Великие британские современники: покорительница космоса Хелен Шарман

Имена первых космонавтов в СССР помнили наперечёт, знали их позывные и подробности личной жизни. Теперь покорители космоса уже давно перестали быть «селебрити». А в Великобритании, как ни парадоксально, слава второго астронавта — Тима Пика — затмила достижения его предшественницы, Хелен Шарман, первой британки, побывавшей в космосе 30 лет назад, в 1991 году. Она также стала первой в Западной Европе женщиной на орбите и первой астронавткой, чей полёт финансировался по коммерческой, а не государственной линии. Об этой легендарной и очень скромной женщине в рубрике «Великие британские современники» рассказывает наш обозреватель Александр Смотров, с детства покорённый её обаянием и впоследствии несколько раз встречавшийся с ней в Британии.

 

Девушка с Марса

Хелен Шарман родом из английского Шеффилда, который когда-то был в прямом смысле национальной кузницей, но не кадров, а самых разных изделий из металла и чугуна. Однако детство и юность Шарман пришлось как раз на пору заката сталелитейной и металлургической промышленности в этом регионе.

В местном университете в середине 1980-х годов она получила более перспективную специальность химика, а затем перебралась в Лондон, где защитила докторскую диссертацию и начала работать химиком-технологом в компании Mars, изучая различные химические свойства шоколада. Впоследствии британская пресса так и окрестит Шарман в репортажах о её космических приключениях: «Девушка с Марса» (The girl from Mars).

 

 


Проект «Джуно»

Советская космическая программа, как и вся страна, в конце 1980-х–начале 1990-х переживала период трансформации. Подошла к концу международная программа «Интеркосмос», в рамках которой на орбиту летали космонавты из дружественных социалистических и затем капиталистических стран. Начиналась эра коммерческих запусков, и именно на этой почве и родилась идея совместной миссии «Джуно» (не путать с популярной советской «телецелительницей» того времени!).

Полёт первого британского астронавта на советскую космическую станцию «Мир» должен был спонсироваться консорциумом британских компаний. Отбор наиболее достойных кандидатов на полёт проходил в 1989 году с огромной помпой в эфире телеканала ITV. Откликнувшаяся на радиообъявление о наборе в космонавты Шарман и ещё трое кандидатов стали финалистами этого конкурса, обойдя 13 тысяч других претендентов. Среди факторов, которые учитывались при отборе — научные, образовательные и аэрокосмические навыки, а также способность к освоению иностранных языков.

 

Фото: UK Space Agency

 

За этим последовала полуторагодовая программа подготовки в подмосковном Звёздном городке. Шарман и её дублёр тренировались к полёту, в то время как двое других финалистов должны были помогать в подготовке и проведению масштабной программы космических экспериментов.

В какой-то момент проект «Джуно» оказался под угрозой срыва, поскольку спонсоры не смогли собрать требуемую сумму в 7 миллионов фунтов. От окончательной отмены первый британский полёт в космос спас президент СССР Михаил Горбачёв, который распорядился отнести необходимые расходы на счёт советской стороны.

Однако научно-экспериментальную программу полёта пришлось существенно сократить. Бывший сотрудник Центра подготовки космонавтов (ЦПК) имени Гагарина и автор книг о космосе Василий Лесников в своих воспоминаниях «Космическое время “Мира”» пишет, что «Хелен практически не была нагружена экспериментами, полёт для неё стал любопытной прогулкой».

 

Читайте также: Как Британия открыла Горбачёва, а Горбачёв — Британию

 

На самом деле, 27-летняя Шарман была не просто первой гостьей станции «Мир». За восемь дней полёта — с 18 по 26 мая 1991 года — она фотографировала из космоса Британские острова, выполнила целый ряд медицинских и сельскохозяйственных экспериментов в невесомости, а также выходила на связь с британскими школьниками, которые были соавторами некоторых из этих опытов. Вместе с ней на станции работали четверо советских космонавтов, включая Сергея Крикалёва (впоследствии директора ЦПК), который стал для Хелен хорошим другом на всю жизнь.

Перед стартом Шарман обнаружила, что стандартный скафандр, который ей предложили, сконструирован в расчёте на мужчин и слишком велик для женщины, особенно с такой хрупкой комплекцией, как у неё. Поэтому для неё был создан индивидуальный скафандр, который теперь является частью экспозиции Музея науки в Лондоне.

 

 


Популяризатор космоса

Вернувшись на Землю накануне своего 28-го дня рождения, Шарман была сразу награждена советским орденом Дружбы народов. А вот Орден Британской Империи у себя на родине она получит только через год, летом 1992 года. За ними последует ещё множество наград и званий в России, Британии и других странах.

 

 

Как и первый космонавт планеты, Юрий Гагарин, Хелен больше никогда не бывала на орбите. Она отбиралась в шорт-листы европейских астронавтов в 1992 и 1998 годах, но в списки утверждённых кандидатов не попадала.

В отличие от Гагарина, Шарман не стала международной звездой и не объездила с визитами весь мир. Вместо этого она вернулась в науку и сосредоточилась на популяризации освоения космоса в родном Соединённом Королевстве. У страны тогда не было ни собственного космического агентства, ни программы подготовки астронавтов. В том числе благодаря усилиям Шарман в этих вопросах произошли подвижки, но на это понадобилось много лет. Второй британский астронавт, Тим Пик, отправился на орбиту только в 2015 году, почти четверть века спустя после полёта Хелен Шарман!

 

Фото: UK Space Agency

 

Читайте также: Юрий Гагарин в Лондоне: как впечатлить королеву и стать героем Великобритании

 

Всё это время она продолжала посещать британские школы, участвовать в теле- и радиопередачах о космонавтике. В её честь назвали несколько учебных заведений и жилых комплексов в Великобритании и Нидерландах, в родном Шеффилде открыли звезду на «аллее славы», а количество университетов, наградивших Шарман степенью почётного доктора, приближается к дюжине.

Она остаётся преданной если не «делу дружбы народов», то публичной дипломатии. В 2011 году она стала гостьей на презентации лондонского памятника Юрию Гагарину, а в 2015 году воссоединилась вместе с другими легендарными «космическими» женщинами — дочерью генерального конструктора Сергея Королёва Натальей, дочерью Гагарина Еленой и первой космонавткой мира Валентиной Терешковой — на открытии масштабной выставки «Космонавты» в лондонском Музее науки.

 

 

А уже в наши дни именем Хелен Шарман была названа одна из двух проходческих машин, использовавшихся при сооружении тоннелей новой ветки лондонского метро, соединившей Кеннингтон и электростанцию Баттерси. Вторая машина получила имя «Эми» в честь ещё одной уроженки Йоркшира и выпускницы Шеффилдского университета — лётчицы Эми Джонсон, впервые совершившей в одиночку перелёт из Англии в Австралию в 1930 году.

Сама же Шарман продолжает надеяться, что пример её и других британских женщин-первопроходцев вдохновят современных молодых британок на освоение неизведанных горизонтов в самых разных сферах, в том числе небесных. По её словам, британцы всегда были нацией первооткрывателей. «Великобритания многие годы была на переднем крае исследований и почему нужно останавливаться сейчас?» — задалась риторическим вопросом астронавтка в одном из наших разговоров.

 

 

Фото на обложке: Helen Sharman returns to Earth on 26 May 1991 after her eight-day mission to the Mir space station/Alamy

 

 


Читайте также:

Район Брикстон: разноцветье культур и ароматы еды со всего мира

Феномен стиля леди Ди: почему многие хотят выглядеть «как Диана»

Пить или где пить, вот в чём вопрос

error: Content is protected !!
Afisha.London

БЕСПЛАТНО
ПОСМОТРЕТЬ