История успеха: Тая Амбер | Афиша Лондона

История успеха: Тая Амбер

25 Марта, 2019

Истории успеха бывают разные. У кого-то резкий взлет, потому что нашел что-то уникальное, а у кого-то медленное поднятие в гору к своей мечте. И обе дороги всегда интересно исследовать. Ведь за каждым, даже на первый взгляд легким успехом, прячется кропотливый труд, страх, сомнения, разочарования, длинные бессонные ночи… В дополнение ко всему в иммиграции добиваться успеха еще сложнее, домашние стены не греют тут. Но главное, чем обладают такие люди — это сила и вера в свое дело. Афиша Лондона встретилась с одной из таких женщин, чтобы узнать историю и вдохновить ею наших читателей.

Тая Амбер — имя знакомое большинству женщин и даже мужчин русского Лондона. Переезжая в Лондон начинаешь искать «своих» людей и когда речь заходит о лучших руках, которым стоит доверить лицо, имя Тая Амбер звучит со всех сторон. Мы встретились с Таей и разузнали ее историю и все подробности: как стать косметологом, тернист ли путь к открытию собственной клиники на престижной Харли стрит, почему мы стареем и как это делать красиво.

О том, как сменить профессию и найти свое предназначение

— Тая, как вы пришли в профессию, что вдохновило заняться косметологией?

— Меня всегда привлекала медицина. Но когда я, закончив школу, собралась поступать в медицинский университет, на дворе стояли девяностые. Время — неспокойное, учиться надо было ехать в другой город за 180 км от родного дома, папа очень за меня переживал, считал меня несамостоятельной и высказался против, а так как он всегда воспитывал строго, пойти против его решения я не могла. Во времена Советского Союза папа работал в уголовном розыске, поэтому и решили, что я пойду по его стопам — учиться на юридический факультет. От дома недалеко да и профессия — нужная, но,как я сейчас понимаю, это было большой ошибкой! Чем дольше я училась на юрфаке, тем больше понимала, что мысли о медицине меня не опускают.

— А из семьи кто-то с медициной связан? Откуда такой интерес?

— Прабабушка была знахаркой: меня всегда лечили травами, народными средствами. Если вспомнить детство, в садике я постоянно играла роль доктора, ставила всем прививки. В школе была командиром звена, проходила медподготовку как юный санитар. Сейчас смешно звучит, а тогда было интересно и важно помогать другим: наклеить пластырь, отвести к медсестре, если у кого-то из класса поднялась температура.
В подростковом возрасте начались проблемы с кожей, это была моя боль. Лечила кожу травами с помощью прабабушкиных рецептов, иногда посещала кабинет косметолога. Задатки любви к медицине уже тогда были, но на это родители не обратили внимание. Сейчас всех своих клиенток, которые стали мамами, призываю: смотрите, что любят ваши дети, может, это их будущее призвание.

— А профессия юриста вам нравилась?

— Во время практики в полиции дальше документов не допускали, была слишком молода, для меня эта работа показалась скучной, а когда училась, прогуливала лекции и тайком ходила на курсы массажа и маникюра, даже в Швецию на обучение ездила. Потом устроилась в салон красоты мастером по маникюру, только для того, чтобы быть поближе к косметологам, видеть, как они работают. Там я познакомилась с представителями компании Germaine de Capuccini и поняла, что должна воплотить свою мечту.
Когда мне исполнилось 23 года, мы всей семьей переехали в Англию. В университете я английский ненавидела, не ходила на него всеми правдами и неправдами. Адаптация в Англии была сложной, так как я совсем не знала языка. Муж настаивал, чтобы я сидела с ребёнком дома, учила английский и продолжала магистратуру в UK.

— Думаю, дома вы не усидели…?

— Мне было скучно, конечно. Подрабатывала с 12 лет и как быть домохозяйкой — даже себе не представляла, от сидения дома у меня начинается самая настоящая ломка. Появилась мечта — пойти учиться на косметолога и оставить юриспруденцию. Но как это сделать без языка? Это значило начинать всё заново, новая терминология и новые трудности…

Решила пойти на курсы английского. Познакомилась там со студентами — будущими врачами и их разговоры о профессии, их жажда знаний подстегнули меня еще больше. Осенью 2003 отправилась в государственный колледж сдавать вступительные экзамены. Пришлось основательно понервничать и выйти из зоны комфорта: знание языка — минимальное, вокруг — девочки шестнадцатилетние, на тот же курс поступают. Понимая, что на экзамене будет сочинение на тему «Что вы думаете о красоте», я вызубрила наизусть текст из книги и по памяти его написала. Подхожу с этим сочинением к экзаменатору, который должен проводить личное интервью. Он читает мою работу и спрашивает: У тебя дислексия? А я слово «дислексия»-то по-английски не понимаю, могла только и сказать, как меня зовут. Ты откуда? — спрашивает. — Из Эстонии. — По-русски говоришь? — Да! И тут он мне на чистом русском языке отвечает: Ладно, знаешь что? Я сам в России учился и вас, русских, знаю. Вы дойдете до конца и добьетесь. Ты еще моей коллегой станешь.

Так и случилось.

 

— Ну, это судьба самая настоящая…

— Да, все удивительно сложилось… Я начала учиться, три недели отходила в колледж с периодическими истериками, ведь большую часть лекций я не понимала. Еще и тинейджеры вокруг, гвалт, учителям хамят страшно. Пришла к декану, который меня экзаменовал: «Все, большее не могу, отчисляйте». Он дал две недели отпуска, после которых меня должны были отчислить. На прощание сказал: «Я знаю, что ты вернешься».

Я вернулась на следующий день.

Второй курс закончила уже с отличием, стала студентом года, получила грант на следующий уровень, потом на обучение «экзаменатор по косметологии». Двухлетний курс я закончила за полгода, получила работу в том самом колледже , помогала студентам полюбить профессию.

О судьбоносном знакомстве и Харли стрит

— Сложно было перейти от теории к практике? Как вы начали работать?

— Пока я училась, работала волонтером во всех салонах Лондона, куда меня брали. Делала все подряд: маникюр, педикюр, депиляцию, уход за лицом, СПА процедуры. Но как только начинала делать массаж, число клиентов в салоне росло и работодатель этим пользовался, запись клиентов доходила до 12 в день. Работала добросовестно и не привыкла халтурить, у меня были за спиной сильнейшие учителя, а в голове звучали папины слова «Ты сможешь».

— Это же физически должно быть невероятно тяжело?

— Мне было в кайф, я дорвалась! Я видела, что клиенты были счастливы, потому как в моем исполнении это были не простые поглаживания, как это обычно делают во многих косметических салонах. Это была работа с телом. Благодарности сыпались со всех сторон и это придавало сил и веры, что я — на правильном пути.

— А когда вы переключились с массажа на косметологию и как это произошло?

— Тяжело было, честно скажу. Я — самоед и перфекционист, боялась лезть во что-то новое, тем более, что с массажами все шло просто отлично. Но работая в салонах, я увидела, сколько у людей проблем с кожей… И как мне казалось, дело было даже не в эстетике, а именно в состоянии здоровья. Плюс старшая дочь: нужно было помочь ей пережить гормональную перестройку так, чтобы потом не было комплексов. Искала углубленные курсы по косметологии, но, к сожалению, в Англии образование в этой области хромает.

Так получилось, что пять лет назад я познакомилась с Тийной Орасмяэ-Медер. Пришла на ее лекцию в Лондоне, увидела и услышала этого человека и поняла, что мне ни до чего другого нет дела. После лекции я подошла к Тийне и честно сказала, что очень хочу у нее учиться. Тийна ответила: Пожалуйста: курсы, вебинары, чем смогу — помогу. — Но у меня нет медицинского образования, вдруг я не справлюсь? — Вы точно справитесь!

Я начала в это все погружаться. Тийна подарила мне веру в себя. Она для меня — больше, чем учитель.

— Как от работы волонтером перейти к собственной клинике на Харли стрит?

— Самое интересное, что и начинала я тоже на Харли стрит, работала у доктора: она проводила консультации, а я делала процедуры и продолжала экзаменовать студентов в гос.учреждениях. Родив ещё двух детей, ушла из колледжа. Очень хотела работать руками. Решила принимать клиентов частно, сделала кабинет у себя дома. На тот момент это еще было легально.

Следующее место работы — маленькая комната в парикмахерской, где работали с афроволосами. Русские клиенты туда приходить побаивались, пришлось вернуться к работе дома и на выезд. Это очень нелегко: проводить процедуры в необустроенной комнате. Атмосфера бывала разная: малыши прыгают вокруг, мамы не расслабляются. Сейчас я до сих пор выезжаю к некоторым клиентам на дом, но только к таким, у кого есть свои домашние салоны, все оборудовано.

— Кажется, у вас был свой кабинет красоты в Чизике?

— Да, я была совладельцем клиники и ведущим специалистом. Одна из клиенток предложила мне вместе открыть клинику и моя вина, что я «не проверила» человека. Привычка доверять людям в этот раз подвела. Доверяй, но проверяй, как говорится. Всем, кто пытается открыть бизнес с партнером, которого знает недостаточно хорошо, теперь советую: берите ответственность на себя. Проверяйте буквально все: соцсети, чем человек живет и дышит, поинтересуйтесь семьей и близкими. Обязательно посмотрите, сколько у этого человека уже было компаний, сколько в них работало человек и как они были уволены. Если предыдущая компания была закрыта,то не стесняйтесь узнать: почему и как. Проконсультируйтесь с юристами и бухгалтерами. Я ничего этого не сделала, допустила ошибку. Но считаю, что это был хороший урок, мне надо было через это пройти, иначе я бы не оказалась на Харли стрит. Кстати, команда специалистов, которая была в Чизике, осталась со мной, сейчас мы все вместе работаем, сотрудничаем.

О своей линии косметики и весенних процедурах

— Как часто стоит посещать косметолога и с какого возраста?

— Девочек нужно приучать с самого раннего возраста, стоит обсуждать с ними уход за кожей лица и тела. Очень жаль, что в школе нет такого класса. Домоводству нас учили, а как за собой ухаживать — нет! Уверена, были бы такие курсы в школе, многих проблем с кожей можно было бы избежать. Посмотрите видеоролики на YouTube, которые обучают тяжелому плотному макияжу. У вас высыпания? Три слоя макияжа и проблемы нет, она закамуфлирована! Так не должно быть, нужно учиться ухаживать за кожей. Я провожу консультации с дочками и сыновьями своих клиенток, беседую с ними, потому что знаю из личного опыта: дети мам не слушают, больше доверяют медиа и тому, что сказали подружки. Для косметологии нет возраста, есть состояние кожи.

Если кожа — проблемная, желательно постоянно мониторить, посещать косметолога минимум раз в месяц. Вообще, по-хорошему, раз в 4-6 недель нужно специалисту показываться, чтобы следить за состоянием кожи, не запускать процессы, которые могут начаться. Многие процедуры прописываются курсом. Но опять же: я могу прописать курс из 10 массажей, но если после четвертого увижу, что добилась замечательного стойкого результата, то не буду тратить деньги и время клиента. Я назначу наши встречи реже, чтобы поддерживать этот результат.

 

— МEDER Beauty — это основной бренд, на котором вы работаете?

— Ведущими брендами являются — MEDER Beauty, BDR, Germaine de Capuccini. Эта та продукция, которую я не стесняюсь рекомендовать своим клиентам, она стоит своих денег и результаты после работы с ней впечатляющие. И да, косметика не из дешёвых и тинейджеры не всегда могут это себе позволить. Мне нравится помогать, мной всегда руководило именно это желание, а не финансы. Поэтому присутствует желание разработать продукцию ниже по цене , но так, чтобы и качество не страдало.

— В вашей линии уже вышли средства по уходу за телом, почему вы решили именно с них начать?

— Я — мама троих детей. Наносить крем для тела у меня просто времени нет, хотя клиенток своих я за это ругаю. Я хотела создать простые и очень эффективные средства. Нужен был скраб, который отлично отшелушивает и питает кожу. Из серии: пошел в душ, две минуты, и ты готов. Если есть больше двух минут свободных, можно устроить себе спа. В детстве меня бабушка учила купаться в молоке, добавляла в него лечебные травы и полевые цветы. Мы тоже создали сухое молоко, скраб, гель для душа, мыло для рук с различными добавками: лаванда, роза, ромашка, василек, янтарь и т.д. — все, что я люблю, и что приносит пользу коже. 20 минут СПА терапии с продукцией TayaAmberSignature оказывает благотворное воздействие на кожу, это — прекрасное время для себя.

— А аппаратные методики используете в работе?

— Из аппаратных у нас «золотой стандарт»: микротоки, RF-лифтинг, микронидлинг, ультразвуковая чистка, кислородное обогащение. Мы в ожидании новых аппаратов. Но если быть откровенной то я знаю, что руками добьюсь лучшего результата, чем некоторыми аппаратами, причём нужно помнить что любая аппаратная методика имеет противопоказания. Но спрос есть, британцы, например, очень любят машины, 30 минут в салоне и она красавица, да и мужская половина доверяет больше машинам.

— Какие процедуры актуально делать сейчас?

— Весной мы приостанавливаем все пилинги, прячем ретинол в шкафчики. Отшелушиваем кожу обязательно, но легким пилингом, максимум 10%, также отлично работают энзимные скрабы. Можно работать с морщинами, делать процедуры по глубокому увлажнению и витаминизированию кожи. SPF обязательно должен присутствовать в креме, в Лондоне он не нужен больше 20-25 (но и здесь стоит проконсультироваться с косметологом, кому-то показано и 50). Не забываем надевать солнечные очки, потому что морщины вокруг глаз часто появляются от того, что мы щуримся на солнце. Меняем питание на более легкое, не забываем пить воду.

 

— О красоте, которая не требует жертв

— Вы учитесь в режиме нон-стоп. Есть ли предел совершенству?
Для меня нет! Но это не стремление к совершенству, это жажда знаний. Знать все невозможно. У меня есть два человека, на которых я равняюсь: Тийна Орасмяэ-Медер и Лена Земскова, мало того, что они обучают нас, они и сами беспрерывно учатся. Это люди, которые добиваются потрясающих результатов неинвазивными методиками, именно их подход к организму человека меня вдохновляет на дальнейшее обучение.

— А про Лену расскажете?

— Лена — массажист с колоссальным опытом, у нее своя массажная школа, которая работает в более чем 20 странах и очень популярна. Я перепробовала множество техник массажа лица и Школа Елены Земсковой мне импонируют больше всего. Это небольно, нет агрессивных методик воздействия, мы добиваемся результата легкими непрерывными поглаживаниями. Лицо можно «сделать» за 6 сеансов такого массажа.
Есть фраза — «красота требует жертв». Нет, это неправда. Красота требует ухода, слезы не нужны. Мы делаем совсем по-другому. Когда я встречаю скептиков, то сначала прорабатываю одну сторону лица и показываю клиенту разницу, после этого задаю вопрос — продолжаем или так пойдете? Конечно, шучу, но это всегда работает. Я сама — за результат, который можно увидеть, тогда и с доверием проблем не возникает.

— Удивительно, что можно добиться результатов такими методами. А могут ли массаж и правильный уход позволить повременить с инъекциями? Мне кажется, сейчас все очень рано колоться начинают.

— Если в 20 начинать колоть лицо, что же в 40 делать? К счастью, сейчас появляется все больше здравомыслящих людей, хотя инъекции все еще довольно агрессивно навязываются.

Многие считают, что я категорически против инъекций. Так вот: я не против, если они нужны. Но там, где можно без них обойтись, я никогда их не порекомендую. Я сотрудничаю с замечательными докторами. Мы — хорошая команда, и когда есть показания, я всегда к ним направляю. Но когда ко мне приходят 20-летние девочки за инъекциями и уколами, я указываю на дверь. Всему свое время.

Моей маме 67 лет, я могла бы ее обколоть по полной программе, но не делала этого ни разу, есть противопоказания и против здоровья ради красоты мы не пойдём.

— Стареть красиво — это как?

— Чаще всего я прошу своих пациентов принести свои детские фотографии, с мамой и папой на них, чтобы мы могли оценить генетику. Мы вместе с пациентом должны четко представлять конечный результат. Нельзя зацикливаться на каких-то недостижимых идеалах, это тоже приводит к стрессу, а стресс — к старению. Массаж и неинвазивные методики работают идеально если мерыпредприняты вовремя . Позитив работает идеально. Эмоциональный фон очень важен.

— По каким причинам мы стареем? Есть ощущение, что это нелинейно происходит, не каждый день понемножку, а как-то бух и плюс несколько лет. Это стресс?

— Все верно, стресс и плохое состояние здоровья — это главные факторы, которые, отражаются на состоянии кожи моментально. Как только у тинейджеров начинаются экзамены в школе,кожные высыпания сразу усиливаются. Если женщина пережила трагедию, состариться можно буквально в один день. Гормональные изменения влияют очень сильно. Алкоголь. Некоторые думают — что такое один бокал вина каждый день? Да есть разница, особенно после 40 лет! Опять же переедание на ночь, соленая пища, сахар, лактоза, глютен. Правильное питание и спорт никто не отменял. Одно я знаю точно: женщину красит влюбленность. Второй фактор — это сон. На мужчинах очень отражается агрессия. Мы все состаримся, но нужно следить за собой и быть счастливым человеком, искать в жизни позитив.

За моими плечами очень много потерь. Если я буду просыпаться и думать только об этом, а не о своих близких и пациентах, лучше не будет никому. У меня утром глаза загораются, как лампочки, болезни все сразу отступают. Я не замечаю, во сколько я вышла из клиники, сколько я проработала. Мне важно, что люди выходят от меня счастливыми и влюблёнными в жизнь чего я всем и желаю.

Беседовала Елизавета Давыдова