Вирджиния Вулф и её увлечение русской литературой

Вирджиния Вулф известна как ведущая фигура модернистской литературы первой половины XX века. В своё время писательницу не обошла стороной волна британской русофилии: она была поклонницей авторов из России, а герои на страницах её произведений читали русские романы. Журнал Afisha.London рассказывает о том, как русская литература сформировала оригинальное художественное мышление Вулф, а Достоевский, Чехов, Толстой и Тургенев открыли ей новые литературные горизонты.

 

Русская литература сыграла важную роль в становлении писательского таланта Вирджинии Вулф, а влияние творчества русских классиков отчётливо чувствуется в её романах и рассказах. Будучи не только писательницей, но и литературным критиком, Вулф рецензировала произведения авторов из России и анализировала их в своих эссе.

 

 

В своей библиотеке Вирджиния собрала труды многих русских писателей, в том числе Гоголя, Гончарова, Горького и других. Однако именно работы Достоевского, Чехова, Толстого и Тургенева помогли Вулф найти свой стиль, демонстрируя ей иные от британской литературы повествовательные возможности. В их произведениях писательница нашла новую концепцию романа, которая глубоко и объёмно отражала жизнь человека и особенности его сознания. Впоследствии она позаимствовала эти способы художественного выражения, несвойственные европейской прозе, для своих литературных экспериментов.

Как подчёркивает Дарья Протопопова в своей книге Virginia Woolf in Context, Вулф находила современными работы русских романистов XIX века, обнаружив в них новый вид реализма. Так, русские классики концентрировались на чувствах и эмоциях, раскрывали тайны человеческой натуры, а британцы фокусировались на «социальном поведении, манерах, поверхностных деталях». Писательница отмечала у русских авторов специфический способ описания человеческой души, внимание к внутреннему миру персонажей. По мнению Протопоповой, для Вирджинии их сосредоточенность на душе проистекала из их интереса к человеческой психологии.

 

 

В статье «Вирджиния Вулф и русская литература» Татьяна Красавченко поясняет, что для Вулф была важна искренность в произведениях русских классиков, которая выделяла их на фоне викторианских романов. В этом состояло существенное различие русской и британской культур: глубину, сострадание, духовность и печальность писательница противопоставляла стремлению британских авторов «замаскировать, прикрыть или приукрасить то, что в нас страдает и мучается». А «мрачность» русской литературы Вирджиния ставила против «естественного восторга» британцев, проявляющегося в «юморе и комедии».

После прочтения «Преступления и наказания» Вулф считала Достоевского «величайшим из писателей». Именно у него она почерпнула приёмы внутреннего монолога, потока сознания и персонажей-двойников.

 

Читайте также: В Лондоне состоится показ постановки «Дмитрий» по неоконченной пьесе Шиллера

 

Чехов привлёк писательницу лаконичным воспроизведением палитры эмоций, проблемами взаимопонимания и одиночества. Ей был близок его подход к одновременно комическому и меланхолическому изображению повседневной жизни.

Толстого Вирджиния также считала «величайшим из романистов» вместе с его эпопеей «Война и мир». Также ей импонировал роман «Анна Каренина» за глубину персонажей.

 

 

У Тургенева писательница отмечала наблюдательность, точность и объективность, умение сочетать мастерское изображение сцен природы с описанием мыслей и чувств персонажей, убедительное изображение русской жизни.

Из-за незнания языка восприятие Вулф русской литературы во многом зависело от переводчиков. Под руководством Самуила Котелянского писательница стала учить русский язык и помогать ему с переводами на английский язык Чехова, Достоевского и Толстого, Бунина, Горького и других авторов.

 

Hogarth House. Фото: Alamy Stock Photo

 

В Лондоне есть множество мест, связанных с жизнью и творчеством Вирджинии Вулф, где установлены мемориальные таблички:

  • 22 Hyde Park Gate

Это дом детства Вирджинии Вулф, где она жила со своей семьёй. Он находится буквально в двух шагах от Royal Albert Hall, на улице, где проживали представители высшего среднего класса. Так, отец Вирджинии был известным историком и публицистом, мать работала натурщицей, а сестра стала художницей. Здесь вы увидите три таблички, посвящённые писательнице, её сестре и отцу.

  • 46 Gordon Square

После смерти отца, который скончался вскоре после матери Вулф, будущая писательница и её близкие продали семейный дом и переехали. Здесь возникло общество «Блумсбери» — элитарная группа английских писателей, художников и интеллектуалов. Позднее в своём дневнике Вирджиния напишет: «…Переехав из Кенсингтона в Блумсбери, мы перешли целую пропасть между респектабельным существованием в летаргическом сне и жизнью более трудной, даже, возможно, жестокой, но настоящей».

  • 29 Fitzroy Square

После свадьбы сестры Вулф вместе с братом переехала на новое место, где также проходили встречи «Блумсбери». Однако общество разделилось на две группы: на Gordon Square собирались деятели искусства, а на Fitzroy Square — литературный круг.

  • 38 Brunswick Square

Позднее Вулф и её брат вновь переехали. Тут писательница познакомилась своим будущим мужем. Он также был писателем.

 

 

  • Hogarth House

Сюда Вулфы переехали спустя несколько лет после свадьбы. Здесь они решили основать издательство «Хогарт Пресс». Пара публиковала книги друг друга, работы других членов «Блумсбери», а также произведения зарубежных авторов, например Максима Горького.

  • 52 Tavistock Square

Само здание, в котором жила Вулф, было разрушено во время Блица. Однако табличка напоминает, что когда-то здесь был дом британской писательницы. Этот район вдохновил Вирджинию на многие отрывки из «Миссис Дэллоуэй» и «На маяк». Здесь она наблюдала за городской жизнью.

 

Узнать больше о связи Вирджинии Вулф с Россией можно на нашем арт-завтраке «Роджер Фрай и Вирджиния Вулф: примитивизм в авангарде». Вы узнаете о Роджере Фрае, организаторе первой постимпрессионистской выставки в Лондоне, и о том, как художники и писатели начала XX века открыли для себя народное искусство. Подробности и билеты.

 

 

Фото на обложке: Man Ray

 

 


Читайте также:

Как «Русские сезоны» Дягилева повлияли на мир искусства Европы XX века

Композитор Пётр Чайковский в Лондоне: впечатления, признание и успех

Флэпперы — эмансипированные женщины 20-х годов на Западе и в России

error: Content is protected !!
Afisha.London

БЕСПЛАТНО
ПОСМОТРЕТЬ