Продюсер Илья Стюарт «Лондон — это место силы»

Илья Стюарт — российский продюсер кино и рекламы, основатель компании Hype Film, ролики которой неоднократно становились призёрами «Каннских львов». Илья принимал участие в создании таких работ Кирилла Серебренникова, как «Ученик», «Лето», «Петровы в гриппе» и многих других картин, полюбившихся зрителям («Уроки фарси», «Родные»). Журнал Afisha.London побеседовал с продюсером, который приехал на Неделю российского кино. Говорили о кино и рекламе, выгорании и важности интуиции в продакшене, о женщинах и, конечно, о Лондоне.

 

— Илья, у вашей компании важная веха в развитии: десять лет в производстве рекламы и музыкальных клипов, шесть лет в производстве кино. Скажите, а как всё начиналось, и где вы познакомились со своим партнёром Мурадом Османном?

— Познакомились мы, как ни странно, в Лондоне: мы параллельно учились, я в Goldsmiths University, а Мурад в Imperial College. Несмотря на то, что я был довольно интегрирован в университетскую жизнь, в какой-то момент я заскучал по российским друзьям. Мы как-то нашли друг друга с Мурадом и другими нашими общими знакомыми, которые учились в Лондоне в тот момент, и начали приятельствовать. Уже в Москве, после работы в рекламном агентстве, я понял, что хочу начать своё дело. Тогда-то мы и договорились каким-то естественным образом с Мурадом о небольшом стартапе, не думая ни о чём: ни о долгосрочных планах, ни о стратегиях развития. Это всё случилось очень органично и искренне.

 

 

— У вашей компании интересное название — Hype Film. Вы могли представить тогда, что это фраза будет иметь негативный оттенок?

— Да нет, конечно. Это слово не новое и употреблялось в прессе исключительно в позитивном контексте. Когда мы 10 лет назад называли компанию, нам в голову не приходило, что это слово будет иметь такой вес, особенно в России. Люди, которые не знают, что мы долго существуем, думают, что мы иронично себя таким образом назвали. Но мы принципиально решили не менять название. Хотя какое-то время я сталкивался с вопросами, усмешками и косыми взглядами. Но многие, кто знают, понимают, что мы опередили тренд в этом смысле.

 

Первые годы Hype Film. Фото: ReelSource

 

— Как рождаются ваши продюсерские проекты в кино? Как вы понимаете, что выстрелит? Это врождённая интуиция, какое-то понимание того, что может «сработать»?

— Мне, на самом деле, очень повезло. Мне повезло, что мы с Мурадом выстроили бизнес интуитивно. Благодаря этому у меня была возможность делать в кино только то, что я хочу. И я до сих пор принципиально придерживаюсь этой концепции. В первую очередь я полагаюсь на интуицию, наверное: меня интересует определённое кино. Мы скорее компания, которая ориентируется на режиссёров, и я не только ищу идею, когда обращаю внимание на кинопроект, а ещё и видение за этой идеей. Например наш, уже можно смело сказать, успешный союз с Кириллом Серебренниковым. Это, в первую очередь, вера в автора — бескомпромиссная и стопроцентная. И мы готовы быть солдатами этого автора и идти за ним до конца. Если мы инициируем проект, то всё равно хочется делать кино, от которого ты будешь получать только искреннюю эмоцию. Например, «Уроки фарси»: прочитав сценарий, мы с коллегами и партнёрами поняли, что мы не можем не сделать этот фильм, так как для каждого из нас это был выстрел прямо в сердце. Это та эмоция и тот момент магии, ради которого мы занимаемся кинематографом. Понятно, что не всегда получается, но важно всегда ставить себе такую цель.

— Почему вы взялись за проект фильма «Лето» как продюсер?

— Это, наверное, первый случай в моей карьере, где я почувствовал личную колоссальную ответственность за такой важный элемент нашей культуры, как рок-движения в 80-е и рождение звёзд, как Цой и Науменко. Сначала был сценарий, несколько версий этого сценария. Мы общались с разными режиссёрами и естественным образом пришли к разговору с Кириллом Семёновичем [Серебренниковым], который сказал: «Давай». Нам повезло, что у нас с партнёрами был доступ к правам на музыку на тот момент, на основе которой мы и инициировали проект. Изначально это была довольно прагматичная продюсерская задача — сделать фильм про легенду русского рока. Конечно, хочется воспользоваться возможностью, когда у тебя есть доступ к правам на музыку таких исполнителей, поэтому сначала мы делали проект с такой точки зрения. А потом столкнулись два мира, два продюсерских принципа в широком смысле: идея, возможность и материал столкнулись с очень мощным и уникальным видением автора. Для меня это идеальный пример того, как мне бы хотелось делать все проекты. Кирилл Семёнович оставил свой абсолютно уникальный штамп на проекте, внёс авторский почерк. Мне же, как человеку, который сознательно вернулся из-за границы после учёбы и захотел построить бизнес в России, очень интересно лично изучать свою страну через то, что мы создаём. Для меня это такая личная внутренняя миссия.

 

 

— А в вашем плейлисте есть русский рок? 

— Я слушаю вообще всё! Честно признаться, я меломан, у меня плейлист очень своеобразный: по нему нельзя оценить, какой я национальности, какого я возраста и что меня интересует в жизни.

— Расскажите, почему и с чем вы приехали на Неделю российского кино в Лондоне?

— Во-первых, я соскучился по Лондону. И мне нравится, что существуют различные нишевые кинопоказы для определённого сегмента публики вроде Недели кино. Очень важно, что есть возможность посмотреть на большом экране те фильмы, которые не всегда можно увидеть в кинотеатре в России. В рамках этого фестиваля участвуют два фильма, к которым я имею отношение: это «Петровы в гриппе» и «Спутник», который мы сделали с партнёрами Art Pictures и «Водород». Кроме большого количества встреч, которые у меня запланированы в Лондоне, есть, конечно, задача ещё и встретиться со зрителями этих двух показов.

 

 

— «Петровы в гриппе» — очень любопытный фильм, непростой. Как он снимался? Его съёмки выпали на пандемию?

— Съёмки выпали не на пандемию, а на довольно непростые личные обстоятельства нашего режиссёра, поэтому снимался он очень сложно. У Кирилла Семёновича были судебные дела в процессе съёмок. Но наш процесс съёмок только подчёркивает его как автора, как личность. Единомышленники, которых Серебренников собрал вокруг себя, сплотились и, вопреки его сложному графику, получилось снимать это кино холодной московской зимой. При этом смены были, как видно в фильме, в основном ночные: в том числе и по логистическим соображениям, но, мне кажется, это ещё и отражение личного состояния автора.

 

Читайте также: Антон Долин «Искусство — это любовь. Заставлять не нужно»

 

— Как пандемия повлияла на мир кино, по вашему мнению? Были ли положительные моменты в этом для вас? Чем занималась компания Hype Film?

— Это вообще удивительно. Понятно, что мы все устали и мечтаем, чтобы жизнь и мир вернулись в прежнее русло, и они возвращаются, несмотря ни на что. Но именно в нашем случае мы сфокусировались на девелопменте, как и многие во время пандемии и, как мне кажется, не проиграли. Нашу кинокомпанию всегда интересовали международные аспекты бизнеса: мы делаем фильмы на немецком, французском и английском языках. И поскольку в пандемию все оказались дома, я почувствовал, что у меня есть невероятный доступ ко всему, к мировой индустрии. До этого приехать, например, в Лос-Анджелес и встретиться со студийными боссами было скорее непросто: ты неделями должен был назначать эти встречи и искать моменты в графике, чтобы прилететь через океаны. Во время пандемии же мы все познакомились, запустили множество проектов. Я почувствовал, что очень люблю киноиндустрию за способность сплотиться в сложный момент и быть единым целым. Мы запустили несколько сериалов и фильмов с авторами мирового уровня, с некоторыми из которых мы до сих пор физически не встречались.

 

Илья Стюарт, Светлана Устинова, Аня Чиповская, Юрий Козырев, Мурад Османн. Фото: Анна Темерина

 

— Какие у студии профессиональные планы? Будете продолжать снимать авторское кино или что-то более мейнстримное? Может, хотите выпустить что-то для платформ?

— Нужен баланс. Мы выпустили комедию «Родные» в начале пандемии, и это был один из самых кассовых российских релизов в этом году. Это был очевидно коммерческий проект, который придумали авторы и наши партнёры Жора Крыжовников и Алексей Казаков. После этого мы подписали сделку с платформой ivi, следующие два года мы делаем для них несколько сериалов. Коммерческое направление и работа над сериалами большая часть нашей стратегии на ближайшие несколько лет. При этом, лично я как продюсер продолжаю гореть авторским кинематографом, и всегда в поиске дебютантов, и в этом смысле одно не исключает другого. Развитие дебютантов — это большая часть нашей миссии. Например, фильм «Спутник» — потрясающий пример того, как сработала «экосистема» Hype Film, потому что с Егором Абраменко мы много лет снимали рекламные ролики. Затем он снимает свой дебютный фильм «Спутник», который продаётся в 50 странах всего мира, попадает в топ-10 фильмов американского iTunes, и мы договариваемся о ремейке с Мэттом Ривзом — режиссёром новой картины про Бэтмена. Это пример того направления, которое я вижу в нашей долгосрочной стратегии в том числе, построить некий мост между российской киноиндустрией и рынком за рубежом.

 

 

— Наше кино в Голливуде. Когда там будет больше русских и что мешает русским выходить на международный рынок? Язык, темы, культурный фон?

— Ничего не мешает, на самом деле. Наверное, единственное, что фактически мешает — это отсутствие знания языка у многих. И как только это перестанет быть фактором, российских кинематографистов будет очень много в голливудской системе. Их уже приличное количество, и голливудcкая система исторически всегда черпала творцов извне. Мы и сейчас видим это по трендам мирового кино: фильм, который получил «Оскар» в прошлом году, это «Паразиты» корейского производства. Сериал, собравший больше всего просмотров на Netflix, тоже корейская «Игра в кальмара». И всё это смотрят с удовольствием с субтитрами. Мне очень нравится, что это то, куда двигается Голливуд и индустрия, в целом. Я стараюсь быть бенефициаром этого, потому что есть большой фокус интереса к России — могу с уверенностью сказать и на своём примере, и на примере некоторых проектов, которые у нас сейчас в разработке. Поэтому ни у кого нет оправданий, чтобы не делать кино там, если есть такая цель. Вообще уже нет такого «они против нас», есть мировая киноиндустрия, к которой мы также принадлежим — это, как мне кажется, мы поняли в пандемию, а американский рынок понял сильно раньше.

 

Фото: Getty Images

 

— «Оскар» — мечта?

— Наверное, нет. «Оскар» и борьба за него с позиции продюсера — это больше инструмент, как и кинофестивали. Я думаю, что награды и оценка профессионального сообщества — скорее важнее режиссёру и тем профессиям, которые находятся перед камерой. Но, безусловно, «Оскар» до сих пор является высшей оценкой в глазах индустрии, и даже участие в гонке за ним уже указывает на принадлежность к высшей лиге кинематографа.

Что вам помогает не выгорать на работе и вдохновляет двигаться вперёд? Ведь быть антрепренёром очень энерго- и денежнозатратно.

— Я начал чувствовать минусы только в пандемию, потому что раньше я очень много путешествовал: смена картинки и новые места, знакомства — всё это сильно помогает держаться на плаву в тяжёлом графике. Но, как и многие за последние два года, я вспомнил, что важнейший источник энергии — это семья. Мы прошли все испытания друг с другом: мы все большой и очень разной семьёй жили в одном доме на пандемии. Можно, наверное, реалити-шоу про нас снять и продать кому-нибудь. *смеётся* Это самая главная вещь, которая помогает мне не сгореть. А сейчас снова есть возможность путешествовать: я только на прошлой неделе был на премьере фильма «Петровы в гриппе» в Париже, на днях у нас показ «Петровых» в Лондоне, через неделю я лечу в Нью-Йорк по деловым встречам — это вдохновляет и даёт энергию.

 

Читайте также: Режиссёр Сергей Ливнев: «В продюсеры не вернусь»

 

— Давайте вернёмся к истокам вашей работы: для вас реклама — это искусство или что-то другое?

— Реклама — в целом, конечно же, искусство. Но, в рамках нашей структуры — это больше бизнес, поскольку степень творческой свободы невозможно сравнить с тем же авторским кинематографом. При этом, если посмотреть, что выигрывало призы на «Каннских львах» (крупнейший международный фестиваль производителей рекламы — Прим. ред.) разных лет, то иногда это имеет более мощный эффект, чем некоторые успешные и известные на весь мир фильмы. Это, скорее, точная наука: рассказать историю и одновременно продать продукт за 30 секунд или за минуту — это очень сложно и не всем посильно. С этой точки зрения, реклама находится где-то между искусством и наукой, скорее. Ещё, реклама, безусловно, важнейшая часть поп-культуры. Стоит лишь вспомнить знаменитую серию роликов Budweiser “Wassup?!”, которую цитировали примерно все студенты моего возраста с западным образованием. Я до сих пор с большим интересом и с нетерпением жду ежегодный рекламный блок во время Superbowl, который часто оставляет не менее яркие впечатления, чем известное шоу в перерыве. Мне кажется, одни из самых умных людей в мире работают в рекламной индустрии. Я очень горжусь, что наша компания сделала много ярких кейсов на русском рынке, которые спустя несколько лет до сих пор служат референсами для рекламных агентств.

— Например?

— Один из первых роликов, который мы когда-либо сняли — манифест-видео для бренда Martini, их российского офиса и для агентства Friends, с которыми мы открылись примерно в одно и то же время. Это не было телерекламой, поскольку это реклама алкоголя, да и бюджета на такой подход не было. Это был двухминутный ролик, в котором нашему режиссёру и всей команде дали почти абсолютную свободу, лишь бы было попадание в бриф. Он стал ярким примером, который много лет в российской индустрии был референсом для самых разных клиентов: нам говорили «мы хотим, как в Martini». Мы абсолютно случайно сделали то, что стало трендом на несколько лет, а ведь мы просто выкручивались и не следовали установленным правилам рынка. Иногда, видимо, это самая верная стратегия.

 

 

—  Блиц-вопросы. Готовы? За что благодарны маме?

— Маме я благодарен за то, что меня родила, конечно. Наверное, ещё за то, что у меня есть беспрецедентный доступ к ней, как человеку, который может дать совет в любой момент. Учитывая, что она невероятно успешна в бизнесе, мне очень повезло, что я могу вне очереди обращаться к ней за консультацией в сложные моменты касательно бизнеса. Полагаю, это стоит очень больших денег. *смеётся*

— Какой язык хотели бы знать?

— Французский, который я учу всю жизнь и который я понимаю, но на котором я так и не заговорил свободно. Это моя цель на ближайшие несколько лет.

— Ваш любимый фильм?

— В разные моменты жизни это разные фильмы. Вечная классика для меня, фильм, который я не устаю пересматривать и который во многом послужил для меня двигателем, чтобы начать заниматься кино — это «Умница Уилл Хантинг» Гаса ван Сента. Сценарий к нему написали тогда ещё никому не известные Мэтт Дэймон и Бен Аффлек, и против всех законов индустрии на тот момент ещё и сыграли в нём. Это просто потрясающий фильм! В этом году мой любимый фильм — это «Рука Бога» Паоло Соррентино. Это очень личная картина большого гения, после просмотра которой, я сидел и молчал в кресле час.

— С каким режиссёром хотите поработать?

— Их очень много. Я бы со всеми хотел поработать, главное, чтобы они хотели поработать со мной. На самом деле, главное — смотреть в одну сторону с режиссёром, и тогда любой тандем режиссёра и продюсера не остановить.

— И последний вопрос. За что вы любите Лондон?

— Точно не за погоду и не за еду. Это очень сложный для меня вопрос, ведь я уехал отсюда когда-то сознательно. Но я жил в другом Лондоне в студенческие годы, конечно, по сравнению с тем городом, в котором нахожусь сейчас, занимаясь любимым делом. Лондон — центр мира и он всегда им останется, за это я его и люблю. На этой неделе мне удалось встретиться со старыми друзьями, завести новых друзей, договориться о новых проектах. Мне кажется, в этом всегда будет уникальность и особенность этого города: он интернационален, несмотря ни на что. И он место силы.

 

 

Фото на обложке из личного архива Ильи Стюарта

 

 


Читайте также:

Лучшие рождественские эпизоды в любимых сериалах

Семейные настольные игры для каникул и не только

Английские рождественские традиции

error: Content is protected !!
Afisha.London

БЕСПЛАТНО
ПОСМОТРЕТЬ