Одри Хепбёрн: становление иконы стиля

04 Мая, 2021

Британская актриса Одри Хепбёрн по праву считается эталоном аристократичности и элегантности. Её имя прогремело на весь мир в 50-х годах XX века и стало примером уникального сочетания таланта в актёрском искусстве и новаторства в индустрии моды. Одри никогда не следовала модным тенденциям – она создавала их сама. Актриса опережала свою эпоху: она ввела в моду подростковый тип фигуры, «мужские» рубашки и сделала чёрное платье базовым элементом гардероба. Режиссёр Билли Уайлдер как-то описал Одри как «девушку, благодаря которой роскошные женские бюсты выйдут из моды». В честь дня рождения Одри Хепбёрн журнал Afisha.London вспоминает, как зарождался легендарный стиль актрисы, с какими дизайнерами и фотографами она сотрудничала и, конечно, где в Лондоне можно увидеть связанные с ней места.

 

Считается, что наибольшее влияние на стиль Хепбёрн оказал французский кутюрье Юбер де Живанши, однако хороший вкус и аристократизм всегда были у неё в крови. Одри Кэтлин Растон родилась 4 мая 1929 года в семье голландской баронессы и британского банкира. С финансами в семье проблем не было, а вот эмоциональных потрясений на детство и юность девушки выпало немало. Незадолго до Второй мировой войны родители Одри разошлись, и она осталась жить с матерью в Арнеме (Нидерланды), где им пришлось пережить период немецкой оккупации. Во-многом своей стройной и угловатой фигурой, которой позже многие будут восхищаться, девушка обязана именно военному голоду. Однако пережитое не сломило будущую звезду кино, которая в юные годы мечтала стать балериной – долгие занятия у балетного станка в консерватории Арнема сделали осанку Одри поистине королевской. Также она прекрасно знала, какая одежда ей подходит. Несмотря на хрупкую внешность, девушка имела стальной характер – она была под стать негранёному алмазу, и первые штрихи в формировании её уникального образа внёс приезд в Лондон.

 

Подписывайтесь на наш Telegram-канал о жизни в Великобритании

 


Танцовщица и фотомодель в послевоенном Лондоне

В 18 лет Одри переехала в Лондон, чтобы брать уроки балета у хореографов Мари Рамбер и Вацлава Нижинского. Вместе с матерью они нашли квартиру в доме на 65 South Audley Street в фешенебельном районе Мейфэр. Баронесса и её давний друг предприниматель Пауль Рюкенс, практически заменивший Одри отца, первое время помогали девушке осваивать британскую столицу. Послевоенный Лондон очаровал Одри. Несмотря на последствия военных действий – полуразрушенные здания и необходимость покупать продукты по талонам – город стал для девушки безопасным пространством, в котором она могла реализовать себя. Однако Мари Рамбер, в чьей балетной труппе «Балле Рамбер» выступала Одри, дала девушке понять, что ей никогда не стать примой-балериной. Этот момент стал переломным в мироощущении будущей звезды: её самокритичность достигла апогея, все усилия оставались без результата и не давали достойного заработка.

 

 

Так начался тернистый путь к звёздам – Одри оставила балет. Она рекламировала дамские шляпки для каталога, помогала принимать клиентов в туристической фирме и устроилась танцевать в респектабельный ночной джаз-клуб Ciro на Орандж-стрит у Хеймаркета. Завсегдатаи клуба позже вспоминали, что уже тогда всех привлекали бездонные глаза и невероятная улыбка девушки, она словно лучилась добротой – улыбка станет ещё одним важным нюансом фирменного образа Одри Хепбёрн. Мир шоу-бизнеса затягивал будущую актрису всё больше: параллельно она начала сниматься в кино. «Мы заканчивали около двух часов ночи, и я шла домой пешком по Пикадилли», – вспоминала Одри, которую воодушевляла бурная творческая жизнь. Также девушку приглашали на постановки известных мюзиклов: первые выступления Одри в качестве танцовщицы кордебалета состоялись в 1949 году на сценах лондонского театра «Ипподром» и Кембриджского театра.

 

 

Притягательную внешность Одри отметил шоумен Сесиль Лэндо и организовал ей съемки у Энтони Бошама – фотографа светской хроники и мужа Сары Черчилль (дочери Уинстона Черчилля). Затем была знаменитая фотосессия для рекламы увлажняющего крема, где Одри показала всю степень своей застенчивости – она отказалась раздеться. В итоге Ангус МакБин, культовый британский фотограф-портретист, работающий в жанре сюрреализма, решил оставить в кадре только лицо, шею и плечо девушки, а остальное закрыл песком. Спустя шесть десятилетий эта легендарная фотография 1950 года с юной Одри демонстрировалась на выставке «Нарисованные светом: коллекция Королевского фотографического общества» в лондонском Музее науки.

 


Галатея и её Пигмалион

Актёрская карьера Одри в Великобритании длилась всего пару лет и закончилась в 1952 году на фильме «Секретные люди», отмеченном позитивным откликом кинокритиков в газете The Daily Mail; дальше актриса пробует свои силы в бродвейских постановках и в Голливуде. В 1953 году, накануне съёмок голливудской «Сабрины», Одри отправилась в Париж, чтобы выбрать у французских дизайнеров модную одежду для тех эпизодов, где её героиня возвращается в родной дом в образе светской дамы. Всего годом ранее молодой и перспективный кутюрье Юбер де Живанши открыл в Париже собственный Дом моды, и к нему-то и направилась будущая Галатея. «Я всегда питала страсть к одежде. Я обожала её до той степени, когда это практически можно было назвать пороком. Всё, что я видела из работ молодого Юбера де Живанши, приводило в восторг, он создавал свои костюмы и платья именно в том стиле, который так нравился и шёл мне», – позже признавалась актриса.

 

Одри Хепбёрн в платье Givenchy в съёмке для журнала Glamour (Рим, 1955 год). Фото: Norman Parkinson

 

Сам Юбер говорил, что поначалу Одри его не впечатлила. Она была вне стандартов красоты того времени и была похожа на тонкого, как тростинка, подростка в белой блузке и скромных брюках. Её имя тоже ему ни о чём не говорило – на тот момент прославившие актрису «Римские каникулы» находились в процессе монтажа и ещё не вышли в прокат. Однако сотрудничество оказалось удачным даже несмотря на то что имя Живанши не показали в титрах, а премию «Оскар» за «Лучшие костюмы» получила официальный костюмер фильма «Сабрина» Эдит Хэд. С 1954 года и все последующие 40 лет Юбер был верным другом, личным стилистом и главным поклонником актрисы, а Одри была для него единственной музой. Будучи человеком жёстким и волевым, дизайнер никогда не шёл на компромиссы с клиентами. Юбера раздражало, что его прекрасные эскизы не садятся на фигуры моделей и клиенток должным образом, но тонкая фигурка Одри была словно создана для демонстрации его творчества. Девушка внимала всем советам дизайнера и с удовольствием меняла свой стиль под уверенным руководством мастера. В будущем она сыграет в чём-то похожую на себя роль – современную Галатею в фильме «Моя прекрасная леди» по пьесе Бернарда Шоу «Пигмалион».

 

Читайте также: Балерина Анна Павлова: прекрасный лебедь двух империй

 

Живанши делал ставку на образ вечной молодости, роскошной изысканности и элегантности. До встречи с ним Одри предпочитала простую одежду, сшитую, как она признавалась, собственноручно, а её любимой обувью были и ещё долго оставались балетки. Карьерный взлёт Хепбёрн пришелся на 50-е годы, поэтому, став известной актрисой, она носила модные вещи того времени, а в моде была женственность: предложенные Кристианом Диором пышные юбки, юбки-карандаш, одежда А-силуэта, вырезы-лодочки, туфли киттен-хиллс, перчатки и яркие оправы. Однако неповторимый стиль придавали Одри именно наряды от Givenchy. На свадьбу 39-летней актрисы с психотерапевтом Андреа Дотти в 1969 году Юбер сшил нежно-розовое мини-платье, а вместо фаты был изящный платок, тут же ставший популярным среди невест. Дизайнер создавал костюмы для героинь Одри в фильмах «Смешная мордашка», «Любовь после полудня», «Шарада», «Париж, когда там жара» и «Как украсть миллион».

 

 

Для культового «Завтрака у Тиффани» в 1961 году Живанши создал чёрное платье, визуально сужающее плечи и делающее фигуру более женственной – легендарный наряд с ниткой жемчуга стал визитной карточкой актрисы. В то время чёрное платье уже было представлено Коко Шанель, но ещё не стало базовым элементом гардероба. Одри, которая надевала чёрный наряд всегда и везде, своим примером сделала его популярным. К слову, ещё одним элитным брендом, задействованным в «Завтраке у Тиффани», стал британский модный дом Burberry и его фирменный тренчкот. В финальном эпизоде фильма героиня Одри, Холли Голайтли, красиво мокнет под дождём в светлом плаще именно этой марки.

 

Одри Хепбёрн и Юбер де Живанши (1985 год). Фото: Hulton Archive/Getty Images

 


Прекрасная леди Одри

Ещё одним дизайнером и другом, повлиявшим на мироощущение и стиль актрисы, стал англичанин Сесил Битон – эстет и ценитель красоты, после Второй мировой войны получивший звание официального фотографа британской королевской семьи. Сесил фотографировал Одри на съёмках мюзикла «Моя прекрасная леди» 1964 года, где он также выступал как художник по костюмам. Для фильма он создал экстравагантный чёрно-белый наряд, в котором героиня Хепбёрн, Элиза Дулиттл, пришла на королевские скачки в Аскоте. Смелое решение принесло Битону «Оскар» за лучший дизайн костюмов, а его портреты актрисы считаются эталоном. Как признавалась Одри, фотограф вернул ей веру в себя, так как она никогда не считала себя достаточно красивой и фотогеничной. Раритетные портреты Одри Хепбёрн, сделанные Сесилом Битоном, Ангусом Макбином, эксцентричным Норманом Паркинсоном и другими известными фотографами, выставлены в Национальной портретной галерее в Лондоне, однако музей временно закрыт и возобновит работу только в 2023 году.

 

 

В России зимой этого года в рамках проекта «Эрмитаж 20/21» впервые состоялась выставка-ретроспектива «Сесил Битон и культ звёзд». Жители и гости Петербурга могли проследить трансформацию звёздной индустрии XX века и в том числе увидеть портреты Одри Хепбёрн и других звезд первой величины. В портфолио Битона есть фотографии Елизаветы II в статусе и королевы, и принцессы, а также он сделал легендарный снимок принцессы Маргарет в платье от Dior, ставший символом послевоенного расцвета. Интересно, что фильм «Римские каникулы» с Одри Хепбёрн вышел в прокат как раз в разгар скандальной истории любви принцессы Маргарет и полковника «из народа». Многие зрители сравнивали фильм с событиями в британской королевской семье лета 1953 года. К слову, тремя годами позже, в 1956 году, Одри довелось ещё раз исполнить роль аристократки и воплотить на экране образ одной из самых лиричных русских героинь, сыграв Наташу Ростову в американской экранизации книги Льва Толстого «Война и мир». Фильм был тепло принят советскими зрителями.

 

Мы показываем Великобританию в нашем Instagram, посмотрите!

 

Фото: Getty Images

 


В 70-х годах карьера Одри пошла на спад из-за событий в личной жизни и депрессии актрисы, а с 1988 года Хепбёрн стала послом доброй воли ЮНИСЕФ. В её гардеробе стали преобладать строгие брюки и свитеры пастельных тонов: так было удобнее путешествовать по миру, в том числе в самые бедные страны Африки, и помогать детям. На 64-м году жизни, 20 января 1993 года, актриса тихо скончалась от рака в окружении своей семьи в Швейцарии. У неё за плечами было три брака и двое сыновей. Похороны прошли в Толошеназе на местном кладбище, а некоторые поклонники считают могилу актрисы святой. Огромной утратой уход музы стал для Юбера де Живанши, который оставил все дела и ушёл в отставку. Сама же Одри не раз признавалась, что прожила счастливую жизнь.

 

«Как я подведу итог своей жизни? Думаю, мне особенно повезло», – Одри Хепбёрн.

 

 

Ирина Лацио

Фото на обложке: Одри Хепбёрн в Givenchy (Norman Parkinson)

 

 


Читайте также:

Правила долгой и счастливой жизни от Елизаветы II

Юрий Гагарин в Лондоне: как впечатлить королеву и стать героем Великобритании

Рудольф Нуреев: король балета и мятежный «невозвращенец» в Лондоне

error: Content is protected !!
Afisha.London

БЕСПЛАТНО
ПОСМОТРЕТЬ