Женское движение суфражизм в истории Великобритании и России

Знаете ли вы, что общего между движением суфражисток и теннисным турниром Уимблдон? Помимо того, что их объединяет Лондон, есть ещё одно общее звено, и связано оно с цветовой гаммой. А ещё, вопреки распространённому мнению, первыми феминистками были отнюдь не угрюмые старые девы, похожие на вредную Старуху Шапокляк. Наоборот, феминизм зародился среди обеспеченных, замужних и довольных жизнью женщин, которых мужья поддерживали в борьбе за женские права. Лидер суфражисток Эммелин Панкхёрст даже побывала в Санкт-Петербурге, жила в гостинице «Астория», общалась с русскими феминистками и провела инспекцию легендарного женского Батальона смерти. Журнал Afisha.London исследует тему женских движений в Великобритании и России и подробно освещает приезд бунтарки Панкхёрст в российскую столицу в 1917 году.

 

Кто такие суфражистки и как зарождалось движение за права женщин

Первую революционную деятельность в борьбе за женские права развернула французская писательница Олимпия де Гуж в конце XVIII века — тогда её «Декларация прав женщины и гражданки» и идеи феминизма нашли отклик у аудиторий из разных стран. Следующая волна уже организованного движения женщин за свои права поднялась в середине XIX века и особенно ярко проявилась в Великобритании, где царила жёсткая классовая система.

 

 

Массовые протесты набрали обороты после выступлений Джона Стюарта Милля, члена Британского парламента и одного из самых влиятельных философов XIX века, который отстаивал идею индивидуальной свободы и призывал дать женщинам избирательные права. В 1865 году вышло его знаменитое эссе «О подчинении женщин» (The Subjection of Women), в основу которого легли идеи одной из первых феминисток — его жены Гарриет Тейлор-Милль. Супруги высказали мнение, что принцип легального женского подчинения ложен и препятствует прогрессу человечества. Спустя четыре года книга была переведена на русский язык и опубликована в России. 

 

Демонстрация суфражисток в Лондоне (1912 год). Фото: Hulton Deutsch / Corbis via Getty Images

 

В начале XX века Лондон стал эпицентром бурных протестов суфражисток (от лат. suffragium — избирательное право голоса. — Прим. ред.), именно такой термин по отношению к активисткам использовал журналист Чарльз Хендс в статье, опубликованной в газете The Daily Mail. Основателем и лидером движения стала Эммелин Панкхёрст, которая принадлежала к так называемому радикальному лагерю суфражисток. Эммелин родилась 15 июля 1858 года в уважаемой политически активной семье из Манчестера, и либеральные настроения окружали её с самого детства. А вот идею борьбы за избирательные права женщин, как ни странно, предложил её муж — адвокат Ричард Панкхёрст, который всячески способствовал тому, чтобы его жена занималась политической деятельностью.

 

Эммелин Панкхёрст с дочерьми Кристабель и Сильвией. Фото: Wikimedia Commons

 

10 октября 1903 года Эммелин вместе с двумя дочерьми, Сильвией и Кристабель, и другими суфражистками организовала Женский социально-политический союз (Women’s Social and Political Union или WSPU). Их лозунгом стала фраза «не словом, а делом». Члены союза пришли к выводу, что легальные методы уже не действуют и бороться за женские права нужно с помощью демонстраций, забастовок, голодовок, битья окон и витрин и даже поджогов в общественных местах. Надо ли говорить, что Панкхёрст и другие активистки были крайне популярны среди полицейских: они неоднократно оказывались в тюрьме, где каждый раз объявляли голодовки. Впрочем, со временем авторитет Панкхёрст заметно ослаб: многие её соратницы перестали разделять столь радикальные идеи, и тогда Эммелин отправилась в Россию.

 

Читайте также: Флэпперы — эмансипированные женщины 20-х годов на Западе и в России

 


Панкхёрст в Петрограде, или феминизм как удел богатой знати

Появление феминистского движения в России связано, в первую очередь, с отменой крепостного права в 1861 году. Некогда богатые дворянские семьи были близки к разорению, и женщины были вынуждены искать дополнительный заработок, получать образование и находить своё место в новом мире. Дамы из высшего общества становились врачами, медсёстрами, акушерками, журналистками и переводчицами — одной из самых ярких активисток была писательница и поборник женского образования Мария Трубникова. Многие переезжали в Петербург, ставший центром русского феминизма: дома большинства феминисток были расположены на Невском проспекте. В 1917 году Россия была охвачена хаосом революции и Первой мировой войны, и своей миссией Эммелин видела поддержку боевого духа русских женщин и триумфальное возвращение в Великобританию. 18 июня 1917 года Панкхёрст приехала в Петроград (переименованный в 1914 году Санкт-Петербург) и осталась в российской столице на три месяца, насыщенные встречами не только с женскими организациями, но и с представителями русской элиты и членами политических партий.

 

Эммелин Панкхёрст. Фото: PA Images / ТАСС

 

Первые дни в Петрограде Эммелин и её секретарь Джесси Кенни провели в гостинице «Англетер», но затем перебрались в более безопасную «Асторию», в которой проживали почти все иностранцы. Панкхёрст хорошо знали в России: её образ бескомпромиссной бунтарки был знаком публике по статьям в газетах «Русская воля» и «Новое время», а также на русский язык была переведена её автобиография My Own Story. Вокруг харизматичного лидера суфражисток быстро образовался круг верных поклонниц, которые отстаивали для неё очередь за деликатесным белым хлебом и убирались в номере, когда прислуга «Астории» бастовала. Нанести визит знаменитой англичанке посчитала своим долгом вся английская диаспора Петрограда, а девушки-переводчицы каждое утро приносили ей в номер газеты, так что Эммелин была в курсе всех последних событий.

 

Читайте также: Великие британские современники: покорительница космоса Хелен Шарман

 

В честь Панкхёрст в «Астории» был организован банкет, который посетили представители женских движений: в том числе первая женщина-врач Анна Шабанова и одна из первых русских офицеров — командир женских Батальонов смерти Мария Бочкарёва. Эммелин провела инспекцию батальонов и осталась довольна увиденным. Команды были сформированы из женщин-добровольцев с целью своим примером поднять патриотический дух солдат — они даже участвовали в боевых действиях, что было созвучно идеологии англичанки.

 

 

В дружеской и приятной обстановке прошли встречи Панкхёрст с лидером меньшевиков Ираклием Церетели, министром иностранных дел Временного правительства Павлом Милюковым и эксцентричным князем Феликсом Юсуповым. Суфражистка и журналистка Рита Дорр, которая наблюдала большинство встреч Эммелин, напишет: «Миссис Панкхёрст была очень хорошо принята в России. О ней написали в газетах, с ней встречались официальные лица, лучшие женщины Петрограда спешили с ней познакомиться». Однако ещё одна иностранная корреспондентка и противница суфражисток Флоренс Харпер высказала иное мнение. По её словам, миссия Панкхёрст не увенчалась успехом, так как, несмотря на всеобщее восхищение английской суфражисткой, в России феминизм оказался самодостаточным и не нуждался в помощи извне. Такого же мнения придерживался премьер-министр Александр Керенский, с которым Эммелин встретилась в августе — политик не поддержал идеи англичанки, посчитав их чуждыми российской действительности. В сентябре 1917 года Панкхёрст вернулась в Великобританию и начала читать лекции о России.

 

 


Символика цвета суфражисток и причём здесь турнир Уимблдон

В журналах и газетах суфражисток часто изображали чудаковатыми старыми девами в неряшливой одежде и огромных очках. Подобные карикатуры рисовал художник Джон Тенниел — автор культовых иллюстраций к «Алисе в Стране чудес», и именно в таких образах активистки представали в воображении многих горожан. Однако в действительности суфражистки считали своим долгом выглядеть максимально элегантно, чтобы привлекать внимание к своим требованиям и вербовать новых участниц. У них даже были фирменные цвета: фиолетовый олицетворял достоинство, белый обозначал чистоту помыслов и свободу, а зелёный был символом надежды. Первые буквы складывались в особый шифр GWV (GreenWhiteViolet), который был аббревиатурой лозунга «Give Women Votes» («Даёшь женщинам право голоса»). Интересно, что официальными цветами Уимблдонского турнира являются как раз зелёный и фиолетовый, а игроки по традиции выступают в белой одежде.

 

 

В Лондоне были универмаги, дружественные суфражисткам — Selfridges на Оксфорд-стрит и Liberty на Грэйт-Марлборо-стрит, где в изобилии продавали товары в знаменитом триколоре: ленты, заколки, ювелирные изделия, украшения, сумочки и шляпки. Любая женщина могла надеть трёхцветную брошь и тем самым продемонстрировать симпатию к женскому движению. В наше время политические деятели продолжают использовать символику цвета: например, в 2015 году бывшая первая леди США Хилари Клинтон появилась на предвыборных дебатах в «оппозиционном» белоснежном брючном костюме, её сторонники также были в белом. СМИ расценили это как дань памяти суфражисткам — ещё ни одна американка не была так близка к посту президента. Кстати, в британском сериале «Мистер Селфридж» (Mr Selfridge) прекрасно показано, с какой скоростью суфражизм набирал обороты в Лондоне. Феминистки обожали модный магазин Гарри Селфриджа, однако оставались верны своим идеалам — универмаг Selfridges также не избежал митинга с битьём витрин. Впрочем, есть версии, что на демонстрации в основном выходили специально нанятые женщины из рабочего класса, которые создавали массовку.

 

 


Освобождение женщин из оков массивной одежды

Внимательный, интересующийся историей человек, обязательно заметит одну неоспоримую особенность этой науки: всё влияет на всё. Казалось бы, как одежда может оказать влияние на ход истории и свободу личности? Оказывается, может. Кандидат искусствоведческих наук и историк искусства и костюма Ольга Хорошилова поделилась с нами своими наблюдениями и интересными фактами о том, как возникновение женского костюма в XIX веке повлияло на движение суфражисток:

 

— Женский костюм, пришедший в Россию из Англии, повлиял на женский менталитет. В какой-то степени он даже помог женщинам освободиться от оков и стандартов. Я имею в виду костюм, который назывался tailored suit: другое его название — женский городской костюм. Это был стандартный костюм, от которого произошёл современный офисный костюм, то есть жакет и юбка. Его распространению способствовали женщины XIX века и, в особенности, суфражистки. 

 

Читайте также: Как королева Виктория ввела моду на сдержанность и строгость

 

Тогда же появилось очень мощная организация Rational Dress Society, которую возглавлял художник Годвин. Эта организация была основана в 1881 году в Лондоне. Участники движения выступали за викторианскую реформу в одежде, ставя перед собой следующие цели:

● Одежда не должна мешать движениям;

● Одежда не должна давить на какие-либо части тела;

● Вес одежды не должен быть излишним для достаточного сохранения тепла;

● Изящество и красота не должны быть превыше комфорта и удобства;

● Одежда Rational Dress Society не должна заметно разниться с современной одеждой.

 

 

Организацией вдохновлялись многие современники, а писатель Оскар Уайльд даже написал эссе The Philosophy of Dress для того, чтобы распространить информацию о новом движении.

 

Влияние рационализма на моду стало причиной, по которой женщины перестали носить корсет под костюмами. Это уже не были привычные платья, не было такого узкого лифа. Пиджак слегка подчёркивал формы. А если женщина не надевает корсет, это значительно облегчает её существование, даёт больше свободы, — рассказывает Ольга Хорошилова.

 

 

В это время женщины начали работать: к примеру, ходить на биржу и помогать в своих благотворительных обществах — иными словами, заниматься бизнесом. Костюм был удобен для городской жизни: женщина могла пройтись и пешком, а не только из экипажа во дворец, из дворца в экипаж. Поэтому юбки были не слишком широкими и не слишком узкими, а такими, чтобы в них было удобно ходить.

 

— Когда женщина ходит, она ощущает себя в пространстве. Она понимает своё местоположение и значение. Освобождение женщин из оков массивной одежды — это катастрофически важно для моды XX века, — продолжает Ольга.

 


Оправдались ли усилия суфражисток?

Большинство феминисток принадлежали к среднему классу и были уважаемыми дамами. Кстати, журнал Afisha.London уже публиковал подборку мест, где можно подробнее узнать о героинях, боровшихся за равноправие. Знаменитыми сторонницами Панкхёрст были бесстрашная Эвелин Хаверфилд, супружеская пара из «богатой верхушки» Эммелин и Фредерик Петик-Лоренс, успешная женщина-юрист Эльзи Баурмен и женщина-врач Элизабет Гаррет Андерсен, которая добилась для женщин права поступать на медицинские факультеты вузов и стала первой женщиной-мэром в Великобритании.

К слову, именно Фредерику Петик-Лоренсу выставляли счета за разбитые витрины — до 1912 года супруги были основными спонсорами движения суфражисток. Баронесса Эммелин Петик-Лоренс, а также ещё 58 суфражисток увековечены на постаменте памятника Миллисент Фоссет на Парламентской площади в Лондоне, открытом в 2018 году.

 

Фрагмент постамента памятника Миллисент Фоссет на Парламентской площади. Фото: Mayor of London

 

Историки так и не пришли к единому мнению, насколько оправданы оказались радикальные меры, предпринятые Эммелин и её последовательницами, и ускорили ли они принятие акта о равноправии мужчин и женщин. После возвращения из России в 1917 году Панкхёрст так и не удалось поднять свой авторитет, и она переключилась на политическую карьеру в Канаде. Самая известная суфражистка скончалась в доме для престарелых в Хэмпстеде 14 июня 1928 года — в том же году в Великобритании был принят закон, предоставляющий всем женщинам старше 21 года избирательное право наравне с мужчинами.

 

Читайте также: Анна Ахматова в Великобритании: поэтесса, муза и роковая женщина

 

В России женщины получили право голоса на 10 лет раньше — в 1918 году. Однако стоит признать, что Эммелин действительно вдохновила огромное количество женщин, и о её влиянии на рабочий класс снят фильм «Суфражистка» (Suffragette) с Хеленой Бонем Картер и Мерил Стрип. Также Панкхёрст посвящено несколько памятников: статуя под названием Rise Up Women («Восстаньте, женщины») возвышается на площади St Peters Square в Манчестере, и ещё одна бронзовая фигура суфражистки стоит у входа в парк The Victoria Tower Gardens в Лондоне.

 

 

Наследие Эммелин Панкхёрст продолжает жить в трудах потомков — её дальняя родственница Кейт Панкхёрст так вдохновилась историей своего знаменитого предка, что стала писать книги и создавать иллюстрации на тему движения за женские права. Её работы в увлекательной манере знакомят детей и подростков с феминизмом и историями успешных женщин. Книга «Фантастические женщины, которые изменили мир» (Fantastically Great Women Who Changed the World) авторства Кейт стала популярной и в России.

 

 
Ирина Лацио, Ольга Хорошилова

Фото на обложке: Getty Images

 

 


Читайте также:

Королева воздуха: легендарное путешествие Эми Джонсон

Ада Лавлейс: дочь Байрона, мечтательница и мать IT

Вирджиния Вулф и её увлечение русской литературой

Array ( [related_params] => Array ( [query_params] => Array ( [post_type] => post [posts_per_page] => 5 [post__not_in] => Array ( [0] => 76715 ) [tax_query] => Array ( [0] => Array ( [taxonomy] => category [field] => id [terms] => Array ( [0] => 2349 ) ) ) ) [title] => Похожие статьи ) )
error: Content is protected !!