Oxford World’s Classics на новую антологию (About Love and Other Stories, 2004), а за этим последовали неожиданные предложения написать его биографию (Chekhov: Scenes from a Life, Free Press, 2004) и стать редактором нового сборника его писем (Chekhov: A Life in Letters, Penguin Classics, 2004). Мой подход к биографии Чехова был напрямую связан с тесной работой над его прозой и, в частности, его лиричными описаниями русского пейзажа.

Пьесы и рассказы

В Англии часто удивляются, когда узнают, что в России Чехов больше известен как автор рассказов. Поэтому одна из моих миссий в жизни как переводчика — сделать их более известными англоязычному читателю. Я считаю, что они незаменимы для лучшего понимания знаменитых пьес Чехова. Чеховская ирония и сдержанность поспособствовали тому, что в театрах Англии в эпоху Лоуренса Оливье его превратили в серьезного англичанина. Выросши на зачастую сентиментальных постановках Чехова, унаследовавших аристократическую ностальгию по прошлому, свойственную тому времени, я сама была удивлена, когда впервые увидела постановку «Вишневого сада» Чехова в Москве. Пьеса была интерпретирован скорее как фарс.

О Толстом

Работа над биографией Чехова оставила мне множество вопросов о его отношениях с Толстым. Чтобы самой себе на них ответить, я в итоге взялась за биографию Толстого (Tolstoy: A Russian Life, Profile, 2010). В свете всех тех новых материалов о нем, опубликованных после распада СССР, это было удачное время для пересмотра сложного наследия автора «Войны и мира». Мы много знаем о Толстом-писателе, авторе романов, но меньше знаем о нем как о прогрессивном мыслителе, посвятившем годы преподаванию и написанию книги, обучающей детей чтению и любви к языку. Еще меньше мы знаем о тех примерно тридцати годах, в течении которых Толстой был в первую очередь религиозным мыслителем — период более продолжительный, чем его писательская карьера. Мне хотелось исследовать эту сторону личности Толстого — революционного духовного лидера и рассмотреть бурные события последних десятилетий его жизни в контексте истории России. Сейчас странно думать о том, что в начале XX века он был более известен не своими романами, а духовно-религиозными работами, а также как общественный деятель — и в России, и за рубежом. Толстой продолжал быть «Зеркалом русской революции» после 1917 года, но ко Второй мировой войне его идеи, связанные с пацифизмом и вегетарианством, были задвинуты на дальнюю полку. Его своеобразные взгляды на христианство до сих пор не дают покоя Православной церкви, от которой его отлучили в 1901 году.

 

Перевод «Анны Карениной»

Когда я задумалась над биографией Толстого, я узнала, что Oxford World’s Classics хотят издать новый перевод «Анны Карениной». Поскольку работа над переводом рассказов Чехова очень помогла мне при написании его биографии, мне хотелось так же поступить и с Толстым. Подобная возможность выдается только раз в жизни, и я была очень рада получить этот заказ. Я глубоко уважаю предыдущие переводы, и меня часто спрашивают, зачем нам еще один. Помимо того, что мое издание 2014 года, к которому я также написала предисловие и расширенные комментарий, было первым, опубликованным Oxford World’s Classics за 96 лет, английский язык постоянно меняется и развивается, и переводы неминуемо устаревают. У Констанс Гарнетт, например, было прекрасное литературное чутье, но не было тех ресурсов, которые доступны переводчикам сегодня. А её язык отражает эдвардианскую эпоху, в которую она жила, в то время, как русский язык Толстого — свежий и современный. Думаю, что я еще и единственный переводчик, использовавший в качестве первоисточника издание «Анны Карениной» Академии наук 1970 года (серия Литературные Памятники), которое представляет собой самую точную версию толстовского текста.

Фонд Антона Чехова

В 2003 году я впервые побывала в Ялте в ходе своего исследования для биографии Чехова. Когда я вернулась в 2007 году с английской группой, желавшей посетить «Белую Дачу», которую Чехов сам построил не задолго до смерти, я была очень встревожена тем, что большая её часть оказалась попросту закрыта. Алла Головачева, выдающийся чеховед, которая на тот момент занимала пост директора Дома-музея Чехова, объяснила, что отсутствие финансирования привело к серьезным повреждениям здания. Когда она показала мне плесень на стенах и признаки оседания здания, я решила запустить кампанию в Великобритании, чтобы привлечь внимание к ситуации с музеем и собрать средства на его восстановление. Ко мне присоединились Елена Михайловская и Александр Уолш, и мы решили зарегистрироваться как благотворительная организация в Великобритании. В 2010 году в честь 150-летнего юбилея Чехова, при участии актера Майкла Пеннингтона, мы организовали фестиваль Чехова в одном из Лондонских театров. В течении недели широко известные актёры, писатели и драматурги выступали со спектаклями и чтениями, и в зале не было ни одного пустого места. Фестиваль привлёк внимание британской и международной прессы и помог нам собрать средства на частичный ремонт дома-музея.

Цель Фонда Антона Чехова — сохранение и продвижение литературного и гуманитарного наследия писателя. Результатом нашего текущего «Проекта перевода раннего Чехова», в котором задействованы переводчики разных возрастов и биографий со всего мира, станет первый систематический перевод всего первого тома «Полного собрания сочинений Чехова».

«Сад Антона Чехова»

Биография Чехова — врача, писателя, садовода и филантропа — а также растущая база исследований, свидетельствующих о благоприятном влиянии садов на здоровье, стали основанием для нового проекта Фонда Антона Чехова. Его цель — создать терапевтические сады при медицинских учреждениях в Великобритании, России и Украине. Проект «Сад Антона Чехова» мы запустили в июле 2018 года на знаменитой садоводческой выставке Хэмптон-Корт, которая ежегодно проходит под покровительством Royal Horticulaural Society.

Хотя Чехов более известен как писатель, он также был доктором, чьи гуманитарные стремления вдохновили его на опасное путешествие на печально известный остров Сахалин, где содержались каторжники и ссыльные. Помимо этого Чехов был увлеченным садоводом, обожавшим копаться в каталогах семян, проводить время за посадкой деревьев и уходом за цветами. В конце жизни он признался в одном из писем, что, если бы не литература, он бы стал садоводом. Его любовь к уединенным зеленым местам началась еще когда он был мальчиком. После банкротства отца, когда Чехов был студентом-медиком в Москве и писал юморески в журналы, чтобы помочь семье, они уезжали из города на лето и арендовали дачу в деревне. Чехову страшно хотелось иметь свой собственный сад — мечту эту он реализовал только в 1892 году, когда купил захудалый дом в Мелихово, на юге от Москвы. Там он вырастил потрясающий сад. Красоты Мелихово вскоре вплелись в его работы и нашли отражение в рассказах и пьесах. Когда из-за туберкулеза Чехову пришлось переселиться в Крым в 1898 году, садоводство захватило его всего и отвлекло от мыслей о смерти — до тех пор, пока он не ослабел настолько, что не мог наклоняться и подрезать свои розы. Все 159 видов растений, росших в саду, были аккуратно занесены Чеховым в специальный блокнот на двух языках — латыни и русском.

Чехов очень хорошо понимал, какое воздействие оказывает окружающая среда на наше физическое и эмоциональное состояние — в этом он опережал время и подавал пример. Как и Астров в «Дяде Ване», он был земским врачом, преданным улучшению здравоохранения. Он открыл бесплатную клинику для крестьян в деревне, сажал тысячи деревьев и, будучи приговоренным к короткой жизни, использовал литературу, чтобы пробудить нас от нашего самодовольства. Предупреждения Астрова о том, какие экологические угрозы влечет за собой вырубка леса в «Дяде Ване» — лишь один из примеров.

Профессиональный садовод и автор ряда публикаций о русской культуре, Анна Бенн, возглавила первую фазу проекта «Сад Антона Чехова», совместно с нашим Фондом она провела успешную кампанию по сбору средств и нашла постоянный дом для сада после выставки в Хэмптон-корт. Мы дружим еще с тех пор, как вместе изучали русский в Ленинграде, будучи студентками, а позже вместе написали Literary Russia: A Guide (Picador 1997; new edition, Duckworth, 2007) — путеводитель по литературной России. Вдохновением для прекрасного сада, который она создала вместе Ханной Гарднер для выставки в Хэмптон-корт, стал Мелиховский сад, где Чехов выращивал травы для изготовления натуральных лекарств, когда его запасы медикаментов иссякали. После выставки сад был пересажен на территорию Culm Valley Integrated Centre for Health (NHS) в Девоне. Этот центр медицины возглавляет доктор Майкл Диксон, кавалер Ордена Британской Империи, известный защитник профилактической и альтернативной медицины. Наша мечта — чтобы этот сад стал первым из целого ряда садов Антона Чехова, не только в Великобритании, но и в России.

Беседовала Ольга Павлова

 

ЧТО ЕЩЕ ИНТЕРЕСНОГО НА САЙТЕ: