Флэпперы — эмансипированные женщины 20-х годов на Западе и в России

В 20-х годах XX века в Европе разразилась настоящая гендерная революция, оставившая далеко позади чопорные нравы викторианской эпохи и привычный жизненный уклад. Женщины сменили длинные локоны на гламурные стрижки, а корсеты и пышные платья на короткие платья с бахромой и стразами. В моду вошло устраивать женские клубы, слушать джаз и отчаянно радоваться каждой минуте жизни. Afisha.London рассказывает о флэпперах представительницах субкультуры того времени, модных и зажигательных «хлопушках», оставивших незабываемый след в истории женской эмансипации.

 

С окончанием Первой мировой войны разбились идеалы викторианской морали и на мировую арену вышло острое желание жить, подкреплённое яркими аксессуарами и атрибутами роскоши и праздника. Новое поколение женщин больше не желало быть в заточении корсетов и строгих правил, кроме того, общественность всколыхнуло лондонское движение суфражисток, которые боролись за женские права.

 

 

В 20-х годах XX века эмансипация вышла на финишную прямую: девушки из высшего общества присвоили себе занятия, которые было принято считать мужскими. Они стали носить короткие стрижки, посещать рестораны без сопровождения, собираться в клубы по интересам, употреблять алкоголь и курить в общественных местах, работать и водить автомобиль. Особым шиком считалось делать это с фееричной лёгкостью и драйвом — ведь живём только раз. Новая субкультура получила название flappers, а её яркими представительницами стали звёзды Голливуда эпохи немого кино, светская львица Диана Купер, муза авангарда Лиля Брик и аристократки дореволюционной России, Гали Баженова и Лиза Граббе, ставшие моделями модного дома Chanel. А благодаря эксцентричной Коко Шанель, которая опережала своё время, в гардероб женщин прочно вошли удобные и практичные вещи, подчеркнувшие модный стиль а-ля гарсон.

 

Четыре женщины пьют алкоголь, около 1925 года. Фото: Kirn Vintage Stock/Corbis/Getty Images

 


Как появились флэпперы

Первое упоминание о флэпперах появилось в британской прессе начала XX века, где термином flapper (в переводе с англ. «flap» — «хлопать») журналисты обозначали восторженную девушку-подростка, которая впервые вышла в свет. А в начале 20-х годов газеты уже писали о легкомысленных «бабочках-хлопушках» — молодых феминистках, с удовольствием прожигающих жизнь в питейных заведениях и джазовых клубах, ставших модными вследствие трансатлантического культурного обмена с США.

 

 

Флэпперы позволяли себе абсолютно всё и не скрывали мимолётные романы, отчего старшее поколение, воспитанное на идеалах строгой морали, пребывало в шоке. Есть ещё версия, что свою лепту внесли галоши для дождливой погоды, которые молодые британки намеренно не застёгивали, тем самым бросая вызов общественным нормам. Так и ходили они в них, хлюпая и хлопая на ходу. Прогрессивный образ и стиль жизни флэпперов объединил в себе голливудский фильм The Flapper с Олив Томас, снятый в 1920 году. Именно Томас создала популярный типаж в кинематографе и стала первой звездой пин-апа.

 

 

Влияние Америки сумасшедшим вихрем ворвалось в Европу и привнесло яркие мотивы в стиль британской молодёжи. Самым известным и раскованным танцем стал чарльстон, а символом безумных 20-х стал роман «Великий Гэтсби» Фитцджеральда. Чарльстон произошёл от плясок афроамериканских рабочих и был рискован в исполнении, поэтому в некоторых заведениях даже вывешивали таблички «PCQ» («Please Charleston Quietly» — «Пожалуйста, чарльстоньте спокойнее»), чтобы унять пыл танцующей толпы, под которой в одном из клубов Бостона однажды даже провалился пол. В Европу чарльстон привезла танцовщица и жемчужина «ревущих двадцатых» Жозефина Бейкер после того, как он покорил подмостки Бродвея. Говорят, что чопорные лондонцы поначалу посчитали танец вульгарным, но затем его станцевал сам принц Уэльский Эдуард, и чарльстон обрёл популярность.

 

 

Конечно, чтобы страстно танцевать всю ночь напролёт, нужна была определённая «экипировка» — в моду входит устойчивый каблук-рюмочка и стильные короткие платья. Наряды украшают стеклярусом, перьями, бахромой и стразами, а короткие волосы укладывают красивой волной и декорируют ободками. В макияже яркий акцент делается и на губы, и на глаза — так девушки боролись за внимание мужчин, которых после войны было не так много. Женский бунт и безудержность атмосферы 20-х эффектно переданы в фильме-мюзикле «Чикаго», где сыграли Рене Зеллвегер, Ричард Гир и британская актриса Кэтрин Зета-Джонс.

 

 


Как мода и Коко Шанель повлияли на женскую эмансипацию

Пока эмансипированные британки отплясывали чарльстон и слушали джаз, их кавалеры щеголяли в модных кепках-восьмиклинках, получивших название Гэтсби. В Англии XIX века такие кепки носили разносчики газет и спортсмены, но затем восьмиклинки стали популярны среди британской интеллигенции как символ дерзости и задора. Так уверенность в себе и экстравагантность стали отличительными чертами флэпперов.

 

 

Например, любимицей публики Лондона 20-х годов была американка Таллула Бэнкхед, одна из самых ярких представительниц flappers. В 1923 году актриса дебютировала на сцене Wyndham’s Theatre, а её наряд с перьями и эпатажная игра в пьесе The Dancers произвели неизгладимое впечатление на девушек из рабочего класса. Театральному Лондону Бэнкхед посвятила 8 лет, после чего вернулась в Голливуд, где, к слову, пробовалась на роль Скарлетт в экранизации «Унесённых ветром», но утвердили Вивьен Ли. Тем временем в Англии были и свои блистательные флэпперы, например, активистка и светская львица Диана Купер. Во время войны она, как и многие британские аристократки, работала медсестрой-волонтёром, а также занималась просветительской деятельностью и вышла замуж за Даффа Купера, впоследствии ставшего послом Великобритании во Франции.

 

 

Читайте также: Женское движение суфражизм в истории Великобритании и России

 

20-е годы XX века стали расцветом стиля, предложенного Коко Шанель, которая перевернула представление о женской моде. Мятежный нрав и бескомпромиссность молодой Габриэль сыграли важную роль в женской эмансипации — ещё до начала войны она носила удобные брюки, презирала корсеты и предпочитала одежду а-ля гарсон («под мальчика»), которая идеально подходила её мальчишеской фигуре. Свой первый магазин шляпок Шанель открыла в Париже в 1910 году, а после его оглушительного успеха принялась с присущей ей целеустремлённостью переодевать своих клиенток. Габриэль выбирает практичные ткани, удобный фасон и прямые линии, освобождая женщин от необходимости носить узкие корсеты и пышные юбки с десятками метрами ткани. Также кутюрье ввела в моду элементы мужского гардероба: брюки, жилеты, тельняшки, галстуки. Однако не менее интересным является тот факт, что взлёт модного дома Chanel произошёл не без помощи русских аристократок, эмигрировавших в Париж после революции 1917 года. В 20-х годах наряды от Chanel демонстрировали легендарные парижские модели: княгиня Елизавета Белосельская-Белозерская под псевдонимом Лиза Граббе и Эльмесхан Хагундокова, известная как Гали Баженова. И, конечно, они обе считались флэпперами.

 

 


Флэпперы в СССР — а был ли мальчик?

А тем временем в России шли свои процессы — революция 1917 года кардинально изменила роль женщины в обществе. Русские женщины получили полноценное избирательное право и теперь гордо именовались работницами, наравне с мужчинами участвующими в построении нового мира. С образованием СССР в 1922 году богатое убранство, меха и дорогие ткани остались в далёком прошлом царской России, на смену им пришли всеобщее равенство и универсальная одежда из невзрачного сукна. Однако и в СССР блистали свои звёзды, которые могли позволить себе брать пример с западных женщин-вамп и флэпперов. Среди них была Лиля Брик, муза Владимира Маяковского, притягательный магнетизм которой для многих до сих пор остаётся загадкой. Брик вела собственный литературный салон и шокировала общественность, сожительствуя сразу с двумя мужчинами. Благодаря своей сестре и писательнице Эльзе Триоле, которая жила в Париже, Лиля регулярно получала посылки с французскими новинками и по праву считалась иконой стиля.

 

 

Лиля Брик обладала неуёмной фантазией и любила создавать необычные наряды своими руками, также она сотрудничала с выдающимися русскими дизайнерами, среди которых была Надежда Ламанова. Модельер создавала наряды для императрицы Александры Фёдоровны и русских сезонов Дягилева, а после революции разрабатывала костюмы для спектаклей, фильмов и стильную одежду для широких масс, не уступающую западной моде. В 1924 году благодаря содействию Брик состоялось знакомство европейской публики с работами Ламановой 20-х годов — Париж был в восторге от платьев с вологодскими кружевами и вышивкой в русском стиле. Также, говоря о росте влияния женщин на социальные и культурные процессы того времени, стоит упомянуть поэтессу Марину Цветаеву. Самобытная бунтарка одной из первых начала писать о женщине от лица самой женщины, ранее это делали в основном мужчины. А её стихотворение, созданное ещё до эпохи ревущих 20-х, олицетворяет настроение флэпперов во всём мире.

Быть нежной, бешеной и шумной,

— Так жаждать жить! —

Очаровательной и умной, —

Прелестной быть!

 

 

Ирина Лацио

Фото на обложке: Дороти Себастьян, Джоан Кроуфорд и Анита Пейдж, «Наши танцующие дочери», 1928

 

 


Читайте также:

Неделя моды в Лондоне осень-зима 2022

Surrealism Beyond Borders — новая выставка в Tate Modern

Не оставаться в стороне: мир искусства говорит STOP агрессии

error: Content is protected !!
Afisha.London

БЕСПЛАТНО
ПОСМОТРЕТЬ