История успеха: Лена Иноземцева и Stylena | Афиша Лондона

История успеха: Лена Иноземцева и Stylena

15 Апреля, 2019

После нашего репортажа об истории успеха Таи Амбер, долго думать о следующей героине не пришлось. Афиша Лондона встретилась с Леной Иноземцевой — одной из самых успешных колористов Лондона, создательницей студии Stylena. У Лены за плечами фантастическая история личных и профессиональных достижений. На встрече она рассказала о том, как начать свой beauty бизнес в Лондоне, возможно ли превратиться из брюнетки в блондинку за несколько часов и какие процедуры для волос не стоит делать ни в коем случае.

 

О предназначении и счастливой встрече

— Лена, как вы оказались в Лондоне?

— Я переехала в Лондон 4 года назад. Получилось интересно: я работала в салоне красоты в Москве и впервые приехала в Лондон на обучение в Vidal Sassoon. Ни слова не знала по-английски, для обучения нам пригласили переводчика. В первый же день мы всей группой отправились гулять по городу и я познакомилась со своим будущем мужем. Пришлось тогда общаться с помощью google-переводчика. Моя учеба длилась 10 дней, потом я улетела обратно в Россию. Второй модуль был уже через две недели и после него мой бойфренд предложил переехать к нему в Лондон. Было страшно, но я решила рискнуть: бросила все и перебралась сюда.

— Вы начали работать стилистом еще в Москве и в довольно юном возрасте, что повлияло на выбор профессии?

— Первый раз я покрасила себя, когда мне было 7 лет: стащила белую хну у бабушки. С тех пор все детство этим промышляла, даже разрешения ни у кого не спрашивала. Когда встал вопрос, на кого идти учиться, моя тетя спросила совета у астролога. Ответ был очевиден. Я выучилась на парикмахера и сразу стала практиковать: уже в 16 лет начала работать в салоне красоты. Всем рекомендовали идти в салоны эконом-класса, набивать руку, но я не смогла, это совсем не мое. Я сразу пошла стажироваться в одном из самых престижных мест в Москве и уже через год стала младшим мастером, а через два — стилистом. Иногда директор выдавала мне зарплату и говорила: «Только, прошу, не рассказывай никому!» Девочки работали по 10 лет, а я уже через год получала столько же, сколько они. Очень быстро и легко карьера складывалась, видимо, это, действительно, мое.

— Вы с самого начала работали колористом?

— Начинала я со стрижек, чтобы стать колористом нужно время: необходимо освоить работу с краской, различные техники. Сейчас мое основное направление — сложное окрашивание. В Лондоне с этим не все так просто, особенно, если девушка красится в светлый цвет. Я занимаюсь окрашиванием по технике Air touch, местные клиентки уже прозвали ее «Russian blond» в противовес «dirty English blond». 90% моих клиентов — русскоговорящие, 10% — англичане, которые находят меня через Google и Instagram.

 

О том, где найти клиентов и чего они хотят

— С чего вы начали свою работу в Лондоне?

— Когда переехала, я понятия не имела, что в Лондоне столько русских. Мы с мужем живем в Кенсингтоне, и я стала обращать внимание, что часто вокруг слышу русскую речь. Я подумала: если здесь есть русские, то, наверное, есть способ до них достучаться, они ведь как-то между собой общаются. Начала искать на Facebook русские группы, написала там о себе, выставила работы. Это сработало великолепно, мой бизнес пошел. Параллельно я стала работать мобильно: выезжала на дом к клиентам. Но это некомфортно, все приходится везти с собой: маски, уход после окрашивания, все красители: вдруг клиенту что-то в голову придет, а у меня именно этой краски не окажется с собой… Работать так было очень тяжело, поэтому сейчас студия временно находится у меня дома. Параллельно мы ищем помещение для салона здесь же, рядом с Kensington Olympia. Мне нравится этот район, транспортная доступность для клиентов — отличная.

 

— А дома разве не тяжело работать?

— Уже тяжело, поток стал серьезным. Я работаю 6 дней в неделю, с 10 утра до 12 ночи. Физически не успеваю, мне нужны помощники. Недавно у меня появилась ассистентка, которая со мной по субботам, но вообще нанимать сотрудника на работу к себе домой — не очень комфортная ситуация. Поэтому сейчас наша главная задача — найти подходящее помещение и переехать. Мой муж работает в сфере недвижимости, так что мы должны справиться довольно легко, думаю, уже в этом году. Идея в том, чтобы собрать лучших русских специалистов под одной крышей. У меня уже есть отличный мастер по маникюру, нужен будет мастер по наращиванию ресниц, косметолог, парикмахеры-стилисты. Хочу найти большое помещение и сделать клуб по интересам.

— Расскажите про название студии — Stylena, как оно появилось?

— Это название придумал мой муж, Stylena — это Style by Lena. Вообще он очень помогает, это уникальный человек, невероятно креативный. Он — по профессии дизайнер, поэтому весь мой бизнес как бренд — его заслуга: и веб-сайт, и название — все-все.

 

— Что чаще всего просят клиенты и что вы сами любите делать?

— Моя основная специализация — Air touch, эту технику придумал русский колорист Владимир Сарбашев и она уже известна во всем мире. В Лондоне есть всего два человека, которые ее применяют. Меня все спрашивают: «Лена, а почему у тебя все работы выглядят практически одинаково?» Да просто потому, что это от меня не зависит, клиенты видят фотографии на моих страничках в социальных сетях и просят сделать то же самое. Мне Air touch очень нравится, эта техника предполагает бессчетное количество вариаций. Это быстро, удобно и качество волос практически не страдает.

— Неужели это возможно?

— Я осветляю волосы на минимальных процентах пероксида. Процесс идет немного медленнее, но это гораздо лучше, чем если я возьму высокий процент, как делают англичане, и за 10 минут сожгу все волосы. Мне важно, чтобы все было качественно: и цвет, и состояние волос. Тогда я буду гордиться своей работой.

 

О блондинках, брюнетках и любительницах кератина

— Как получилось, что в Лондоне такая невысокая планка в смысле окрашивания? Красят часто тяп-ляп, волосы могут сжечь, большинство блондинок ходят желтыми?

— Русские девушки всегда следят за собой. Мы знаем, как должен выглядеть достойный результат и у нас высокие требования. У англичанок немного по-другому: ну, покрасили в желтый, для них это норма, париться никто не будет. Поэтому стилисты особенно не развиваются, не стремятся делать лучше. Они работают на скорость и на количество клиентов, а не на качество. После моего окрашивания клиент может вернуться через полгода и все это время выглядеть отлично. Большинство местных мастеров о таких вещах не заботятся, чем скорее клиент вернется, тем лучше. Ногти здесь ведь так же делают: покрытие такое, что через пару дней все отваливается.

— Почему вообще блонд желтым становится?

— Это некачественное осветление. Желтый пигмент есть у всех, но необходимо сперва осветлить волосы до чистого фона, а уже потом тонировать. Тонирование всегда смывается в цвет, в который волосы осветлили. Если осветлили в рыжий, то можно тонировать волосы в бежевый сколько угодно, все равно это довольно быстро смоется.

— Вы только блондинками занимаетесь?

— Я работаю с любым цветом волос. Следующий по популярности запрос после блонда — красивый темный цвет. Холодный коричневый в Англии тоже проблема. Но таких клиентов у меня намного меньше.

— Какие вообще сейчас тенденции в окрашивании?

— Сейчас актуально более натуральное окрашивание, никаких ярких оттенков. Балаяж, омбре, все контрастное, слишком четкие переходы — это уходит в прошлое. Crazy colors тоже ушли.

Из личного архива

— Бывает так, что приходит брюнетка или рыжая и говорит: «Хочу превратиться в блондинку и ждать не готова, вот прямо сразу хочу!»?

— Да, бывает и так. Сейчас я отрабатываю технологию, по которой за один раз смогу вывести черный цвет волос в блонд. Я привезла из России инновационные продукты, очень хорошую смывку цвета. Это, действительно, реально сделать за один раз, еще и сохранить при этом качество волос.

— Звучит как фантастика!

— Да, я, правда, могу это сделать. Очень важно сперва провести консультацию: я должна сделать тест на пряди, посмотреть, как реагируют волосы. Главное, чтобы на волосах не было кератина, после него я не берусь осветлять. Кератин создает видимость здоровых волос, а что там внутри — непонятно. Были случаи, когда волосы растягивались, как резинка, страшно было на это смотреть. Как только наносишь осветляющий продукт после кератина, волосы начинают отваливаться клочьями, и ничего уже не поделать. Поэтому кератин должен полностью вымыться, прежде чем можно что-то делать с волосами, на это уходит полгода-год. Но есть такие виды кератина, которые полностью меняют структуру волос, после такого волосы только отращивать нужно, прежде, чем красить.

— Понятно, что кератин вы не рекомендуете категорически. А какие процедуры для волос полезны?

— Сейчас я привезла в Лондон процедуру «Счастье для волос», точнее, ее французский аналог, там всего три фазы и все происходит быстрее. Результаты отличные и это не химия, как ботокс для волос или кератин. Ботокс для волос я тоже делаю, но только в крайних случаях, например, если волосы очень пушистые. Если мы говорим о каждодневном уходе: обязательно пользуйтесь профессиональными продуктами для домашнего ухода и подбирайте их по типу волос. Не пересушивайте волосы горячими инструментами, феном в том числе. Я за то, чтобы пить витамины, нужно укреплять волосы снаружи и изнутри. Самый действенный способ для роста волос — это витамины группы B и никотиновая кислота, которые нужно втирать в кожу головы. Это очень дешево и работает на все 100%.

— С чем еще в вашей сфере британские мастера справляются на троечку?

— С наращиванием волос! Вот только что в Москву летала, где прошла дополнительное обучение по наращиванию. Я сама себе наращиваю волосы и мне приходится ради этого раз в три месяца летать в Россию, здесь это никто не может сделать на должном уровне.

 

О конкурсах и звездных клиентах

— Наслышана, что у вас есть клиенты среди звезд. Можете о них рассказать?

— В московском салоне, где я работала, было много звездных клиентов: актеры, телезвезды, из Дома-2 куча людей, в общем, разные личности. В Лондоне тоже есть VIP-клиенты, но в основном — это бизнесвумен. Из тех, кого знают все… Ольга Куриленко, например, моя клиентка. Я ее иногда «собираю» на выход. Я ведь и прически тоже делаю, и макияж, так что могу подготовить к мероприятию «под ключ».

— Буквально на прошлой неделе вы приняли участие в конкурсе на звание лучшего стилиста в Англии. Это огромный успех!

— Честно говоря, я сама в шоке. Не знаю даже, как они меня нашли. Однажды мне просто позвонили и сказали: «Вы в финале конкурса на звание Стилист года». Я никуда заявок не подавала, ответила: «Не может быть!» — и трубку положила, подумала, что это разводка какая-то. Они опять перезванивают. Мой английский пока далек от совершенства, а на другой стороне провода он был еще хуже. Пришлось попросить перезвонить позже, чтобы муж был дома. Оказалась, я, действительно, непостижимым образом попала в финал конкурса, даже не зная об участии в нем! На прошлой неделе состоялся финал, где я была единственной русской участницей. Меня, к сожалению, не выбрали, я даже не знаю, каким путем этот выбор производили, мне не нужно было представлять ничего, попросили просто отправить историю бизнеса и пресс-релиз. Я расстроилась, конечно, видела работы остальных участников и казалось, что у меня другой уровень.

— Ну, если бы главным стилистом Великобритании стала русская девушка — это было бы некомфортно для многих, наверное.

— Не берусь судить, но мне было не по себе. Хотя я решила, что это к лучшему, буду настраиваться на другие конкурсы и победы. Сейчас в Америке проходит всемирный конкурс колористов, хочу подать заявку туда. Там судят по конкретной работе и мне такое судейство — гораздо понятнее.

— А зачем вам конкурсы? Разве это на что-то влияет?

— Раньше никогда их не любила, но вот этот меня распалил! Хочется больше творить, быть креативнее, может, даже придумать свои техники. Думаю, у меня получится. Планов много, теперь нужно их потихоньку осуществлять!

— Лена, а что вам больше всего в своей работе нравится?

— Видеть счастливые лица клиентов после преображения. Ко мне приходят и говорят: «У меня такие желтые волосы, никто ничего не может с ними сделать». Я колдую немножко, клиент смотрит на себя в зеркало и расплывается в улыбке. Вот это самое ценное, когда невозможное — возможно!

Беседовала Елизавета Давыдова