ERTÈ: искусство как наркотик

27 Ноября, 2017

Выставка русского художника, гения ар-деко Ertè в галерее Grosvenor и почему ее нельзя пропустить. Роман Петрович Тыртов (Ertè (Эрте) – первые буквы имени и фамилии) родился в Санкт-Петербурге в 1892 году. Военному делу сын генерал-лейтенанта флота предпочитал уроки музыки, балета и иностранные языки. В 18 лет Роман получил долгожданный загранпаспорт и, к неудовольствию своих родителей, отправился в Париж, чтобы стать художником. Новый, волнующий мир искусства не спешил принять молодого человека. Без финансовой помощи и нужных знакомств у Эрте не было никаких перспектив. Лишь спустя несколько месяцев после приезда, уже находясь на грани нищеты, начинающий художник смог найти работу. Он устроился рисовальщиком в малоизвестный модный дом «Caroline», откуда был с позором уволен уже через месяц. Мадам, владелица дома, заявила Эрте, что у него нет ни капли таланта.

Erte (1)

Молодой человек, тем не менее, не лишился веры в себя. Запечатав свои работы в конверт, он отправил письмо самому известному человеку в мире моды – Полю Пуаре. Почти немедленно Эрте получил ответ с предложением о работе в лучшем модном доме Парижа.

Сотрудничество с Пуаре, ярчайшей фигурой на модной сцене своего времени, позволило Эрте заняться искусством, а не ремесленничеством. Он наконец мог творить: создавать эскизы нарядов, делать наброски для театральных постановок и работать с модными журналами. Именно в этот период начал формироваться уникальный стиль художника как ярчайшего и последовательного представителя ар-деко. Вскоре началась Первая Мировая война, вопросы моды временно утратили актуальность, а Пуаре был мобилизован и закрыл свой модный дом. Эрте поступил уже проверенным способом: написал письмо. На этот раз адресатом значился редактор журнала Harper’s Bazaar, издаваемого в США. Так началась новая эпоха в его творчестве, которая продлилась 20 лет.

Журнал предложил Эрте постоянную работу, а вскоре и эксклюзивный контракт на невероятно щедрых условиях. Последующие годы художник не только разрабатывал для журнала обложки и модные иллюстрации, но и вел свою колонку о социальной жизни. Чем был бы Harper’s Bazaar, если бы не Эрте? – говорил владелец журнала, медиа-магнат Уильям Херст. После войны в Европе вновь возрос интерес к искусству, моде, театру. Эрте получал огромное количество заказов на оформление театральных постановок по обе стороны Атлантики. Работы было настолько много, что он вынужден был отказаться даже от заказа своего блестящего соотечественника Дягилева, о чем потом сильно сожалел.

«Посмотрите на меня, – говорил Эрте. – Я живу в другом мире – мире снов и забвения. Люди принимают наркотики, чтобы добиться подобной свободы от своих повседневных забот. Я никогда не принимал наркотики. Мой наркотик – искусство».

Несмотря на свою востребованность в США, Эрте мечтал вернуться в Париж. В 1926 году ему это наконец удалось. Там он посвятил большую часть рабочего времени работе с журналом «Art et Industrie», являвшимся рупором стиля ар-деко. Вторая Мировая война застала художника в Париже. Заказы все ещё приходили, но их становилось все меньше: в тяжелые времена приоритеты современников предсказуемо менялись. В военное и послевоенное время Эрте продолжал работать в качестве театрального художника, но предложений сотрудничать с глянцевыми изданиями больше не поступало.

maxresdefault

Новая веха в творчестве Эрте пришлась на 1960-ые. Вновь возрос интерес к ар-деко, и художнику удалось провести две выставки в Париже. Выставки имели успех, за ними последовало ещё две, по обе стороны Атлантики. Эрте вернулся в центр общественного внимания.  Это время примечательно также знакомством с Эриком и Саломеей Эсторик – знаменитыми коллекционерами искусства и основателями галереи Grosvenor, широко известной в Нью-Йорке и Лондоне. Очарованные талантом и личностью художника, Эрик и Саломея практически стали агентами Эрте, чем значительно поправили его финансовое положение.

Важнейшим событием позднего периода творческой жизни Эрте стала выставка работ, проведённая музеем Метрополитан в Нью-Йорке. Подобное признание закрепило за ним место на пьедестале современного искусства и звание гения ар-деко.

Выставка в Лондоне

Выставка в галерее Grosvenor, столь знаковой в творчестве художника, посвящена 125-ой годовщине со дня его рождения, а также годовщинам журналов Harper’s Bazaar и Vogue, с которыми сотрудничал Эрте. В Grosvenor представлены работы из личных коллекций Эрика и Саломеи Эсторик, большинство из которых можно приобрести. Часть работ уже продана и, вероятно, это последняя возможность увидеть коллекцию семьи Эсторик полностью в одном месте.

erte

Среди выставленных работ (всего более 100) – визитная карточка Эрте, серия «Алфавит», вдохновением для которой послужили персидские миниатюры. Работа над «Алфавитом» началась в 1927 году и Эрте планировал выполнить ее за два года, чтобы успеть показать на выставке в Париже.  Однако проект растянулся на долгий срок и впервые был представлен публике лишь спустя 40 лет, в Лондоне, в той самой галерее Grosvenor.

В галерее также представлено множество эскизов Эрте, выполненных для театральных постановок, рисунков для Harper’s Bazaar и Art et Industrie.

Год назад коллекция выставлялась в петербургском Эрмитаже, и это был первый и последний раз, когда выставка Эрте проходила в России.

Выставка продлится в галерее Grosvenor до 15 декабря, вход – свободный

Адрес: Grosvenor Galleryб, 35 Bury Street, St. James’s, London SW1Y 6AY

 

Обзор подготовила Елизавета Давыдова

 

error: Content is protected !!
Afisha.London

БЕСПЛАТНО
ПОСМОТРЕТЬ