Валентин Смирнитский — Портос на все времена

Все советские мальчишки в детстве представляли себя благородными и храбрыми мушкетёрами, а девочки вздыхали, глядя на статных красавцев на телеэкранах. Afisha.London побеседовала с легендарным Портосом, актёром Валентином Смирнитским о спектакле «Хочу купить вашего мужа», о жизни после «мушкетёров» и о славе, как у «Битлз».

 

Валентин Георгиевич, у спектакля «Хочу купить вашего мужа» долгая театральная жизнь и наконец-то вы с ним доберётесь к нам!

— Да, долгая и счастливая жизнь, мы с ним полмира объездили, побывали в Америке, Израиле, во многих странах Европы. Но для Лондона это будет премьера.

— А для вас лично это будет первая поездка в Лондон?

— Нет, я и раньше бывал здесь со спектаклями, хоть и недолго, к сожалению. Лондон мне очень нравится, для меня это уютный, комфортный город с потрясающими традициями. Здесь всегда приятно находиться даже несколько дней. Всегда можно найти места, куда хочется пойти, посмотреть что-то.

 

 

— Вам больше нравится играть спектакли в России или ездить на гастроли за границу?

— Я уже так давно в профессии: и в России много гастролирую, и за рубежом. Но за границей мне всегда интересно наблюдать, как реагируют на русский театр, причём не только русские, но и иностранцы. Например, мы три недели гастролировали по Японии со спектаклем «Гамлет» Петера Штайна. Сцена была круглая, на больших экранах транслировали субтитры, а ведь так воспринимать драматическую постановку намного сложнее! Но принимали очень хорошо, несмотря на огромную разницу культур и мировосприятия, реагировали примерно так же, как и на родине. Мне очень понравилось, невероятный опыт.

— В постановке «Хочу купить вашего мужа» задействовано всего три актёра. Насколько это комфортно?

— Маленький коллектив требует психологической совместимости. Как говорят космонавты, чтобы друг от друга не устать, не надоесть. Но мы отлично сработались. Я единственный мужчина в спектакле. И продюсер женщина, и постановщик, и помощник по технике тоже. Они ко мне очень бережно относятся, поэтому свои плюсы в этом есть.

— У вас такое невероятное количество ролей в кино, сериалах, театральных постановках, вы много занимались озвучкой. Что вам ближе?

— Я в этой профессии уже больше полувека, как говорят, «столько не живут». Поэтому сейчас уже трудно рассуждать про мои предпочтения. Но если выбирать, театр для меня — на первом месте. Я к нему очень уважительно отношусь, это основа всего. Опыт работы в театре даёт возможность профессионально работать и в кино, и во всех других актёрских профессиях.

 

Читайте также: Анна Каренина: русская классика глазами англичан

 

Спектакли «Слухи» и «Сказки старого Арбата»

 

— А в Щукинское театральное училище поступали целенаправленно? Вы хотели стать актёром или так сложились обстоятельства?

— Очень даже целенаправленно! Я вообще жил недалеко от Щукинского училища. И несмотря на то, что я сначала даже и не думал об этой профессии, в старшей школе меня театром «заразили». Учительница по литературе и русскому языку вела драматический кружок, помогала нам таким образом знакомиться с классикой. В какой-то момент она предложила мне поучаствовать в нескольких постановках. С тех пор я загорелся этой профессией и поступил, хотя конкурс был огромный.

— А о своём выборе профессии никогда не приходилось жалеть?

— Конечно, приходилось! И сомневался, и жалел, всё было… В девяностые годы с работой было совсем плохо, но как-то удержался на плаву.

 

 

— Кем бы вы были, если бы не были актёром?

— Наверное, спортсменом. У меня были хорошие спортивные данные, обещали большое будущее. Играл бы в футбол… Но я увлёкся театральной идеей.

— А есть театральные роли, о которых остались тёплые ностальгические воспоминания?

— Конечно, это и русская классика, которую я достаточно переиграл, и знаменитые постановки Шекспира, которые у нас были поставлены в восьмидесятых годах.

 

Читайте также: Сказочник в Лондоне: три визита Корнея Чуковского в Великобританию

 

— У вас в ролях и Чехов, и Шекспир, и Фитцджеральд — об этом, наверное, любой актёр может только мечтать. А остались роли, которые сыграть хотелось, но не удалось?

— Я очень люблю Антона Павловича Чехова. Всю жизнь мечтал сыграть — и в какой-то момент был очень близок к исполнению мечты — доктора Астрова в «Дяде Ване». Мечтал сыграть Хлестакова когда-то давно, но тоже не сложилось. Есть такая поговорка: «Актёр — это кладбище несыгранных ролей». Много чего хотелось бы сыграть, но одной жизни не хватит для этого, что поделаешь.

— Несмотря на колоссальное количество ролей в театре и кино, для многих вы в первую очередь Портос из «Д’Артаньяна и трёх мушкетёров». Спокойно к этому относитесь?

— Это произошло со многими артистами, например, с Вячеславом Тихоновым, который сыграл Штирлица. Да много с кем, не только я «жертва» популярности одной роли, это такая актёрская судьба. Я никогда не спекулировал образом мушкетёра и не повторялся в подобном качестве. Отношусь к этому с юмором и с благодарностью. С юмором, потому что понимаю: я хоть и заложник этой роли и популярности, но я про свою профессию всё знаю и в ней состоялся. А с другой стороны, с благодарностью, что это случилось в моей жизни. Меня за это зритель любит и ходит на меня смотреть — это хорошо.

 

Фото со съёмок фильма «Д’Артаньян и три мушкетёра»

 

— Нет раздражения, когда к вам с этим подходят? Михаил Боярский, например, не слишком благосклонно относится к народной любви к Д’Артаньяну…

— Михаил вообще очень закрытый человек. У него была просто бешеная популярность, связанная с этой ролью, вы себе представить не можете! Это сравнимо, наверное, только со славой «Битлз», в масштабах России, конечно. Да и до сих пор, где бы он не появился, это вызывает всплеск эмоций, поэтому когда он слышит «Д’Артаньян» — рефлекторно включается защитная реакция. Хотя он человек умный, философски к этому относится, чувство юмора у него отличное.

— А когда вспоминаете о съёмках этого фильма, что приходит на ум в первую очередь?

— Вспоминается потрясающая атмосфера. Мы на съёмках этой картины практически все подружились. В этом году ей исполняется сорок лет, и в течение всего этого времени мы остаёмся большими друзьями, что нечасто случается в актёрской жизни. Я снимался со многими знаменитыми актёрами и благодарен за то, что смог с ними поработать, но такая дружба возникла только на тех съёмках.

 

Читайте также: Юрий Гагарин в Лондоне: как впечатлить королеву и стать героем Великобритании

 

— А вы любите театр как зритель?

— Люблю и хожу, слежу за новинками, актёрскими и режиссёрскими работами. Это составная часть профессии, от этого никуда не денешься, надо быть в курсе, не терять любознательность. Мы же живём здесь и сейчас, чувствовать время очень важно.

— А есть театр, который вам импонирует? Или режиссёр?

— Есть режиссёры, которыми я интересуюсь, на постановки которых хожу. Константин Богомолов мне нравится, Римас Туминас — с ним я давно знаком — потрясающе руководит театром имени Вахтангова, у них прекрасные постановки. Петя Фоменко был замечательный, я с ним дружил и работал в молодости. Во времена моей учёбы я обожал театр «Современник», он тогда только появился, ещё знаменитый театр на Таганке Юрия Петровича Любимова. Обожал ходить в Московский Художественный театр, в Малый театр — много чего пересмотрел. Я всё это читал, знал, мне было интересно, что и как.

 

 

— Тогда было золотое время театра?

— Да, конец 60-х и 70-е годы — это был такой Ренессанс в России, расцвет театральный и кинематографический. До сих пор ведь по телевизору показывают много фильмов того времени, это наш «золотой фонд».

— Мне кажется, в последние годы мы тоже наблюдаем подъём интереса к театру в России.

— Однозначно, в России возрос интерес к современному театру, на какие-то спектакли очень сложно достать билеты, они бывают невероятно дорогими, театры часто выезжают на гастроли. В тот же Лондон много спектаклей привозят театр имени Вахтангова, МДТ, «Современник».

— Вы упомянули Константина Богомолова. Вам нравится театр, который провоцирует?

— Старение артиста не только в его возрасте, а в потере интереса ко всему новому. Жизнь вообще, а сейчас особенно, очень быстро меняется, стремительно движется вперёд. Не только с точки зрения технологий, с искусством так же: живопись, театр, кино… Надо следить за всем этим!

— А эти изменения в театральной сфере вам импонируют или вы принимаете их как нечто неизбежное?

— Что-то мне нравится, что-то — нет, но у каждого свои критерии и восприятие. По крайней мере, мне всё это интересно!

 

 


Читайте также:

Продюсер Илья Стюарт «Лондон — это место силы»

Гид по именам: британские актрисы театра и кино

Проект «Открытые двери»: помощь русскоязычным женщинам в Лондоне

error: Content is protected !!
Afisha.London

БЕСПЛАТНО
ПОСМОТРЕТЬ