Исследования постсоветских репрезентаций истории, семьи и себя в кураторских проектах Елены Конюшихиной

После распада СССР идентичность и самоосознание стали важными вопросами для многих людей: им пришлось быстро адаптироваться к новым условиям, учиться жить в странах с новой идеологией, новым устройством власти. Героиней этого материала Afisha.London стала Елена Конюшихина — куратор, которая исследует вопросы идентичности на постсоветском пространстве в своих проектах.

 

Кураторская практика Елены Конюшихиной посвящена центральному вопросу современного постсоветского пространства — влиянию истории и семейного прошлого на формирование идентичности. Помимо очевидных трудностей с пониманием рабочего определения как «истории», так и «идентичности», процесс примирения постсоветского субъекта с его прошлым зачастую контролировался, иногда насильственно, сверху. В России и бывших советских республиках Средней Азии государственные архивы, в том числе КГБ, тайной полиции СССР, не были открыты для общественности. Это означает, что даже личное расследование судьбы своих близких становится практически невыполнимой задачей, а все случаи успешного взаимодействия с органами власти предаются широкой огласке. Это отсутствие открытости имеет прежде всего политическое измерение: когда у вас нет информации о численности и сотрудниках штаба КГБ, вы не сможете найти виновного.

 

Oleg Koshelets, Flags, rakes & statue of Stalin. 2012. Courtesy Elena Konyushikhina

 

По мнению Валентина Дьяконова, критика и куратора Музея современного искусства «Гараж» в Москве, кандидата культурологии, из-за недостатка информации искусство, поднимающее вопросы о травматическом прошлом, становится очень смелым жестом, как с точки зрения ясности высказывания (в большинстве случаев это буквально выстрел в темноте), так и с точки зрения его политической значимости. «Голоса» Конюшихиной (2015, Галерея А3) наглядно это демонстрирует. «Объект» Александра Кутового (2012) — глиняный бюст с разрушенным лицом — одновременно и комментарий к переписыванию скульптурного наследия городской пропаганды после 1991 года, и портрет абстрактной, неизвестной жертвы советского политического режима.

 

 

Инсталляция Олега Кошелеца «Флаги, грабли и статуя Сталина» (2012) показывает возможности активизации тёмной истории. Горькая правда состоит в том, что Сталин даже не призрак в современной России: его часто изображают либо как «эффективного менеджера», чтобы связать индустриализацию с нынешним неолиберальным режимом, либо как «архитектора Победы», всемогущего deus ex machina, приведшего Россию к успеху во Второй мировой войне. Скульптор Игорь Шелковский предлагает воздвигнуть лагерную сторожевую башню в виде памятника жертвам Большого террора, чья единственная функция — нависать над тысячами безымянными людьми, не имеющими права на собственную личность. Но сторожевая башня пуста: у того, кто смотрит, тоже нет личности.

 

 

Серия «Имена» (2015) Екатерины Муромцевой показывает стёртые из архивов и библиотечных каталогов имена репрессированных сотрудников Института философии РАН. В графической работе Александра Эльмара «Осип Мандельштам в 1938 году» (2009) вместо имени поэта на портрете стоит — число — номер заключённого 93145, а в произведении Юрия Злотникова сама сталинская эпоха превращается в сплошную решётку. Таким образом, выставка «Голоса» — это ясное высказывание, затрагивающее самые чувствительные части травматичного прошлого — биографии и сломленные судьбы людей, что подчёркивается включением в экспозицию реальных предметов, принадлежавших бывшим лагерникам, из архива общества «Мемориал».

Таким образом, прямой путь к своей идентичности тернист и сложен. Для многих непосредственная близость семейного альбома обеспечивает хотя бы видимость преемственности поколений. «Семейный архив», проект Конюшихиной 2018 года для Theater am Stieg в Бадене, представляет собой сборник работ, исследующих эту преемственность. Стеклянные, хрупкие скульптуры в форме писем-треугольников Алёны Кальяновой основаны на письмах её дедушки с фронта Великой Отечественной войны. Но серия заканчивается свидетельством о его смерти. Янина Черных превращает детскую игрушку — плюшевого мишку — в предмет для дневниковых размышлений: на лапке игрушечного зверька надпись «Я не люблю своих дальних родственников».

 

Alena Kalyanova, Letters from my great-grandfather. 2014. Glass, sintering, deflection, engraving, painting. Courtesy the artist

 

Игорь Самолёт в фотографической серии «Завтрак для Артёма» играет в игры со своим племянником, документируя повседневную перформативность семейной дружбы. Как правило, семейное прошлое — сложная тема для молодых художников, чтобы с ней убедительно работать. Личная близость к предмету создаёт иллюзию изначальной глубины художественного жеста, но художники «Семейного архива» изо всех сил стараются трансформировать индивидуальное содержание в форму, комментирующую трансформации и смыслы памяти. Семейный документ никогда не бывает просто документом, это интимный взгляд на значимые отношения.

 

 

Логично, что один из последних кураторских проектов Конюшихиной затрагивает вопрос самопрезентации молодых художников. «Обо мне, пожалуйста, обо мне» (Галерея 25Кадр, 2018) — обзор отдельных мифов и представлений художников о самих себе. Стратегия Конюшихиной как бы представляет собой серию концентрических кругов, начинающихся от широкого круга большой истории и постепенно достигающих эпицентра художественного производства, фигуры художника. От необъятной и пугающей территории коллективного прошлого до неоднозначного комфорта семейного альбома взгляд куратора обращается внутрь, на художников, чтобы отразить личность в реальном времени.

 

Installation view on Polina Rukavichkina’s series “Pink days and blue days”. 2016-17 and Olga Vorobyova’s “Girl who used to be”. 2017. Color printing. Courtesy 25 Kadr Gallery

 

Следующий проект Конюшихиной «плато», серия документальных фильмов на YouTube о художниках в (бывших империалистических) столицах, Лондоне и Москве, выходит за рамки самопрезентации в саморефлексию в различных географических и темпоральных условиях, которые обуславливают художественный результат. Вклад Конюшихиной в насущные вопросы современной художественной жизни очень уместен, и в то же время, тематически обширен, а её будущие проекты, несомненно, сделают ещё больше художественных высказываний и голосов ощутимыми.

 

 

Валентин Дьяконов, критик и куратор Музея современного искусства «Гараж» в Москве, кандидат культурологии

Фото на обложке: Installation view. About Me, Please, About Me. 2018. 25 Kadr Gallery. Courtesy 25 Kadr Gallery

 

 


Читайте также:

Гастропаб как путь к сердцу британского гурмана

Чем заняться с детьми на майских каникулах в Лондоне?

Инструкция: как взять в аренду электросамокат в Лондоне?

error: Content is protected !!
Afisha.London

БЕСПЛАТНО
ПОСМОТРЕТЬ