Игорь Верник: "Поэзия – это интимная интонация, требующая внимания" | Афиша Лондон

Игорь Верник: “Поэзия – это интимная интонация, требующая внимания”

29 Октября, 2019

5 ноября в зале The Tabernacle состоится лондонская премьера проекта «Уроки литературы. Хрестоматия» от режиссера театра и кино Феликса Михайлова. Участник проекта, известный российский актер Игорь Верник рассказал журналу Afisha.London, почему готов снова сесть за школьную парту, что общего у поэзии с Мальдивами и почему первая поездка в Лондон казалась ему схожей с покорением Эльбруса.

 

—  Почему вы решили принять участие в проекте?

—  Я люблю поэзию, cам пишу стихи и использую любую возможность почитать любимых авторов, особенно, когда речь идет о сотрудничестве с Феликсом Михайловым, c которым мы уже не раз работали вместе. Кроме того, «Хрестоматия» построена на перекличке времен и актеров разных поколений: с экранов будут читать стихи и Михаил Михайлович Казаков, и Александр Лазарев старший. Я был знаком с ними лично, ходил на их спектакли, выступления.

—  Тяга к поэзии у вас с детства?

—  Да. Мой папа режиссер литературно-драматических спектаклей на радио часто репетировал дома с актерами, меня это завораживало. Мама – пианист, а поэзия и музыка идеально сочетаются. Кроме того, у нас дома была большая библиотека с огромным количеством поэтических сборников. Благодаря этому я перечитал всего Пушкина и Лермонтова, затем Гумилева,  Ахматову, Маяковского, Есенина. Потом добрался до Вознесенского. Евтушенкова,  Бродского… Могу бесконечно перечислять любимых поэтов.

Фото Евгений Шафранек

—  Можете раскрыть секрет, чьи стихи будете читать в Лондоне?

— Поскольку основная тема «Хрестоматии» – Серебряный век, скорее всего, я буду читать Маяковского и Бродского, но не исключаю, что добавится и кто-то еще. Мы как раз сейчас обсуждаем это с Феликсом Михайловым .

— Каково будет снова оказаться за школьной партой?

— Мне очень нравится эта идея – урока литературы, когда в едином пространстве сидят люди, интересующиеся стихами или желающие открыть их для себя с новой стороны. Поэзия ведь настолько многогранна, что, каждый раз, услышав даже знакомого автора в прочтении другого человека, ты открываешь какие-то ранее неведанные тебе смыслы. «Хрестоматия» в этом плане действительно напоминает школьный класс, которому повезло с учителем. Потому что если педагог хороший, то он открывает для тебя предмет по-новому, и то, о чем он рассказывает, остается частью твоей жизни навсегда.

—  Я так понимаю, литература была у вас любимым предметом в школе?

—  Да, а вот точные науки меня отторгали, я им был не нужен, дурно учился по физике и химии. С литературой же все было иначе. Повезло и с преподавателем, и с родителями.  Поэзия, знаете, как поездка на Мальдивы. До того, как сам там побывал,  кажется, что таких красок в природе не существует. И вот ты приехал, входишь в эту прозрачную воду и не можешь до конца поверить в реальность происходящего и не хочешь вылезать на берег. Также и с поэзией: если ты открыл ее для себя, то «выбраться» уже невозможно, это счастливейшая воронка.

— Проект проходит в жанре музыкально-литературных композиций. По вашему мнению, в чем причины того, что данный формат так редко используется?

— Мне кажется, что время так поменялось. Еще совсем недавно во всем царило быстрое клиповое мышление, в итоге, ради удержания внимания зрителей в кино динамика смены кадров и поворотов сюжетных линий достигла запредельных скоростей. В этом круговороте возродилась потребность тишины, слова, к которому хочется прислушиваться и чего-то совсем неспешного, теплого. А поэзия – это как раз интимная интонация, требующая внимания и некого сосредоточения. Жанр музыкально-литературных композиций подходит для этого как нельзя лучше.

 

 

—  На какую аудиторию рассчитана «Хрестоматия»?

—  На любую, здесь нет ни возрастных, ни каких-либо еще рамок. Самое главное, чтобы люди владели русским языком и были готовы открыть свои сердца новому и прекрасному. По ощущениям, наверное, ближе всего «Хрестоматию» можно описать как разговор на кухне, с дымом от кофе и сигарет, когда хочется всю ночь напролет говорить абсолютно обо всем. Хочется воссоздать эту уютную атмосферу, пробудить у зрителей ностальгические воспоминания о детстве, юности и доме.

— В описании проекта говорится, что он также направлен на связь поколений, а молодые современные артисты с помощью поэзии и современных технологий вступают в диалог со своими предшественниками. Действительно ли это диалог или всё-таки конкуренция тоже присутствует?

— В каждом из нас здоровое чувство конкуренции, но здесь мы говорим не о разрушительной зависти Сольери к Моцарту, а созидательной силе. Это знаете, как когда ты играешь с сильным соперником, то и сам становишься сильнее. Ну, а победителем в конечном счета окажется, конечно же, зритель.

 

—  Ваш сын студент школы-студии МХАТа, таким образом, продолжает театральную династию. Скажите, пожалуйста, передалась ли ему ваша любовь к поэзии?

—  Сын, как и я, пишет стихи. Иногда мы показываем друг другу свои сочинения: в ночи он читает мне, я читаю ему. Ну, и конечно Гриша любит и много читает и классиков и современных поэтов.

— Говоря о новом поколении и современной киноиндустрии, невозможно не упомянуть о том, что на западе все больше и больше актеров принимают участие в сериалах. Те же «Игры престолов» и «Во все тяжкие» по количеству зрителей опережают многие мировые кинопремьеры? Считаете ли Вы, что и российское кино движется в том же направлении?

— Формат сериалов вышел на очень высокий уровень с точки зрения качества, возможностей, разнообразия режиссерских приемов и количества  мощных людей из киноиндустрии, вовлеченных в сериальное производство. Поразительно, как сериал, который долгие годы казался чем-то второстепенным и низкосортным, вдруг завоевал такие позиции. Я думаю, что изменилось очень многое: не только качество сюжетных линий, спецэффекты, наличие в проектах больших режиссеров и актеров, но и в целом форма жизни cтала другой. Когда у тебя все время в руке, я имею ввиду смартфон, экран, который не нужно растягивать, настраивать, ждать рекламной паузы, экран, по сути заменяющий кинотеатр, то восприятие кино меняется. По своим последним проектам: «Жуки», «Кухня», сейчас я снимаюсь в сериале «Выживший» и «Псих», я вижу, какую бурю эмоций вызывают эти истории. Зрители активно обсуждают героев: то ненавидят их, то объясняются в любви, но равнодушным современные сериалы не оставляют никого.

— Возвращаясь к теме предстоящего выступления в Лондоне, куда обязательно загляните после спектакля?

— Каждый раз, приезжая в Лондон, я стараюсь сходить на новый мюзикл, и, к счастью, мне это всегда удается. Еще я очень люблю гулять и чувствовать энергию города.

Много лет назад у меня была программа «Ночная жизнь городов мира», и одним из первых городов, которые я посетил со съемочной группой для этой передачи, был именно Лондон. Я отчетливо помню, как первый раз оказался на площади Пикадилли. Помню свои первые ощущения, они были наверное сродни тем, какие испытывает человек, оказавшийся на Эльбрусе. Я помню свой первый кофе и бигмак, витрины магазинов, которые разглядывал, как неандерталец, боясь войти внутрь. Еще я помню, как через два дня командировки закончились деньги, и нас выселили из недорогой гостиницы в запредельно дешевую. Помню, как мы пошли в ночной клуб в Сохо, и вместо шикарного шоу увидели одинокую женщину, скучающую рядом с шестом, и как за отказ купить запредельно дорогой для нас цене по тем временам  алкоголь, нас позорно вытурили из клуба. Но все равно поездка казалась чудом. Было столько всего! Поразили и Букингемский дворец, и Биг Бен. Ну, а потом я стал довольно регулярно приезжать в британскую столицу. И каждый раз это — удовольствие и новые открытия.

 

Беседовала Мария Разумова

 Фотографии из личного архива

 

  • Музыкально-поэтический спектакль “Уроки литературы”
  • 5 ноября 2019 г., начало в 19-00
  • Заказ билетов