Разговор: актёр Даниил Спиваковский | Афиша Лондона

Разговор: актёр Даниил Спиваковский

22 Марта, 2019

Традиционно весна в Лондоне – очень насыщенный гастрольный сезон и календарь пестрит пометками «куда сходить». Однако всегда есть что-то неординарное, на что стоит обратить особое внимание. Таким событием, несомненно, станет лондонская премьера музыкального спектакля «Диалоги». 11 мая на сцене выступят актер Даниил Спиваковский и джазовый пианист и композитор Евгений Борец. Этот уникальный по жанру спектакль – своего рода разговор между актером и пианистом, в котором текст и музыка дополняют друг друга. Зритель услышит известные произведения К. Воннегута, А. Куприна, С. Довлатова и М. Зощенко.

Афиша Лондона поговорила с Даниилом Спиваковским и узнала о том, как появился этот спектакль, о карьере актера, о меняющемся театре и о том, что в нем остается до сих пор главным.

 

Даниил, вы – актер с высшим психологическим образованием. Необычный случай. Расскажите, как так получилось?

Я собирался стать психологом, потому что моя мама – психолог, доктор психологических наук, профессор Московского университета. В этой атмосфере меня воспитывали и поэтому после школы я поступал на факультет психологии. Не поступив, пошел работать санитаром в психиатрической клинике. Потом поступить-таки удалось, но меня забрали в армию. Я прослужил два года в Советской армии, после чего восстановился в университете. Но судьба моя сделала крутой вираж: я играл в студенческом театре МГУ и вслед за своими товарищами отправился поступать в ГИТИС и поступил на курс Андрея Александровича Гончарова. В каждом интервью я вспоминаю своего учителя и мастера. Это великий русский режиссер, мудрец, философ, педагог. И все мои успехи в профессии – это, конечно, его заслуга. То, что он мне передал, эту эстафету я теперь передаю своим ученикам, потому что сам являюсь мастером курса в Институте театрального искусства. Но по настоянию родителей я все-таки закончил факультет психологии. Учился в двух институтах, на двух дневных отделениях одновременно – это было начало 90-х годов и такая афера была возможна. Но прежде всего я – актер, работаю в театре, снимаюсь в кино.

Как отразился опыт работы в психиатрической клинике на вашей актерской карьере?

Некоторый опыт, который я приобрел, действительно мне помогает, поскольку мне иной раз достаются роли людей с неспокойной психической организацией. Как прочитанная книга, как встреча с интересным человеком, это обогатило мою личность. А актер, собственно, и делится со зрителями своей личностью. Но, получив роль, не могу сказать, что обращаюсь к каким-то психологическим книгам, методикам или учебникам – нет, все же актерская профессия довольно-таки ремесленная. Но мой жизненный опыт это, конечно, обогатило.

А как это вообще возможно – учиться в двух институтах одновременно?

Территориально они находились примерно на одной улице – в районе Большой Никитской (тогда она называлась улицей Герцена): Психфак – на Моховой, а ГИТИС – в Собиновском переулке (сейчас Малый Кисловский переулок, прим. ред.). Между ними – порядка 300 метров. Должен сказать, что основное время проводил в ГИТИСе на курсе Гончарова, а психология была данью уважения к родителям, поэтому я-таки закончил психфак. Но теми знаниями психологии, которыми обладают мои соученики по МГУ, я, разумеется, не обладаю, потому что, уже будучи студентом третьего курса, играл на сцене, а к концу обучения – в нескольких спектаклях театра Маяковского, в труппу которого был зачислен. Поэтому я, конечно, понимал, что я — актер. Это был мой осознанный выбор.

Известность в кино Спиваковскому принесла роль вернувшегося с войны в Чечне Павлика в картине Валерия Тодоровского «Мой сводный брат Франкенштейн». За ней последовали «Бедные родственники», «Мой муж – гений», где артист сыграл роль Льва Ландау, «Обитаемый остров», «Утомленные солнцем 2: Предстояние» Никиты Михалкова и многое другое.

Как говорил герой одного всем известного фильма: «Телевидение перевернет мир. Не будет ни кино, ни театра, ни книг, ни газет – одно сплошное телевидение». Но как показывает жизнь, это не так. Театр не стоит на месте – появляются новые режиссеры, новые формы. Как по-вашему, изменился российский театр за последние годы и что вы думаете об этих переменах?

Конечно, все меняется. Но, знаете, я – традиционалист, ученик Андрея Александровича Гончарова, приверженец традиций русского драматического театра и учу этому своих учеников. А во главе угла русского драматического театра — прежде всего актер. Потому что подлинные эмоции, чувства, переживания и мысли своего героя передать значительно труднее, нежели прикрыться какими-то режиссерскими, пусть даже очень изобретательными, находками. Все-таки актер должен быть во главе угла. Я замечаю, что в некоторых театрах России сейчас стала превалировать тенденция такой режиссуры, для которой не важен актер. Возможно, это некое европейское веяние, одно из течений в современном драматическом театре. Но мне это не близко. Поэтому я существую на других позициях. Слава богу, в России все еще сильны традиции русского драматического театра. «Русского» я подчеркиваю не из национальных соображений, я имею в виду те традиции, которые заложили Станиславский, Михаил Чехов и их последователи, в том числе мой учитель Андрей Александрович Гончаров.

 

То есть эти традиции все же удается сохранять?

Конечно. Большинство традиций. И они никуда не денутся. Описанная мной тенденция – это временная ситуация. Она потом сойдет на нет. В некоторых театрах, театральных группах это присутствует, но это потом исчезнет. Потому что это – ненастоящий театр. В настоящем театре должен быть актер.

Какие у вас сейчас любимые московские театры, куда обязательно нужно сходить, скажем, каждому гостю, приезжающему из Лондона?

Не знаю, я боюсь что-либо советовать. Знаете, когда приходишь в книжный магазин, у тебя разные полки – кто-то любит беллетристику, кто-то классику, кто-то мемуары, кто-то детективы, а кто-то детскую литературу. Пусть зритель выберет сам то, что ему нужно: по своим вкусам, своей культуре, своим пристрастиям и так далее. Я с уважением отношусь ко всем театрам, тем более московским, моим коллегам.

В мае вас можно будет увидеть на сцене в Лондоне с музыкальным спектаклем «Диалоги». Как начиналась работа над ним?

Меня познакомили с Евгением Борцом. Мы вместе творили, разбирали произведения, Евгений написал музыку. Мы импровизировали, поскольку джаз это подразумевает, а я очень люблю импровизацию в театре. Но любая импровизация все равно диктуется определенной сверхзадачей. Поэтому в спектакле, безусловно, есть некоторая канва, принцип диалога между актерами и зрителем. Мы работаем по законам русского драматического театра. И по тем же законам мы направляем эмоции и чувства зрителей. Дорогого стоит, когда зрители благодарят нас своими смехом, переживаниями, слезами. В нашей постановке есть, например, паузы, которые могут длиться полминуты, а это очень большое время для сценического пространства. Зрители слушают, какое же будет следующее слово. Следующая нота. Это великолепно. Я очень завидую лондонским зрителям, которые 11 мая увидят этот спектакль впервые.

 

Каким образом музыка, джаз дополняют ваши идеи?

Музыка обладает очень сильным воздействием на сознание, чувства, эмоции зрителей. Я вообще в своих спектаклях много с ней работаю. А здесь музыка живая – фортепиано. Тем более, Евгений Борец – поразительный, известный в России джазовый пианист. В спектакле  музыка где-то является контрапунктом происходящего, где-то – иллюстрацией происходящего, где-то конкурирует с текстом. Мы с Женей работаем как настоящие партнеры. Его голос – это фортепиано, а мой инструмент – текст любимых авторов в моем исполнении.

Произведения каких авторов вы прочтете?

Это будут работы Воннегута, Довлатова, Зощенко, Куприна. Во всех  выбранных рассказах есть тема музыки, в каких-то — конкретно тема джаза и импровизации. Они очень музыкальные, очень яркие. Мы с удовольствием ими занялись и переложили на наше диалоговое сценическое действие.

Вы недавно «Диалоги» привозили в Прибалтику и там был аншлаг. А какие у вас ожидания от лондонских гастролей?

Замечательные! Я всегда рад встрече со зрителями. Но знаете, я — профессионал: сегодня играю в Лондоне, завтра — в Москве, послезавтра – в каком-нибудь маленьком городе. И зрители везде одинаковые, они -прекрасные. К тому же я знаю секрет, как сделать так, чтобы уже на второй минуте действия зритель стал моим союзником и другом. До сих пор нас везде отлично принимали – спектакль зрителей потрясает, нас не отпускают аплодисментами. Гарантирую, что за полтора часа зрители переживут целый спектр разных эмоциональных состояний!

Беседовала Ольга Павлова

 

 

Читайте также: