Британские художники, которые прославились в России

03 Ноября, 2020

Времена правления Екатерины II известны как расцвет русско-британских отношений. Императрица активно приглашала художников из Великобритании, а также покупала их работы для коллекции Государственного Эрмитажа. В дальнейшем эту традицию продолжил Александр I, который ангажировал английского портретиста Джорджа Доу для написания Военной галереи в Зимнем дворце. Журнал Afisha.London рассказывает о британских художниках, творчество которых было тесно связано с Россией.

 

В 1698 году Пётр Великий прибыл в Великобританию, и именно это событие явилось точкой отсчёта для развития русско-британских отношений Нового времени. Однако находясь там, государь не выразил интереса к английской культуре. Взаимодействие двух стран стало активнее и разнообразнее лишь с приходом Екатерины II и достигло особой интенсивности в 1770-80-е годы. Императрица писала: «Я смотрю на английскую нацию как на ту, союз которой самый естественный и полезный для России». Так, Екатерина II проявляла интерес не только к английскому искусству, но и к театру, литературе, философии и даже к заграничной системе паркостроения. Она одной из первых заинтересовалась британским искусством на уровне государственного коллекционирования. К 1794 году в императорском собрании одних только живописных работ английской школы было около двадцати! Для Эрмитажа также была приобретена художественная галерея первого премьер-министра Великобритании Роберта Уолпола, которая насчитывала 198 картин.

Заинтересованность британской культурой передалась и богатейшим семьям того времени. Например, собрание С. Р. Воронцова складывалось в годы его пребывания в качестве дипломата в Лондоне, а у Г. А. Потёмкина были полотна Дж. Рейнольдса, Р. Бромптона и многочисленные гравюры и эстампы с видами Англии, Шотландии и Уэльса.

 


Джошуа Рейнолдс

Джошуа Рейнолдс – величайший английский портретист восемнадцатого века. Художник изучал древнее искусство и искусство итальянского Возрождения, также большое влияние на становление его стиля имели работы Рубенса и Рембрандта. Благодаря умению выразить индивидуальность заказчика Рейнолдс пользовался большой популярностью, хотя никогда не писал по заказу королевского двора. Стоит заметить, что самой благородной формой искусства он считал историческую живопись, однако свои счета он оплачивал именно благодаря портретам (писал до 150 в год).

 

 

Художник был организатором и первым президентом Королевской академии художеств, основанной в 1768 году. Свои взгляды на искусство он излагал в ежегодных обращениях к студентам перед открытием Академии. На основе этих выступлений был составлен сборник из пятнадцати «Речей», который был издан на нескольких европейских языках, а по указу Екатерины II в том числе и на русском. В 1785 году Рейнолдс получил заказ от Екатерины II на историческую картину. В последние годы художник плохо видел, но заказу императрицы он отказать не мог. Сюжет картины «Младенец Геракл, удушающий змей» символизирует крепнущую мощь России («…аллюзия с теми огромными трудностями, с которыми пришлось столкнуться», – писал сам автор).

 

 

В коллекции князя Г. А. Потёмкина тоже были работы Рейнолдса. Заказ на картину для князя художник получил через английского дипломата лорда Кэрисфорта в том же году, что и на картину для Екатерины II. Так, Рейнолдсом было написано полотно «Воздержанность Сципиoна Африканского», в сюжете которого просматривается намёк на военные доблести Потёмкина, который возглавлял армию в русско-турецких кампаниях. Также вышеупомянутый лорд Кэрисфорт подарил князю картину «Амур развязывает пояс Венеры». Примечательно то, что существует несколько версий этой работы: оригинал, написанный в 1784 году, находится в Британской галерее Тейт, а две копии – в Музее сэра Джона Соуна и в Эрмитаже.

 

Где посмотреть?

  • Национальная портретная галерея, Лондон
  • Британская галерея Тейт, Лондон
  • Музей сэра Джона Соуна, Лондон
  • Британская королевская коллекция, Великобритания
  • Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

 


Джордж Доу

Первоначальное художественное образование Джордж Доу получил у отца – гравёра в технике меццо-тинто (чёрная манера) и художника-карикатуриста Филиппа Доу. Учился он в Королевской академии художеств в Лондоне, которую окончил с золотой медалью, а впоследствии стал академиком. Английский портретист был приглашён в Санкт-Петербург, чтобы писать портреты для будущей Военной галереи Зимнего дворца. Так, в 1819 году художник прибыл в Россию, чтобы связать с русской столицей десять лет своей жизни. Выбор Александра I неспроста пал на Доу: художник славился быстрой работой и мог написать картину за 2-3 сеанса позирования.

 

 

Картины для Военной галереи были созданы Доу при участии его учеников А. В. Полякова и В. А. Голике, но несмотря на помощь ассистентов, работа над галереей была напряжённой. Даже после её официального открытия в декабре 1826 года работа над портретами продолжалась вплоть до последних дней пребывания Доу в России. Портрет Михаила Илларионовича Кутузова художник написал через 16 лет после смерти полководца. Кутузов не любил позировать для парадных портретов, поэтому Доу пришлось самому «конструировать» фигуру полководца, а образцом лица, вероятно, послужил последний прижизненный портрет кисти Романа Волкова.

 

 

Английский художник выполнял и частные заказы, благодаря которым приобрёл огромное состояние. Получить портрет Джорджа Доу считалось престижным и модным. За свою работу художник просил баснословные по тем временам 800-1000 рублей – такая цена в несколько раз превышала запросы русских художников. Комитет Общества поощрения художников даже написал Александру I жалобное письмо, где назвал художника «торгашом». Русские литераторы были не так сокрушительны, как художники. Так, русский писатель, издатель и редактор Павел Свиньин в 1820 году написал о Доу в журнале «Отечественные записки»: «Механический приём руки его совершенно особен; кисть широкая, смелая, быстрая, но слишком быстрая. Она не кладёт, бросает краски, и в другой раз, кажется, не дотрагивается до них. От этого все портреты Доу кажутся родом эскизов». А. С. Пушкин упоминал британца в стихотворении «Кипренскому», а в 1828 году даже написал художнику посвящение «To Dawe, Esqr».

 

Где посмотреть?

  • Национальная портретная галерея, Лондон
  • Британская галерея Тейт, Лондон
  • Британская королевская коллекция, Великобритания
  • Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
  • Михайловский замок, Санкт-Петербург

 

Зачем смотреть сериал «Корона»?

 


Ричард Бромптон

Путешествие по Италии и знакомство с выдающимися работами античности и Ренессанса было обязательным этапом в воспитании каждого молодого британского художника и скульптора. Именно в этой стране Ричарда Бромптона взял под своё крыло крупный немецкий живописец эпохи классицизма Антон Рафаэль Менгс. А вернувшись на родину, Бромптон принимал активное участие в выставках Общества художников Великобритании и был избран его президентом. Также он успел поработать придворным портретистом короля Георга III. Несмотря на успех в Англии, художник жил не по средствам и попал под долговой суд. Считается, что приглашением в Россию Екатерина II выручила Бромптона из долговой тюрьмы. Благодарность за этот поступок художник сохранил до конца жизни, назвав своих детей именами императрицы и её внука великого князя Александра Павловича.

 

 

Екатерина II принимала активное участие в воспитании своих внуков, великих князей Александра Павловича и Константина Павловича, и возлагала на них большие надежды. Вероятно, написание их портретов являлось одной из главных задач приглашённого художника. В 1781 году Бромптон закончил портрет, который считается образцом изображения наследников в юном возрасте. На картине изображён великий князь Александр, который разрубает гордиев узел, а его младший брат, Константин, держит в правой руке знамя, увенчанное лабарумом – победоносным крестом, символом победы христианства. «Бромптон, художник обосновавшийся здесь и обладающий большим талантом; он написал двух моих внуков. Эта картина в моей галерее выглядит не хуже картин Ван Дейка», – писала Екатерина II. Это сравнение подмечено неспроста: в своём творчестве английский художник во многом ориентировался на композиции, используемые Ван Дейком. Это объясняется тем, что Ричард Бромптон успел попробовать свои силы в реставрации картины великого художника ещё в Англии.

 

 

Одной из самых значимых работ Бромптона является портрет Екатерины II. На этой картине императрица изображена в возрасте 53 лет – в горностаевой мантии, с большой цепью и звездой ордена Святого Андрея Первозданного, со звездой и лентой ордена Святого Георгия первой степени и в малой императорской короне. Именно в середине царствования Екатерины II и зародился её классический улыбающийся образ.

 

Где посмотреть:

  • Британский музей, Лондон
  • Национальная портретная галерея, Лондон
  • Национальный морской музей, Лондон
  • Британская королевская коллекция, Великобритания
  • Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
  • Государственная Третьяковская галерея, Москва

 


Кристина Робертсон

Сейчас невозможно точно сказать, по чьей рекомендации уже заслужившая репутацию модной миниатюристки в Англии и Шотландии Кристина Робертсон приехала в Россию. Впервые имя Робертсон было упомянуто в российской печати в 1839 году, когда она выставила свои работы в Академии художеств. «Лучший портрет однако же из всех выставленных в Академии, это портрет дамы в белом атласном платье, играющей на органе. Его смело можно было бы поставить подле Рембрандта, и он не много потерял бы от столь опасного соседства», – отмечал критик П. П. Каменский на страницах периодического литературно-художественного издания «Библиотека для чтения».

 

 

Заказ от королевской семьи не заставил себя долго ждать. Уже весной 1841 года Робертсон была приглашена ко двору, чтобы писать портреты Николая I и его семейства. За портреты императрицы и её трех дочерей, показанные на академической выставке в 1841 году, художница получила звание почётного вольного общника Императорской Академии художеств (до неё этого звания удостоилась только одна женщина –  француженка Виже-Лебрён). После успеха в России художница уехала в Лондон, где продолжала показывать свои работы, а на второй день пребывания в городе она подвернула ногу. «Я останусь хромой…навсегда. Я очень грущу, что не смогу приехать в Петербург к моим друзьям»,  – писала она хранителю гравюр в Императорском Эрмитаже Н. И. Уткину. Однако в 1847 году Робертсон всё-таки вернулась в Санкт-Петербург. Она должна была писать портреты невесток Николая I – Марии Александровны и Александры Иосифовны. Для работы ей была отведена комната в Эрмитаже, ежедневный завтрак в 12 часов и другие привилегии, но, несмотря на всё это, только портрет цесаревны Марии Александровны удовлетворил императора. Остальные работы он велел вернуть Робертсон без оплаты.

 

 

Известно, что многие заказчики, которые позировали для художницы, были тесно связанны с Великобританией. Так, князь Иван Барятинский, служивший в начале девятнадцатого века секретарём русского посольства в Лондоне, первым браком был женат на дочери лорда Шерборна, а В. П. Орлов-Давыдов (зять Ивана Барятинского) закончил Эдинбургский университет и был знаком с Вальтером Скотом. Только вот некогда известную и обеспеченную художницу, к сожалению, забыли уже при жизни. Есть несколько теорий, почему это произошло. Во-первых, работы Робертсон не принадлежат к числу великих произведений искусства – они в первую очередь любопытны как историко-художественный документ. Во-вторых, они, как правило, предназначались для кабинетов и личных покоев, оставаясь недоступными широкой публике. В-третьих, она умерла далеко от родины в 1854 году в Санкт-Петербурге (она похоронена на Волковском кладбище) в разгар Крымской войны, обострившей русско-британские отношения. Судя по письмам великой княгине Марии Николаевне, она хотела вернуться на родину, но не могла этого сделать из-за отсутствия средств.

 

Где посмотреть:

  • Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
  • Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

 

Джон Леннон: быть может, я мечтатель?

 


Джон Огастес Аткинсон

Джон Огастес Аткинсон ещё в девять лет переехал из Лондона в Санкт-Петербург, где его жизнь была тесно связана с царским двором. Джон Уокер, дядя или отчим (точно не известно), был прекрасным графиком и мастером репродукционной гравюры, работавшим преимущественно в технике меццо-тинто. Уокер был приглашён Екатериной II, чтобы гравировать работы из её коллекции и сделать собрание картин Эрмитажа известным в Европе. Молодого Аткинсона интересовала русская жизнь с её диковинными для иностранца традициями. На одной из его ранних живописных работ изображено одно из самых любимых народных развлечений во время празднования масленицы – «Катание с гор на Неве». А уже в 22 года он получил заказ на конный портрет императора Павла I. Несмотря на небольшой размер, всего 71х50 см, по своей композиции это был парадный портрет. Сейчас некоторые портреты Аткинсона известны лишь только по гравюрам и копиям других художников.

 

Дж. О. Аткинсон «Вид на Санкт-Петербург»

 

Особое место в его творчестве занимает сборник эскизов «Живописное изображение нравов, обычаев и увеселений русских». Объединённая в несколько тетрадей и выдержавшая не одно издание эта серия имела не последнее значение в продвижении имиджа России за рубежом. Джон Аткинсон создал 100 раскрашенных акварелью гравюр, которые изображают русскую повседневную жизнь с её бытом, заботами, развлечениями народными одеждами и обрядами. На многих иллюстрациях Аткинсону удаётся передать черты народного характера. Этот «этнографический альбом» по широте представленного материала превосходит всё, что было создано до него.

 

Дж. О. Аткинсон «Конные бега на Неве зимой»

 

Отличительной чертой стало обилие сюжетов, связанных с трудом. К каждой работе мастер написал пояснительные тексты на русском и английском языках, в которых отчётливо видны особенности понимания иностранцем реалий русской жизни. «Катание с ледяных гор – любимое развлечение русских зимой, и даже жители деревни, в особенности дети, подражают в этом крупным городам. Для устройства такой горки выравнивают склон небольшого холма либо нагребают целую гору снега и поливают её водой, которая, замерзая, превращается в лёд. По этому-то льду и съезжают на небольших деревянных санях, к величайшему удовольствию катающихся», – подписал англичанин гравюру «Ледяные горки для детей».

 

Где посмотреть:

  • Британская галерея Тейт, Лондон
  • Михайловский замок, Санкт-Петербург
  • Государственный музей-заповедник Павловск, Павловк

 

 

Юлия Лапран

 

Фото на обложке: Кристина Робертсон «Дети с попугаем», Эрмитаж

 


Читайте также:

Заха Хадид: королева кривой линии

Феномен сериала «Доктор Кто»

Исследуем: городские явления, которые не прижились в Лондоне

error: Content is protected !!