Разговор: продюсера и режиссера о фантасмагории «Увидеть Солсбери» | Афиша Лондона

Разговор: продюсера и режиссера о фантасмагории «Увидеть Солсбери»

11 Марта, 2019

Что мы в действительности знаем о событии, новости о котором вот уже год не сходят с телеэкранов? Афиша Лондона встретилась с театральным режиссером Владимиром Щербанем и продюсером Ириной Иоаннесян, чтобы выяснить все об одной из самых горячих театральных премьер сезона — фантасмагории «Увидеть Солсбери».

О судьбе и героях нашего времени

Ирина, Владимир, это ваш первый совместный проект. Как вы познакомились?

Ирина Иоаннесян (И.И.) — Нас познакомила актриса, Настя Зиновьева. Примерно год назад она пригласила меня на Володин спектакль «Герой нашего времени». Мне ужасно понравилось, я настолько прониклась проектом, что даже предложила свою площадку для репетиций — просто так, из любви к искусству. С этого все и началось.

Владимир, у «Героя нашего времени» очень интересная судьба: буквально из квартирника он вырос в очень серьезную вещь, был признан критиками одним из лучших спектаклей 2018 года.

Владимир Щербань (В.Щ.) — Сначала была комната, просто угол в квартире. Пространство могло вместить максимум человек 12, так что, можно считать, это был спектакль для избранных. Ирина была одним из первых зрителей. «Героя» мы поставили потому, что мне очень хотелось работать именно с этим произведением, рассмотреть его в современном контексте, где образ Печорина становится неожиданным, еще более ярким. При этом надо знать британский театр: бюрократия жуткая. Если ты живешь 300 лет, тогда очень хорошо, тогда все успеешь. Ну а если не очень, то по классической схеме не всегда стоит идти. Тем более, все творческие люди — неврастеники, хочется все быстро… Поэтому мы с моим партнером, британским актером Оливером Беннеттом, решили: пусть будет сперва спектакль, а уже потом придумаем, где и кому его показывать.

И.И. — А я ходила и страшно страдала: как можно такой спектакль показывать в квартире? Ну посмотрят его 60 человек… Имейте совесть, покажите его людям!

В.Щ. — Мы решили, что если судьба, то оно само все случится. И совершенно неожиданно все стало складываться. Появился замечательный человек, совладелец The Soho Hotel. Мы встретились, и он говорит: вы можете играть здесь, бесплатно. У них там небольшой лаунж, который используется как кинотеатр. Вообще-то он обычно сдается. И, учитывая, что одноместный номер в отеле стоит 500 фунтов за ночь, думаю, недешево.

Вот вдохновился человек. Даже про бизнес забыл!

И.И. — А на этот спектакль по-другому нельзя реагировать.

В.Щ. — Это еще не все! Мы отыграли в Soho и решили поехать на театральный фестиваль, в Эдинбург. Объявили сбор средств на Kickstarter: люди со всего мира нам помогали, высылали деньги. Мы очень быстро собрали сумму, которой хватило на поездку и получили замечательные ревью. После этого, один из ведущих британских театров — Arcola Theatre — предложили нам играть четыре недели на своей сцене, об этом можно было только мечтать. И апофеоз — прямо под Рождество BroadwayWorld UK включили нас в список лучших лондонских постановок 2018 года. И надо видеть этот список!

 

О черных комедиях и некомфортных темах

Расскажите, пожалуйста, о вашем новом проекте. Как приняли решение ставить «Солсбери»?

И.И. — У меня было смешно. Я много работаю с Виктором Шендеровичем, организовывала его концерты, он у нас в спектакле «Какого черта!» играл. В ноябре Виктор Анатольевич прислал мне пьесу, просто почитать. Я начала читать ночью, в ванной. Утром муж встает и говорит: я все понимаю, но почему у нас по всей ванной мокрые листы? А я так смеялась, что они падали в воду. Утром я позвонила и сказала: Виктор Анатольевич, это прекрасно, надо срочно это ставить! И, надо сказать, он довольно быстро дал права моей компании на постановку в Лондоне. Я отправила пьесу переводчику. Когда оба текста были готовы, я начала вокруг Володи нарезать круги. Мы решили, что надо делать, и делать амбициозно: сразу два спектакля. У нас будет русский и английский составы, при этом спектакли отличаются. Единственный человек, который играет у нас в обоих спектаклях — это Алеся Маньковская. Алеся играет Деменцию, она связующее звено двух спектаклей. Для нее, как для актрисы, это безумный вызов.

В.Щ. — Я у нее спросил: ты уверена? С ума не сойдешь? Она говорит: да нет, нормально. Вот это я понимаю, профессионал.

Виктор Шендерович

И.И. — Это, кстати, у Шендеровича первая черная комедия, сатира, абсолютно выпадает из всего, что он раньше писал. Я когда пьесу прочла, начала проверять: ну кто-то же еще хоть что-то на эту тему написал? И я понимаю, что событие не сходит с телеканалов уже год, но при этом никто на него не отреагировал.

В.Щ. — Это — редкость. Британский театр очень быстро реагирует на все. Утром в газете — вечером в куплете.

А вот как? Если британский театр — это такая сложная консервативная машина?

И.И. — Британские драматурги — наоборот. Они реагируют моментально, как только событие происходит.

В.Щ. — Это сам спектакль сделать долго. Надо решить вопросы финансирования, все площадки надолго вперед расписаны. Драматургия же всегда в поисках темы, чего-то горячего, актуального.

Почему тогда не было реакции? Тема некомфортная?

В.Щ. — Тема серьезная. Никто ничего не знает, нет ответов, но поэтому и интересно. Тот самый случай, когда жизнь сама пишет пьесу. Мне понравилось то, что сделал Виктор Шендерович: он не воспроизвел события, которые мы знаем, это фантазия на тему с использованием документальных моментов: фрагментов интервью, например.

И.И. — Конечно, он же еще и журналист, это редкое сочетание.

В.Щ. — Шендерович сделал уникальную реплику, ответ Тому Стоппарду, его пьесе «Розенкранц и Гильденстерн». Это произведение о двух статистах в пьесе «Гамлет», которые становятся жертвами большой политики. Мы сейчас все живем в этом и невозможно понять, что, где и как. Самые что ни на есть fake news: где правда, где ложь, кто убийца, кто жертва? К тому же это еще и юбилей, год назад все это произошло.

И.И. — Да, хочется как-то подытожить, для нас это высказывание в театральной форме.

О диалоге театра со зрителем

А как объяснить зрителю, что спектакль о Солсбери, в данном случае, это глубже, чем просто проехаться по теме? Если зритель не знает ни вас, ни Виктора Шендеровича, то это может быть совсем другой зритель.

В.Щ. — Зритель будет разный. Но волка бояться — в лес не ходить. Я думаю, что сама тема привлечет как ярых сторонников, так и противников. Это начало некой дискуссии, о чем еще театр может мечтать. То, что Виктор Шендерович написал — это смешно и неожиданно. Казалось бы, события ужасные, как так… Но сатира ведь для этого и создана. Через смех мы можем прикоснуться к достаточно серьезным вопросам.

И.И. — Я искренне считаю, что Шендерович — лучший российский автор на сегодняшний день. А к вопросу дискуссии… Виктор Анатольевич приезжает, он будет на русской и английской премьерах. После каждого спектакля мы минимум полчаса уделим ответам на вопросы зрителей. Мы не просто делаем спектакль, мы приглашаем к разговору с драматургом и режиссером. Это живой публичный диалог на обе аудитории — русскую и английскую.

Насколько сложно переводить сатирическую пьесу, и довольны ли вы тем, что получилось в английской версии?

И.И. — Это настолько непросто, что нельзя говорить про английскую версию пьесы как перевод в чистом виде. Это многоступенчатая работа. Русский текст был переведен очень хорошим переводчиком. Но в начале он был просто переведен. Здесь нам очень повезло, что есть Оливер, который прекрасно знает британскую реальность и занимается адаптацией пьесы.

В.Щ. — То, что легко считывается русскими людьми, не всегда понятно иностранцам. А там ведь есть еще и поэтическая часть, причем довольно трешовая! Это художественный вызов. Мы полностью заменили этот монолог, нашли нечто аналогичное как ход, использовали шекспировские фразы и звучит это очень интересно. Получилось две разные версии одной постановки, это уникально. Я занимаюсь театром уже более 20 лет, но в этом проекте столько новых творческих задач, что мне очень интересно, даже технически.

«Геем быть нормально, ненормально убивать людей»

А вообще кто-то делает в Лондоне нечто подобное?

И.И. — Пока нет. Как только мы это сделаем, я думаю, появится фишка. Но, скорее всего, люди просто будут играть недельку на русском, недельку на английском. Мы легких путей не ищем. В момент, когда Шендерович прочел отрывки «Увидеть Солсбери» на радио «Эхо Москвы», интернет взорвался. Дискуссия была бурная. Мне позвонила моя подруга и сказала: знаешь, я послушала, это как-то опасно…

В.Щ. — А это правда! Я даже в какой-то степени удивлен.

И.И. — Ну Шендерович смелый, он очень много высказывается. Но одно дело делать это как журналист, а другое — пьесу написать. Для него было важно высказаться по поводу того, как нам это событие преподносили. Из контекста, в котором это прошло в СМИ, в России, понимаешь, что геем быть хуже, чем убийцей. Так вот: геем быть нормально, ненормально убивать людей!

В.Щ. — Шендерович в этой пьесе завязал в узел многие противоречивые для русского общества темы.

Актерский состав английского и русского спектаклей «Увидеть Солсбери»

И они совсем по-разному звучат в двух культурах: британской и русской…

И.И. — Как говорят мои друзья, аудитория спектакля будет «русский мир минус Россия».

В.Щ. — Посмотрим, в России очень много интересных и прогрессивных людей, хочется найти с ними контакт. Самое главное, чтобы спектакль состоялся. Мы все силы бросаем на это сейчас, посмотрим, что получится. Если все будет правильно, это будет понятно. У Иры, как у продюсера, уже богатый опыт!

И.И. — Меня спрашивают часто про спектакль «Какого черта!», сколько народу его на данный момент посмотрело? Я говорю: 16 тысяч человек. Неплохо для компании, которой недавно исполнился год. Мне сложно говорить про Солсбери заранее. У Шендеровича есть совершенно прекрасное определение — мне за это «нестыдно» или «очень нестыдно». Я надеюсь, что это будет так.

В.Щ. — Предсказать никогда невозможно. В этом прелесть и ужас театра: ничего нельзя сказать до момента встречи со зрителем. Но это уникальный случай, здесь даже Шекспир не нужен, жизнь сама написала такую пьесу, что нарочно не придумаешь. У нас есть благородная задача облечь это в слова и форму. Раз все молчат, мы обязательно должны это сделать.

Елизавета Давыдова

Спектакль «Увидеть Солсбери» купить билеты

 

Читайте также:

Разговор: актёр Даниил Спиваковский