Быть билингвом — это нормально. Интервью с директором LinguaPlay Викой Тяжельниковой.

Дети, выросшие за рубежом, обладают колоссальным преимуществом — возможностью стать в полной мере двуязычными или билингвами. Однако поддерживать уровень владения русским языком за пределами речевой среды довольно сложно. Русский язык, не востребованный в основной школе, может забываться, грамотность ребёнка необходимо постоянно развивать. О том, как не упустить русскую речь, нужно ли помогать ребёнку делать уроки и зачем совершенствовать двуязычие рассказывает журналу Afisha.London основатель сети школ русского языка и художественного творчества LinguaPlay Вика Тяжельникова. 

 


Вика, давайте начнем с начала: как и когда вы переехали в Лондон? Какими были ваши первые впечатления? 

— Я переезжала в Лондон дважды. Первый раз — в 1996 году, второй раз и уже окончательно в 2001 году. Оба раза это было связано с работой мужа: он физик, и его пригласили на работу в Империал колледж. В первый раз мне в Лондоне было очень неуютно, и у нас в семье начался период странствий. Думаю, что я не прижилась тогда просто из-за дефицита информации. Ведь тогда не было ни социальных сетей, ни возможностей интернета в современном понимании. Тогда мы черпали информацию из местных газет, от знакомых, которые приехали раньше. Во второй раз я уже приехала, понимая, что навсегда, предварительно закончив дома все дела. 

Первое, что подкупает в общении с англичанами — искренняя доброжелательность, интерес к тебе как к личности. Это всегда доверие априори, они исходят из того, что ты порядочный человек, проявляют к тебе искренний интерес. При первой встрече нет никакой подозрительности.

Лондон для меня не был первой заграницей. До него я стажировалась в Германии, работала в международных проектах. Поэтому я сравнивала Англию не только с Москвой, но и с Германией и Нидерландами. Зарубежных впечатлений у меня было уже довольно много. 

 

 

В Англии дети очень рано идут в школу. Ребёнка отправляют на учёбу уже в 4 – 5 лет. Как вы думаете, такое ранее развитие полезно? 

— Школа здесь начинается слишком рано, на мой взгляд. Отправиться в школу в 4 года — это большой стресс для ребёнка. Мне гораздо ближе голландская система, когда дети идут в школу в 7 лет, уже разговаривая на голландском, немецком и французском языках. Языки и массу других важнейших навыков они осваивают в детском саду, а там превалирует игра. 

В Великобритании школьная система во многом связана с традициями прошлого, в частности режим школьного дня. В 3 часа дня когда-то давно с работы возвращались папы-шахтёры. Поэтому государственная школа работала до середины для. Сфера занятости с тех пор радикально изменилась, но режим школьного дня не рассчитан на семью, где работают оба родителя. Серьезным минусом начальной школы я также считаю отсутствие чёткой границы между учебной деятельностью и игрой. К сожалению, часто это просто пребывание в детском коллективе, которое чрезмерно утомляет ребёнка, особенно маленького. 

У британской школьной системы и огромное количество плюсов.  Важнейший момент, ядро системы образования, — абсолютная объективность оценки знаний на всех уровнях от начальной школы до университета. Ученики не списывают, это здесь в принципе невозможно, нет и не может быть никаких шпаргалок, экзаменационные комиссии полностью самостоятельны и никак не связанные со школами, критерии оценки знаний абсолютно прозрачны и доступны для каждого онлайн.  Поэтому британское образование признается и ценится во всем мире. 

 

Фото: Ольга Котилевская

 

Надо ли родителям помогать детям делать домашнее задание или арт-проекты? 

— Домашнее задание нужно обязательно помогать делать лет до 8–9-ти. Это связано исключительно с физиологией ребёнка. На внутреннюю мотивацию к учёбе дети в этом возрасте ещё не способны. А дальше наблюдать — у кого-то такая мотивация созреет раньше, у кого-то позже. Даже в советской школе, которая начиналась с 7 лет, считалось, что в первом классе мама должна помогать. Конечно, не нужно писать за ребёнка сочинения, но быть рядом, помогать, объяснять, показывать — обязательно, на мой взгляд. 

Что касается арт-проектов, делать их нужно в школе. Творческие задания для детей до 10 лет — это зачастую конкурс родителей. А лет с 10-ти помогать ребёнку с ними уже не нужно, он достаточно самостоятелен. Можно обсудить идею, помочь с подбором материалов, купить принадлежности, но не более. 

 

 

 

Почему вы стали преподавать русский язык? 

— Это получилось как-то само собой. 

Я всегда любила грамматику, структуру языка, поступила в университет без репетиторов, чем очень горжусь. Готовилась в МГУ совершенно самостоятельно, ходила на лекции в лекторий при МГУ. Очень повезло, что целый год лекции по грамматике в том учебном году читал сам профессор Д. Э. Розенталь. Именно тогда я научилась учиться, поэтому и закончила МГУ с отличием, сразу же поступив в аспирантуру. 

Известный факт: если ты поступаешь в МГУ, ты должен знать материал первого–второго курса. Изначально я хотела поступать на филологический, но пошла на исторический, передумав в последний момент. В университете я буквально «дорвалась» до учебы. Мне было интересно все – от латыни до политической истории и математического моделирования исторической статистики, чему позже и была посвящена моя диссертация. Второй моей специальностью был немецкий язык, заниматься которым я просто обожала. Истфак на рубеже 1980-90-х – это совершенно звёздный период факультета, мне повезло учиться у потрясающих профессоров и преподавателей. 

Моя карьера историка сложилась успешно, я работала в академическом институте, опубликовала более 80 статей, несколько монографий. Перед окончательным переездом в Англию я поняла, что заниматься историей больше не хочу. Хотя все свои обязательства выполнила, моя докторская диссертация была принята к защите, но на защиту я совершенно осознанно решила время не терять. Не хотела ещё год жить в Москве, на тот момент муж уже два года работал в Лондоне, мы должны были жить все вместе.  

Переехав в Англию окончательно, я через какое-то время решила, что буду заниматься русским языком. Первыми моими учениками были взрослые англичане, и у нас все шло довольно успешно. Но когда появились первые малыши, я почувствовала настоящую радость от работы. Я полюбила своих учеников, а они меня. Помню, как буквально в течение месяца у меня уже не было ни одного свободного дня. 

 

«Учитель — это тот, кто любит готовиться к уроку» 

 

Я готовилась к урокам как ненормальная, мне было все страшно интересно. В Москве я прошла курс логопедии, который подарил мне массу дополнительных знаний. На третий год практики я стала очень успешным репетитором, с большим удовольствием делала свои материалы, учила читать малышей, что доставляло мне несказанное удовольствие. Родители моих первых учеников были потрясающие, мне очень повезло. 

Работа репетитора очень интересная, и я очень люблю заниматься индивидуально, особенно с малышами 3-5 лет. Но есть и серьезный минус – все уроки начинаются после четырёх, поэтому собственная семья, конечно, страдает. Каждый день я возвращалась домой в 9-10 вечера, и я начала думать над тем, как объединить своих учеников в класс и заниматься только по субботам. Вполне логичным шагом виделось открытие своих классов, школой я тогда это называть не решалась даже для себя. Я думала, что объединю своих учеников в класс и буду работать только по субботам. Но как я сейчас понимаю, это была ловушка! Вообще, это было потрясающе наивно с моей стороны думать, что школа – это один рабочий день.

Мои мысли как-то неожиданно совпали с наблюдениями моих тогдашних родителей, и одна замечательная мама сказала: «Вика, Вам пора открыть школу для всех наших детей». А где-то через полгода мы познакомились с Полиной Катковой, которая пришла с уже готовым сайтом и названием. Так, в 2008 г. появилась первая школа русского языка LinguaPlay

 

Фото: Ольга Котилевская

 

Сейчас обучение в субботней школе практически обязательный элемент для очень многих семей, но раньше этого не было. Откуда возник тренд?

— В конце 1990-х идея регулярно заниматься русским языком была не очень популярна для русскоязычного населения Лондона. В те далекие годы сюда приезжали в основном учёные. Это были люди от 25 до 45 лет, обычно с хорошо говорящими по-русски детьми. Старшие дети прекрасно читали и писали, необходимости в занятиях русским языком родители не видели. 

А вот с малышами дело обстояло совсем по-другому.  У нас были московские знакомые, которые тоже уехали в Лондон раньше нас. Встречаясь с ними до отъезда, я слышала прекрасный малышовский русский их трёхлетних близнецов. Увидев детей через пять лет в Англии, я оторопела: русский язык у них практически пропал. Родители считали, что заниматься русским языком с детьми не нужно, английский был в абсолютном приоритете. На мои предложения позаниматься с детьми совершенно бесплатно, они говорили: «Зачем, у нас же уже есть британский паспорт». 

Ситуация с регулярными занятиями русским языком радикально изменилась в начале века. В 2001-2005 гг. Лондон буквально наполнился русскоязычными семьями с маленькими детьми, появились и малыши от русско-английских браков. Семьи с маленькими детьми переезжали не только из России, но и из «первой командировки»: из Америки, Германии и других стран. После расширения ЕС стали приезжать семьи из стран Балтии. Для этих семей вопрос заниматься или не заниматься русским языком не стоял. Они понимали, что им нужен русский, это было глубокое внутреннее убеждение. 

 

 

 

Как изменилась компания LinguaPlay с момента основания? Вы выросли за это время? 

— Конечно. В этом году открылась наша девятая школа. Сегодня LinguaPlay – огромная сеть, которая растёт во всех направлениях, включая другие часовые пояса. Кроме 9-ти школ выходного дня в Лондоне и ближайших графствах, у нас бурно развивается онлайн-школа. В школах выходного дня у нас довольно обширная программа. И это не только русский язык, но и ряд предметов, которые преподаются на русском языке, например, художественное творчество, драма, математика и другие. С 2014 года художественное творчество в LinguaPlay – это второе основное направление. Ученики, которые начинали заниматься в 3-5 лет, сейчас продолжают совершенствовать технику рисунка в наших художественных студиях в Гринвиче и Саттоне.

С 2018 года у нас есть курсы украинского, французского и греческого языков как для билингвов, так и на базе английского языка посредника с последующей подготовкой к GCSE и A-Level. Сейчас начинается набор на занятия латинским, древнегреческим и итальянским языками. Не все знают, но британские экзамены GCSE и A-Level можно сдавать в любом возрасте и не обязательно изучать эти предметы в школе или колледже. А лишняя квалификация еще никому никогда не мешала.

С 2020 г. онлайн с нами сотрудничают квалифицированные учителя английской начальной школы, которые занимаются с детьми на домашнем обучении и всеми, кому нужна дополнительная помощь.  

Онлайн мы предлагаем не только занятия для детей, но и дня взрослых по очень широкому спектру предметов – английский, живопись и рисунок, иностранные языки. Английский для взрослых – наше новое направление, мы готовим к IELTS, развиваем разговорные навыки, создаем группы английского языка для взрослых разного уровня. Мы всегда действуем по запросу, развиваем все направления, которые востребованы.  

 

Фото: Ольга Котилевская

 

В чём отличие LinguaPlay от других школ выходного дня? 

— Основное отличие — это наши принципы. Они были сформулированы на нашем сайте в момент основания компании, в 2008 году, и я ими горжусь. Если кратко, то мы не русская школа, мы — школа русского языка. Для меня это важный момент. Наша школа создана по модели языковых курсов, и мы занимаемся только и исключительно языком. Стараемся это делать очень хорошо, ведь у нас всего 37 учебных дней в году. В LinguaPlay мы придерживаемся того мнения, что формирование идентичности маленького человека – целиком и полностью дело семьи. В школе выходного дня мы развиваем язык, что позволяет дома родителям, бабушкам и дедушкам рассказывать о своих корнях, о той стране, из которой родители приехали в Великобританию. А таких стран на карте мира как минимум 15. 

В LinguaPlay мы стараемся максимально эффективно использовать наши 37 учебных дней для развития русского языка. Главная идея, конечно, научить ребенка слышать и записывать звук, «поймать» двуязычного ребенка в раннем возрасте, в 3–5 лет, когда фонематический слух максимально чуток и открыт к восприятию речевых звуков. Таким детям легко показать разницу: вот это твёрдый согласный звук, а вот это мягкий. Опираясь на классический подход в обучении детей младшего возраста, мы за прошедшие 15 лет создали собственную систему учебных программ, ядром которой является программа обучения чтению. Наша программа обучения чтению показывает хорошие результаты последние десять лет, она специально создана для детей, владеющих двумя языками и живущих в двух фонетических системах.

 

Читайте также: Аудиокниги для детей на русском: подборка зарубежной классики

 

Почему пришлось разработать собственную систему? Не было достаточного количества материалов для билингвов? 

— Материалы я собрала все, которые существовали. Тогда я часто ездила в Москву и помню, что каждый раз возила книги чемоданами. Можно сказать с уверенностью – российская логопедическая школа великолепна. Оттуда я многое почерпнула. Именно на достижения логопедии мы с коллегами опирались, разрабатывая свои первые материалы. Основной целью было не просто заложить основы билингвизма у детей, а развить двуязычие во всей его полноте, когда ребенок свободно переходит с языка на язык, прекрасно читает и пишет на обоих языках. Сейчас педагоги называют это высоким билингвизмом.  

Идея была в том, чтобы человеку было комфортно говорить и на одном, и на другом языке. А можно ли так сделать? В начале века это было скорее мечтой и целью, нежели фактом. Через 15 лет практики я могу сказать, что да, можно. Начав идти к этой цели, мы стали разрабатывать материалы таким образом, чтобы делать на уроках в LinguaPlay самое важно для каждой возрастной группы. Самое важное для развития языка в том или ином возрасте. Мы старались и стараемся не дублировать и не повторять то, что прекрасно учатся делать дети в английской школе, ведь билингвы переносят навыки с одного языка на другой, свободно применяя их на практике. Например, наши ученики из уроков английского языка прекрасно знают, что первое слово в предложении пишется с заглавной буквы. Тогда как их одноязычные ровесники изучают эту тему в первом классе существенное количество часов. 

 

 

 

Почему нужно ходить в школу? Разве частные уроки не более эффективны?

 — Начнём с того, что такое школа. Школа для ребенка — это важнейший этап в жизни. Когда появляется школа, в жизни ребенка появляется второй значимый взрослый – учитель и группа детей-ровесников, которые учатся вместе. Двуязычный ребенок чувствует себя гораздо более уверенным, когда в одной школе он учится на английском языке, а по выходным дням тоже учится в школе на русском языке. Так происходит параллельная работа с обоими языками в русле привычных и знакомых ребёнку учебно-игровых задач. Модель школьного обучения — это то, что позволяет ребёнку с двумя языками чувствовать себя уверенно. Это то, что мотивирует двигаться вперед, развивать язык. Конструкция социальных отношений, школьные знания — это очень важно. В формате репетиторства такой системы отношений нет, а в группе детей есть. 

 

Фото: Ольга Котилевская

 

Помимо занятий в школе, что, по вашему мнению, позволяет поддерживать семьям язык, не уходить в акцент? 

— Выигрывают те родители, у которых есть искренний интерес к ребёнку. Те родители, которые действительно общаются с ребёнком как с личностью. Это не просто список забот: готовить, играть, читать, уложить спать… Душевный контакт, интерес именно к личности ребенка, разговор, заинтересованные обсуждения —это бесценно. Если ребёнка интересуют сейчас звезды, можно почитать соответствующую книжку, посмотреть фильм, поговорить об этом. Очень многое зависит не просто от ребенка, а от его личных приоритетов на данный момент. 

Приведу пример: у меня была ученица, она совсем не хотела писать и читать, но страстно любила лошадей. Тогда я стала подбирать специально для неё слова для чтения и составлять маленькие тексты только и исключительно про лошадей: экипировку, верховую езду, наездников. И она удивительным образом научилась читать и писать, сама не заметив этого. То есть, очень важно попасть в сферу именно сегодняшних интересов маленького человека. 

Основа развития языка — это искренний интерес и душевные, доверительные отношения между родителем, который говорит на русском языке, и ребёнком. 

В целом, когда спрашивают, как поддерживать русский язык, я отвечаю: никак. Вы его не поддержите. Вы его или будете у ребёнка активно развивать, или упустите. Ведь ребёнок растет, развивается как личность, поэтому и язык нужно активно развивать.  

 

 

 

Кроме школы, у Вас есть издательство LinguaMedia. Расскажите, что там издаётся? Как пришла идея основать ещё и издательство? 

— Когда мы разрабатывали свои материалы, мы поняли, что гораздо проще написать самим, чем искать. Например, в знаменитом российском букваре есть маленький текст про мальчика, который идёт с ножом в руках по лесу. Смысл в том, что он идёт за грибами, а нож ему нужен, чтобы срезать гриб. Но у наших детей ни текст, ни картинка не откликаются. Почему мальчик идёт в лес? Почему мальчик один? Где его родители?  Зачем ему нож? Зачем он идёт и поёт? Текст и картинка отражают совсем другие реалии, они не знакомы британским детям. Это та самая ситуация, когда все слова понятны, но что именно и почему происходит вообще не ясно. 

Сложно учить читать, когда ты отвлекаешься на вот такие объяснения. Иллюстрации тоже очень важны для учебников. Мне повезло, я встретила в Лондоне художницу-мультипликатора Евгению Голубеву, сейчас она работает в детской редакции BBC. Евгения стала автором иллюстраций, которые очень близки ученикам LinguaPlay. Это потрясающе точный милый мультяшный стиль, его можно увидеть в серии «Простые книжки». Уже потом мы обращались к другим художникам и таким образом в течение вот уже десяти лет постепенно вышли на свой стиль визуального материала. 

Картинки в книжке должны быть понятны ребёнку, он должен узнавать на них себя и своих друзей. Тогда ребёнок ассоциирует себя с бытовыми ситуациями, не отвлекается и всегда готов обсуждать такие картинки. Мы всегда стараемся брать лексику и иллюстративный материал, которые близки нашим британским детям. 

 

Читайте также: В Россию без самолёта: художественные детские книги о русской культуре и истории на английском

 

Ваши книги и учебные пособия приобретают за пределами Великобритании? 

— Да, издания LinguaMedia мы отправляем по всему миру, отправляем и в библиотеки Америки, Германии, сотрудничаем с несколькими онлайн-магазинами.  Конечно, издательство LinguaMedia в первую очередь обеспечивает потребности школ LinguaPlay. Дети занимаются по рабочим тетрадям нашего издательства, наши учителя являются авторами учебных материалов. Это удобно и для учителей, и для родителей, наши издания приятно держать в руках. 

 

Фото: Ольга Котилевская

 

В чём состоит важность иллюстраций в учебниках и прописях?

— Обучение чтению занимает годы. Взрослый уже не вспоминает буквы, он воспринимает образы, картины, сцены, отношения. В процессе чтения у образованного человека в голове возникает его собственное кино. Во время обучения чтению книжная иллюстрация становится средством формирования этого кино, своеобразным посредником между словом, текстом и образом. Весь визуальный ряд становится мостиком для ребёнка к тому, что у него возникает собственное визуальное представление о тексте. Поэтому иллюстрация не должна быть банальной. Она должна быть такой, чтобы её хотелось рассматривать. Чтобы она подталкивала воображение, с одной стороны, и стимулировала процесс чтения, с другой. 

Скоро LinguaPlay будет отмечать 15 лет. Можно поздравить с юбилеем? 

— Да, будем. Поздравить нас можно будет 10 апреля 2023 года.

За это время у вас наверняка появились выпускники. Что, по вашему наблюдению, даёт британскому ребёнку свободное владение русским языком? 

— Года до 2015-го ребята не относились к русскому как к инструменту карьеры. Они получали сертификат, читали русскую классику, знание языка помогало поступить в университет, но сознательно идти на русистику никто не хотел. Могу сказать, что в 2016 – 2017 году было 2 случая: один выпускник поступил на русско-немецкую программу, второй на экономическую программу с русским языком. В 2019 году уже 8 человек пошли на специальности, связанные с русским. Это были международные отношения, политика, русско-китайская программа, курс Liberal Studies в Oxford, детская психология и курс логопедии. 

 

 

Несколько человек из первого поколения пошли в серьёзную медицину. Они уже взрослые дяди и тёти, им пригодился русский язык. В профиле любого врача вы всегда найдете сведения о языках, которыми он владеет.  Инженерное дело — это то, где удивительным образом русский оказался важен, потому что масса британских проектов связана с Казахстаном, приборостроением, геологией, сферой добычи газа и нефти. Не обязательно брать русский язык в качестве специальности в университете, хотя это и возможно. Но хороший уровень владения русским языком, подтвержденный сертификатом, очень ценится. Это факт. Компании заинтересованы в таких специалистах и будут заинтересованы ещё больше. 

Наши дети — британцы с русским языком. Для них русский язык — это инструмент. Быть билингвом для них – это нормально. А для нас, учителей и родителей, это по-настоящему круто! Мы гордимся нашими детьми, когда видим, как же свободно они переходят с языка на язык и как прекрасно владеют обоими языками.  Нашим детям повезло владеть двумя языками, которые охватывают колоссальную часть планеты. 

Русский язык преподают здесь в университетах как иностранный?

— Не всегда. Билингвов здесь выделяют в отдельные группы, для них есть специальные курсы и программы.  Если идти на русистику, нужно иметь очень высокий уровень владения языком. Этот высокий уровень начинается с результата 95% и выше на A-Level по русскому. Если сравнивать с привычной российской системой, то это уровень примерно третьего курса университета. 

 

Читайте также: Семейная советская киноклассика для зимних каникул

 

Фото: Ольга Котилевская

 

Сколько времени нужно заниматься для такого уровня? 

— Если мы говорим про билингвов, то одного раза в неделю будет достаточно. В школе мы готовим к экзамену GCSE и занимаемся с заделом на A-level, поэтому наши ученики довольно плавно переходят от программы к программе. 

А вот стать билингвом – это огромная работа и ребёнка, и родителей, и учителей. Это длительный путь, который в школах LinguaPlay начинается с 3-х лет.

 

Читайте также: Где в Лондоне: тематические парки развлечений

 

Нужно ли учить русский язык с ребёнком? 

— Обязательно. Я не встречала ни одного родителя, который бы не говорил со своим ребёнком по-русски специально. Но мы сотрудничаем и с теми, кто учит с нуля, у нас есть преподаватели и для таких студентов. Билингвизм закладывается от рождения, а особенно активно от полугода до полутора лет. 

Нужно ли заниматься? Смотрите: у вас уже есть бриллиант под названием билингвизм. Его нужно только огранить. Вы уже заложили язык понимания, а дальше вопрос огранки и упаковки. Если есть бриллиант, не надо им пренебрегать, его нужно холить и лелеять. Активное развитие билингвизма завершается к 10 –12 годам, а потом остаётся только продолжать совершенствовать язык и пожинать плоды. Это самая доступная для многих инвестиция в будущее ребёнка. Это крайне важно ещё и в психологическом плане — говорить с родителями на одном языке — важно для доверия и хороших отношений.

 

В Лондоне школы LinguaPlay работают в районах: Бекенхэм (Beckenham), Элтем (Eltham), Эпсом (Epsom), Саттон (Sutton), Сент-Олбанс (St Albans), Тонбридж (Tonbridge), Гринвич (Greenwich), Ричмонд (Richmond), Уотфорд (Watford). Узнайте подробнее на сайте школы

 

 

Фото на обложке: Ольга Котилевская

 

 


Читайте также: 

Татьяна Мельничук: Петербург-Лондон или история переезда с визой талантов

Мнение эксперта: когда и как надо учить ребёнка читать по-русски?

В Россию без самолёта: художественные детские книги о русской культуре и истории от английских авторов

error: Content is protected !!
Afisha.London

БЕСПЛАТНО
ПОСМОТРЕТЬ